УкрРус

Бизнес и реформы в Минобороны. Почему изменения идут медленно

В конце июля этого года я получил приказ о продолжении своей службы в Вооруженных Силах Украины в составе Проектного офиса реформ Министерства обороны. Приступая к выполнению служебных обязанностей, ожидал, что одним из наиболее сильных союзников в работе Проектного офиса станет украинский бизнес, - пишет боец ВСУ Максим Колесников для "ЛигиБизнесИнформ".

К сожалению, по прошествии трех месяцев с момента начала моего участия в реформировании министерства, вынужден признать - бизнес не помогает реформам, наоборот, зачастую их тормозит. Причина этого кроется в нежелании предпринимателей подстраиваться под новые подходы в работе, которые внедряет в министерство Проектный офис, развивать свои бизнес-процессы в сторону стандартов НАТО. В этом бизнес удивительным образом является союзником старой бюрократической машины Минобороны и тех функционеров, которые своей деятельностью за годы независимости разрушили Вооруженные Силы.

В чем был основной принцип работы таких сотрудников министерства? Снять с себя всякую ответственность за что бы то ни было, и при этом максимально заработать на распределении тех скудных ресурсов, которые выделяло армии государство. Бизнес при этом зарабатывал куда меньше, чем мог бы даже при тех же бюджетах, поскольку чиновники обладали абсолютным влиянием при выборе подрядчика или поставщика. Достигалось это влияние в первую очередь тотальной закрытостью военного ведомства. Технические условия закупок были тайной за семью печатями. Очень часто использовался принцип "соответствие имеющемуся образцу", при котором образец был у некоего чиновника МОУ, который и определял соответствие или его отсутствие. Тендеры проводились, но благодаря системе секретности, которая была и есть искусственно усложненной, но очень удобной для отсева поставщиков "с улицы", побеждали всегда те "правильные" компании. Сохранение советских норм в обеспечении солдат позволяло чиновникам поддерживать иллюзию возможности создания дешевой армии, при этом дерибанить бюджет по старым проверенным схемам. Отсутствие автоматизации учета приводило к фактической бесконтрольности подрядчиков и поставщиков, что, с одной стороны, защищало их от упреков в низком качестве предоставляемых услуг и товаров, с другой стороны - прикрывало коррупционеров от возможных проверок. Периодические попытки реформировать армию и министерство при сохранении всех старых принципов работы приводили лишь к перераспределению "потоков" без реальных улучшений ситуации.

Реформы, которые начаты сейчас в Министерстве обороны, в первую очередь призваны радикально улучшить ситуацию с материально-техническим обеспечением военнослужащих. Нормы обеспечения пересматриваются в сторону расширения, повышения качества выдаваемого снаряжения, формы и экипировки. Выделяются бюджеты на закупку десятков новых наименований предметов, необходимых военнослужащему, а количество выдаваемых комплектов увеличивается в разы. Технические условия открываются и размещаются в интернете, для того чтобырасширить круг поставщиков, снимаются требования по соответствию неким неизвестно откуда взявшимся образцам. Введена система открытых электронных торгов, чтобы сделать закупки прозрачными для общества и бизнеса. Казалось бы, производи и продавай, следи за качеством, соблюдай сроки поставок и зарабатывай сотни миллионов.

Не тут-то было.

Компании, привыкшие к подковерной борьбе и коррумпированным чиновникам, упорно не хотят работать по новым, открытым правилам, без схем, но с новыми стандартами. Технические условия месяцами игнорируются, несмотря на огромное количество встреч между руководством компаний и профильными специалистами министерства. Вместо инвестиций в производство, улучшение качества, компании тратят деньги на пиар-кампании в соцсетях, пресс-конференции, создание фейковых ассоциаций, заказ анонимных статей в прессе. Социальные сети наводняются материалами от неизвестных ранее "волонтеров", равно как и вполне известных паникеров. В качестве лоббистов своих интересов компании нанимают бывших работников министерства, сотрудников контролирующих органов, прокуратуры и СБУ. Высший пилотаж - это попытки продавить свои интересы через народных депутатов, которые могут зайти к министру обороны и принести ему пару берц - мол, вот такие надо покупать. Доходит до такой экзотики, как создание петиций на сайте президента Украины с требованием прекратить вот такой эксперимент или пилотный проект. Все это имеет одну цель: оставить все как было. Ведь для конкретных поставщиков все было более чем отлично, и откаты были принятой статьей бюджета.

Конечно, находятся компании, которые постепенно приступают к изменениям в своей деятельности. Бывает, что в самый неожиданный для проплаченных лоббистов момент появляются новые поставщики, которые объявляют о том, что они уже инвестировали в производство и готовы работать по новым техническим условиям, по современным стандартам, которые вводятся в министерстве. Но в целом этот процесс идет очень медленно, непростительно медленно для воюющей страны. Патриотизм многих заканчивается вывешенным на автомобиле флагом.

Мне могут ответить, что бизнес много раз пытался верить государству, а потом обжигался, и теперь не хочет рисковать и ломать налаженные процессы и инвестировать деньги. Но разве риск солдат на фронте не больший? Разве переживали мы раньше военное время? И разве покупались когда-то в таком количестве современные бронежилеты и каски, форма и берцы, разгрузки и карематы? Если мы хотим прийти к социально ответственному бизнесу европейского образца - то бизнесу самое время начинать меняться. И начать стоит с реальной поддержки реформирования Министерства обороны.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги