УкрРус

Телетайп. Речь президента РФ по случаю сдачи трубопровода "Cила Cибири"

В нашем распоряжении оказалась аудиозапись, представляющая, судя по всему, звуковую дорожку рабочей видеозаписи выступления В.Путина. Приводим ее расшифровку.

ПУТИН: — А шум не помешает?

МЕДВЕДЕВ (прислушивается к далеким ритмическим звукам): — А что поделаешь. Пишем.

П: — Высокочтимый господин Председатель Китайской Народной республики, глубокоуважаемый господин Премьер-Министр Китайской Народной республики, уважаемый господин Председатель Народного правительства провинции Хэйлунцзян, уважаемый господин Председатель Народного правительства Харбина... (Пауза). Дима, а почему оба раза "уважаемый"? Который провинцией командует, он же выше этого, в Харбине. Обидеться может.

М: — Так начальников в Китае, как булыжников на Красной Площади, слов не хватает.

П (изменившимся голосом): — Мы же договорились, о булыжниках, коктейлях и другой майдановщине не упоминать никогда!

М: — Вырвалось. Исправлюсь. Вставим "достопочтенный". Давайте с начала.

П: — Достопочтенный господин Председатель... Дима, текст написан... как для Добкина!

М: — Владимир Владимирович, мы же говорили, как это важно для России...

П: — Для Великой России и ее Великого Императора!

М: — Для Великих обоих... Великих всех. Давайте дальше, начало потом подпишем.

П: — Мы присутствуем при откручивании...

М: — Стоп! Слово пропустили — "виртуально".

П: — Мы виртуально присутствуем при откручивании этого "золотого вентиля"…

М: — Все понимаю, но лицо слишком грустное.

П: — Только не говори, что никто денег не даст! Их уже и так никто не дает!

М: — Зато ваш рейтинг девяносто пять процентов. (Смотрит на изрядно потертый Айфон). Даже девяносто шесть! (Чтоб два раза не доставать, делает селфи).

П (подозрительно): — А чего это всем отключили, а у тебя работает? Ты что, опять с Госдепом путаешься?

М: — Никак нет! Это Вай-Фай, в пределах помещения. Сам не понимаю, чем мне этот аппаратик так дорог. (Делает еще парочку селфи). Давайте продолжим.

П: — Два духовно близких народа — китайский и русско-монгольский — слились в едином трудовом порыве на исторически общей территории Сибири ради строительства трубопровода, ставшего символом нашей бескорыстной дружбы. Хочу подчеркнуть — именно бескорыстной! И в этом может убедится каждый, посмотрев сметную стоимость проекта! С нашей стороны даже бескорыстнее, чем с китайской. Но как сказал поэт: "Дракон и медведь — братья и впредь!"

М: — Владимир Владимирович, давайте, что с нашей бескорыстнее — вычеркнем. Как-то вызывающе звучит.

П: — И я смотрю — слишком вызывающе. Продолжаю, да? (Возвращается к чтению текста). Но не всем хочется жить в мире и согласии, делить по-братски земли и залежи в них. Кое-кому не дают покоя беспочвенные амбиции несуществующей государственности. (Пауза, далее — все более возбуждаясь). Уж мы этих хохлов душили-душили, душили-душили... И газом их, и кредитами. А потом танками! И артиллерией! Заблудилась, говорим, наша артиллерия, чего непонятного, а дальше ракеты заблудятся, потому что мы в тайге — главней любой австралийской коалы! А они — ни в какую! "Украина — не Россия", с*уки бендеровские, а "Майдан — не Америка". Это ж до какого цинизма дошли, мы их убиваем, а они нас все равно не любят! Ниче, вы еще альфа-медведя не нюхали! И авиацией — тыдыщ! И с моря — блям! И по суше — хрясь! А они, с*уки, русским языком свою русофобию продолжают... А мы тогда... (Поднимается, отталкивает стол, начинает разбрасывать вокруг себя стулья). А еще через бедро! И на болевой! И вот так!

М: — Стоп-стоп-стоп! Прервемся на пять минут! Ребята, помогите! (Охранники расставляют мебель по местам). Владимир Владимирович, вот чай с ромашкой, меня очень успокаивает. Давайте по тексту, без импровизаций, пожалуйста. Текст по основным позициям с китайцам согласован. (Смотрит в свой Айфон). А то ваш рейтинг сразу до девяносто трех процентов упал.

П: — Но ведь все равно самый высокий в мире, ведь все равно?

М: — В своего вождя больше верит только народ Северной Кореи. Но это пока.

П (с недоверием): — А как это ты социологию так быстро?

М: — Персонал резиденции — фокус-группа. У каждого пульт, каждые пять минут нажимают. Как на телевидении. Так что вы со стульями поаккуратнее. Работаем!

П: — Китайский народ вовремя пришел на помощь братскому русско-монгольскому народу. Он помог освоить месторождения, проложить современные дороги, заселить пустующие пространства. Он щедро поделился своей культурой, религией и традициями. Мы особо ценим практическую помощь наших китайских товарищей в предотвращении Майданов на российской территории. Важно отметить, что после появления в Сибири "вежливых узкоглазых людей" ни одного Майдана разжечь не удалось. В отличие от Москвы, Санкт-Петербурга, Челябинска, Тулы…

М: — Давайте не будем все перечислять, а то затянется. Кстати, рейтинг уже девяносто пять.

П: — А почему?

М (задумчиво): — Текучка кадров, наверное. Пишем дальше. (Ритмические звуки усиливаются). Похоже, таки помешает.

П: — Ну, запишем и ты флешку в Китайское Посольство передашь. А дальше?

М: — В Консульство. А дальше они в Харбин передадут — у них-то Интернет есть.

П: — И включат во время церемонии "золотого вентиля"?

М: — И включат.

П (вкрадчиво): — А без записи, живьем, натурально приехать что, совсем нельзя? Все-таки совместный проект, страны-соседи, я ж все это начинал!

М: — Да какие уже соседи? Владимир Владимирович, мы сто раз обсуждали: китайцы сказали — нежелательно. Кстати, они про свою Тяньаньмэнь точно так же выражались.

П: — А с американцами поговорить? Жестко так, по-имперски: извините, погорячились, больше не повторится. Политика новой перезагрузки, горизонты сотрудничества, все дела?

М (безнадежно): — Уже ответили, что у них с нами "перезагрузка новых политиков"… И что я тоже... упустил, типа, шанс...

П: — Чутьем разведчика чую: у тебя с ними опять агентурные шашни!

М: — Да было б у меня хоть что-то, прятался бы я в этом сраном бункере в сраном обстреливаемом Севастополе в сраном Крыму, где ни воды, ни жратвы! (Пауза, всхлипывания). Извините, Владимир Владимирович, сорвался.

П: — Ладно, ладно. Я вон тоже не сдержался, когда Алина еще в Москве заявила: "Раз ты теперь не император, то имей в виду, что моя "Национальная медиа группа" всегда отстаивала свободу слова и независимость от власти...

М (смотрит в Айфон): — О, ваш рейтинг ровно сто процентов! Высший в мире!

П: — Это как?

М: — Наверное, вся обслуга разбежалась, остался только я. А я за вас — всегда.

П: — Ладно, позже допишем. (Уходит).

Оставшийся в одиночестве Медведев достает Айфон, делает снимок и подписывает "Я в печали". Потом меняет на "Печальный я".

На этом запись прерывается.

Расшифровал Александр Кочетков

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги