УкрРус

Осознанная случайность

"Не свалив Путина, ничего с Россией не сделаешь", - объясняет журналистам глава президентской администрации Сергей Иванов. "Есть Путин - есть Россия, нет Путина - нет России", - вторит ему его первый заместитель Вячеслав Володин. Ничего нового в этих оценках нет. Ровно так же думали не только предшественники Иванова и Володина в Кремле, но и простые советские граждане 60 с лишним лет назад, когда из Дома союзов выносили набальзамированное тело Иосифа Виссарионовича Сталина. Есть товарищ Сталин - есть Советский Союз. Нет товарища Сталина - нет Советского Союза. И толкались в очередях, и гибли, пытаясь в последний раз увидеть любимое тело, и рыдали, и бились в падучей... И члены тогдашнего политбюро - они ведь тоже уверяли всех вокруг, что стоит вождю умереть - и все сразу кончится. Потому что такова отличительная черта всех царедворцев, существующих в системе, выстроенной под случайность.

Сталин был именно такой случайностью - умелым аппаратчиком, обошедшим матерых партийных идеологов, перестрелявшим большую часть чиновников и военачальников и создавшим полностью заточенное под свои прихоти руководство страны - не очень компетентное, серое, но преданное. После его смерти аппаратчики выстроили систему, которая была направлена на отказ от случайностей: чтобы возглавить страну, ты должен был пройти определенную школу, занять конкретные должности, понять, как все работает. Эту систему погубили косность и геронтократия, но нужно признать - даже в самые беспросветные годы застоя никому из членов политбюро не приходило в голову сказать, что со смертью Леонида Ильича (Юрия Владимировича, Константина Устиновича) все окончится. Такие мысли лезут в голову только тогда, когда на троне оказывается очередная случайность, попросту говоря - самозванец.

Путин похож на Сталина именно тем, что, если бы не ельцинская прихоть, он никогда не стал бы не то что главой государства, но даже директором ФСБ. Он никогда не делал серьезной карьеры, ни аппаратной, ни политической - разве что показал Скуратова с проститутками, но в его собственное царствование это стало уже настолько банальным приемом, что к заслугам более не относится. Путин, как и Сталин, - случайность, окруженная случайностями. Иванов и Володин могут произносить свои слова совершенно искренне, потому что для них Россия ограничена Кремлем и Старой площадью - и они совершенно не понимают, что будет со всем этим пожирающим страну хищным спрутом, если не станет Путина.

В будущем аппарата, в их собственном будущем нет никакой закономерности. Кто стал наследником Сталина? Маленков - сам не знаю, кто таков? А могущественный Берия, вполне сравнимый с Ивановым по влиянию и роли в силовых структурах, - почему он оказался в роли козла отпущения, побежденного и расстрелянного? Откуда возник Хрущев, которого "настоящие" соратники почившего вождя никогда не воспринимали всерьез?

Когда не станет Путина, Володин вполне может стать новым президентом России и отстранить Иванова от всех должностей, обвинив его в ответственности за крымскую авантюру и подрыве обороноспособности страны. А может случиться и наоборот. А еще президентом может стать Медведев. А еще никакой не Медведев, а Козак. Или Нарышкин. Или даже Грызлов - это вообще наиболее вероятная кандидатура: член политбюро, не занимающий никаких должностей и не отвечающий прямо за все параноидальные решения вождя последнего времени. Но никаких четких критериев нет. Есть простое правило: случайности, зависящие от прихоти случайности, боятся любой случайности. И потому уверяют всех, что без Путина никакой России - то есть России, в которой им самим не страшно, - уже не будет.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги