УкрРус

Кто выведет ФИФА на чистую воду?

Внеочередной конгресс ФИФА, который намечен на 26 февраля, должен ответить на некоторые очень важные вопросы и позволить этой организации выплыть из бурного водоворота болезненных скандалов и разоблачений, в котором она оказалась в последние месяцы, в более спокойные и чистые воды. Для этого необходимо, чтобы более чем 200 делегатов от национальных футбольных ассоциаций приняли предложенный пакет реформ. Учитывая все нарастающее давление американских и швейцарских судебных органов, скорее всего, так и произойдет.

Открытым остается вопрос, не захочет ли швейцарская или международная юстиция накануне Конгресса еще раз поиграть мускулами и попугать, в качестве профилактики, действующих функционеров ФИФА? На самом деле, причины и поводы для таких акций "устрашения" при желании можно найти без труда, особенно если учесть, сколько всего уже случилось с конца мая прошлого года: мы были свидетелями и арестов, и разного рода разоблачений, и чистосердечных признаний, и отставок и даже запретов на профессию.

Все это до поры до времени казалось нам настоящей фантастикой, однако вмешательство швейцарской, на пару с американской, юстиции привело к тому, что мы убедились: ничего невозможного тут нет. И так получилось, что в один прекрасный момент ФИФА перестала быть тем, чем она была все прошлые годы. Похоже, надо исходить из того, что возврата её к былому блеску и влиянию уже не произойдет.

Из структуры, считавшей себя неприкосновенной, из гордой федерации, обитавшей где-то "в одной отдаленной Галактике", она превратилась в чрезвычайно хрупкую конструкцию, которая теперь, фактически попав под внешнее управление американских юристов, отчаянно пытается изобразить себя с формально-юридической точки зрения не преступником, но жертвой преступных деяний, совершенных отдельными лицами.

Не раскаявшийся Блаттер

Не менее абсурдной является роль, которую взялся играть во всей этой пьесе свергнутый со своего трона Зепп Блаттер, упорно настаивавший, что на посту президента ФИФА он, де, Комитету по этике не подчиняется и для него Комитет не указ, хотя, скорее всего, это была всего лишь отчаянная попытка человека, четыре десятилетия подряд руководившего ФИФА, в упор не видеть все те исторические изменения, что произошли в футболе за последние годы.

А между тем новая эпоха требует от ФИФА многого: ограничения сроков пребывания высших функционеров на своих постах, полной прозрачности в сфере их доходов, решительного отделения политических интересов от коммерческих, прояснения правового статуса (ФИФА), прозрачного и честного менеджмента, вовлечения всех футбольных и околофутбольных сил и структур в процессы принятия решений, сокращения бюрократического аппарата, совершенствования программ развития футбола, справедливых конкурсов в сфере распределения выгодных подрядов. Все эти вещи должны быть, по большому счету, совершенно естественным элементом нормального развития любой компании, чего, однако, применительно к ФИФА, так и не произошло, несмотря на несметные миллионы франков, потраченные на так называемые реструктуризации.

И вот теперь возникает вопрос, а кто, собственно, возглавит ФИФА на новом этапе ее истории? Пять кандидатов участвуют в предвыборной гонке. Главный аутсайдер среди них — южноафриканец Токио Сексвале (Tokyo Sexwale), который, как полагают, может сойти с дистанции еще до выборов. Если Т. Сексвале и вел выборную кампанию, то она прошла как-то незаметно. Фаворитами выглядят шейх Салман аль-Халифа (Salman Al-Khalifa) из Бахрейна и Джанни Инфантино (Gianni Infantino) из Швейцарии, кооптированный УЕФА в качестве временный замены отстраненного от футбола Мишеля Платини.

Шейх Салман бин Ибрагим аль-Халифа, нынешний президент Азиатской футбольной конфедерации, является зримым доказательством восхождения новых сильных региональных актеров, таких, как эмират Катар, стремящихся конвертировать экономическую мощь в усиление собственных позиций в мировом спорте. Что касается Джанни Инфантино, то перед ним стоит цель обеспечить УЕФА степень влияния внутри ФИФА, по праву причитающуюся Европе в качестве спортивного и промышленного супер-игрока.

Да и то верно — превращение УЕФА в своего рода герметически замкнутое пространство внутри ФИФА пошло бы всемирной Ассоциации футбола только во вред, ведь получилось бы, что ФИФА нуждается в УЕФА, а вот европейский футбол без мировой организации вполне проживет, причем неплохо. В случае же победы Шейха Салмана все будет зависеть от того, каких людей расставит он на ключевых позициях в ФИФА.

Новый властный тандем?

В случае своего избрания на пост главы ФИФА Джанни Инфантино обещает, в частности, расширить состав финального турнира мирового первенства по футболу с 32 до 40 команд. У знатоков футбола такого рода планы вызывают законный скепсис, крупные же клубы заранее напрочь отказываются соглашаться с ними.

В такой ситуации вполне можно было бы повнимательнее присмотреться и к еще одному аутсайдеру по имени Жером Шампань (Jérôme Champagne), который нуждается буквально в каждом голосе для того, чтобы хотя бы преодолеть первый отборочный раунд, а потому ведет себя умно и не озвучивает никаких далеко идущих и радикальных планов. С его объективно неплохо продуманной программой реформ вполне можно быть и несогласным, однако уже сейчас очевидно, что этот кандидат понимает, чем живет мировой футбол и с какими проблемами ему приходится сталкиваться.

В случае своего избрания француз Жером Шампань смог бы на деле решить, например, проблему финансового неравенства бедных клубов и тех, что становятся все богаче и богаче. Недостатком этой кандидатуры является тот факт, что в самой ФИФА он, некогда удаленный лично Блаттером с позиции влиятельного советника и консультанта, не имеет никакой более или менее заметной поддержки, особенно если сравнивать его позиции с "административным ресурсом", находящимся в руках тех же шейха Салмана или Джанни Инфантино.

Остается еще иорданец Али Бен Хуссейн (Ali Bin Hussein). На последних выборах он получил в свою пользу солидные 73 голоса, хотя нужно учитывать, что повторить ему этот результат уже не удастся, с учетом того, что в мае 2015 года он был своего рода "протестным кандидатом", которому отдавали свою поддержку все те, кто был решительно намерен сместить Блаттера. Теперь Блаттера больше нет, нужда в "объединенном кандидате от оппозиции" отпала, поэтому остается только один вопрос, а именно, кого выберут сторонники Али Бен Хуссейна во втором туре голосования, Шейха Салмана или Д. Инфантино.

Вопрос этот не праздный, потому что в итоге решающее значение будет иметь буквально каждый голос. Победитель должен набрать по меньшей мере 105 голосов из 209 голосов делегатов, а пока число участников Конгресса ФИФА, еще не определившихся со своим фаворитом, остается слишком большим для того, чтобы иметь возможность делать какие-то более или менее обоснованные прогнозы. Сказать можно пока только одно — победитель станет главой ФИФА с очень незначительным отрывом от своего ближайшего соперника, если только, конечно, двое фаворитов не сговорятся в последнюю минуту и не решат отдать предпочтение прагматической схеме, в рамках которой шейх Салман занимал бы должность президента, а Дж. Инфантино получил бы кресло генерального исполнительного директора.

Пока еще и тот, и другой официально выступают против такого расклада сил. Однако предвыборная борьба еще далеко не завершена. До пятницы 26 февраля еще остается уйма времени, случиться может что угодно — начиная с очередных арестов и заканчивая складыванием нового властного дуумвирата.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги