УкрРус

Во славу Владимира, но другого

Я прожил всю жизнь в непосредственном соседстве с Воробьевыми горами, лучшей и высшей точкой Москвы. Сталину, наверное, в аду иногда дают холодной воды за придуманный им парк вокруг университета. Сталин понимал, что Воробьевы горы лучше не трогать, и построил университет не там, где предполагалось в свое время строительство храма Христа Спасителя по проекту Витберга – непосредственно на месте нынешней смотровой площадки, – а в километре от нее. И не в том дело, что возможны были оползни, а в том, что есть на свете действительно сакральные точки.

Воробьевы горы самим Богом охраняются, чтобы быть заповедником, лесом на берегу Москвы-реки, местом свиданий, вотчиной соловьев и черемухи. Они не потерпят никакой казенщины. Никакому бизнесу их тоже не освоить. Помню, Лужков собирался там построить грандиозный торговый центр с подземным паркингом – вся московская интеллигенция на митинг собралась, отстояли нашу смотровую площадку и наших соловьев.

И у возводителей статуи великого князя Владимира на Воробьевых горах тоже ничего не выйдет. Дело даже не в порочности самой идеи – отнять у Киева статус матери городов русских: проблема в том, что Владимирская горка все равно есть только в одном городе, пусть даже этот город сегодня нам враждебен и сами мы для этого сделали очень многое. Ничего не поделаешь – Владимир крестил Русь не в Москве-реке. Можно возвести в Москве пирамиду, отчего нет, бабок хватает, но она не станет Каиром; нетрудно в принципе поставить и статую Свободы – но свободы не прибавится; даже если выстроить в Москве храм Воскресения Христова и организовать (наука умеет много гитик) схождение туда Благодатного огня – Москва не станет Иерусалимом. Есть что-то глубоко американское, в хорошем смысле провинциальное в этой идее перетащить к себе все святыни: американцы назвали десяток своих городов Москвой, столько же – Санкт-Петербургом, имеется у них и свой Оксфорд, да много чего имеется. Но неужели мы хотим подражать им в этом?

Но мало того что идея эта нехороша – она бесперспективна: Воробьевы горы отторгают любые попытки использовать их в интересах мирской власти. Переименование их в Ленинские не прижилось, породило только анекдот о переименовании Ленина в воробья. Булгаков чувствовал, что это место непростое – потому там и разворачивается действие финальных глав "Мастера". Именно оттуда стартует Воланд со свитой. А все почему? Потому, что нечистые замыслы и сомнительные инициативы этим конкретным местом отторгаются. Ведь не во славу веры ставят там Владимира, а чтобы угодить совсем другому Владимиру. Так вы этого Владимира там и поставьте. Прикольно будет смотреть, как он довольно скоро… Молчу, молчу.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги