УкрРус

Путин - заядлый авантюрист

Текст переведен специально для сайта "Обозреватель". Оригинал наBloomberg View.

Сейчас, когда из-за низких цен на нефть лопнули как пузырь надежды на скорое экономическое возрождение России, заманчивой идеей кажется прогнать президента Владимира Путина как коррумпированного бюрократа, которому некоторое время везло. Подобное рассмотрение не учитывает его пренебрежительного отношения к риску.

Цены на нефть Brent колеблются в районе $30 за баррель, что является весьма некомфортным уровнем для российской экономики, понижая обменный курс, повышая инфляцию и дефицит бюджета. Можно подумать, что Путин мог бы рассматривать это как удобный момент для того, чтобы прекратить участие в некоторых кризисах: в Украине, Сирии или с удушающим государственным контролем экономики в интересах его дружков. Он продолжает упорствовать, несмотря на то, что общественное мнение, кажется, посылает тревожные сигналы утомленности правительством. Как бы то ни было, это признак незаурядного мужества.

Путин не отступил от Украины. Совсем недавно он назначил бывшего министра внутренних дел Бориса Грызлова - жесткого, бескомпромиссного аппаратчика из Санкт-Петербурга, в качестве главного переговорщика по осуществлению Минских соглашений о прекращении огня. В прошлом месяце Грызлов посетил президента Украины Петра Порошенко и дал понять, что не будет никакого смягчения позиции России по вопросу возвращения украинских территорий, которые находятся под контролем пророссийских боевиков на востоке страны. Кремль по-прежнему хочет высокой степени автономии для этих регионов – что означает тесные связи с Москвой, а также полную амнистию для террористов в обмен на украинский контроль восточной границы с Россией. Путина не волнует, что для Порошенко будет сложно, даже невозможно добиться этого от парламента, который он не контролирует в полной мере: он хочет только полной победы.

В Сирии войска президента Башара Асада близки к тому, чтобы вернуть под свой контроль Алеппо – один из самых густонаселенных городов страны. Российские авиаудары позволили уставшим и истощенным войскам Асада пойти в наступление, и теперь, после нескольких месяцев незначительных достижений, может быть достигнут заметный успех: армия Асада отрезала пути снабжения повстанцев с Турцией и близка к окружению и опустошению города. Десятки тысяч людей бегут в Турцию, чтобы избежать российских бомб, пока территория, контролируемая режимом, расширяется. Организация Объединенных Наций приостановила мирные женевские переговоры по Сирии через два дня после их начала, когда стало ясно, что сторона Асада тянет время, надеясь укрепить свою позицию военными победами. Переговоры планируется возобновить 25 февраля, но даже если это будет сделано, Асад может оказаться в куда более сильной позиции. Путин, казалось бы, не боится изменения военной ситуации, несмотря на то, что не желает отправлять наземные войска в Сирию. Он не боится застрять в Сирии так же, как застрял Советский союз в Афганистане в 80х годах.

Участие в Сирийском конфликте не обходится Путину дорого ни в финансовом плане, ни в плане жертв. Тем не менее это ставит Россию на грань другого крупного противостояния с Западом. Недавно российский военный самолет снова вторгся в воздушное пространство Турции - впервые после того, как Турецкие ВВС сбили Су-24 ноябре, положив начало острому противостоянию между двумя странами.

На экономическом фронте Путин сталкивается с потребностью финансирования масштабных программы, обеспечивающих основу его поддержки и гигантский аппарат безопасности. Министры, ответственные за экономику, ратуют за крупномасштабную приватизацию. Это - последнее средство на падающем рынке, но подобная "распродажа", при верном ее развитии, может помочь экономике развернуться и дать частному бизнесу шанс развиваться после целого десятилетия давящего контроля и обогащения исключительно узкого круга путинских друзей.

Но Путин дал ясно понять, что если приватизация и начнется, то лишь на его условиях. В понедельник 25 февраля он назвал 6 таких условий. Два из них – критичны. Как сказал Путин, государство должно иметь контрольный пакет акций стратегически важных компаний, а их новые владельцы должны "находиться в российской юрисдикции". Кроме того, они должны вкладывать свои собственные деньги, а не брать кредиты государственных банков. Это при том, что банки – это, вероятно, единственный реализуемый вариант спонсирования крупных приватизаций.

По сути, Путин хочет, чтобы российские компании репатриировали капитал из офшорных зон, чтобы заплатить за доли в компаниях, которые останутся под государственным контролем. Согласно заявлениям министра экономики Алексея Улюкаева, нефтяные компании Роснефть и Башнефть, а также производитель алмазов АЛРОСА – первые в списке "распродажи" в 2016 году. Роснефть и Башнефть состоят в основном из активов, конфискованных при Путине у частных владельцев - миллиардеров Михаила Ходорковского и Владимира Евтушенкова. И ожидается, что новые владельцы заплатят собственные деньги в обмен на нулевой контроль и риск конфискации.

Трудно представить кто, кроме друзей Путина, мог бы согласиться на эти условия. Если подобные приватизации и произойдут, то они только усилят слияние правительства и бизнеса, которое и так является характерным для Путина экономическим почерком - и проклятием российской экономики.

Таким образом, Путин не готов идти ни на какие компромиссы, хотя четко ощущает напряженность россиян. Согласно данным Левада-Центра, последней крупной независимой российской социологической организации, рейтинг одобрения Путина с 89% в июне 2015 года снизился до 82% (правда, есть сомнения, что опрошенные отвечают на вопросы о Путине честно). Рейтинги одобрения правительства, думы и региональных губернаторов снижаются еще более резко.

Кроме того, постоянно растет число россиян – уже 34% по сравнению с 22% июне 2015 – которые считают, что страна зашла в тупик. Это должно бы сильно обеспокоить правительство перед грядущими в сентябре выборами в Госдуму, даже если эти выборы, подобно всем при Путине, будут сфальсифицированы.

Подобное поведение Путина при таких очевидно неблагоприятных условиях можно объяснить либо отчаянным азартом, либо результатом парадоксальных расчетов. Первое, как мне кажется, более вероятно.

В книге "От первого лица" 2000 года - единственной подборке непринужденных интервью с Путиным, российский лидер дает ясное объяснение своему поведению. Он описал, как, еще будучи студентом, ехал со своим тренером по дзюдо в своей консервной банке под названием "Запорожец" на учебную базу под Ленинградом:

"Ехали как-то со старшим тренером "Труда" на базу под Ленинградом. Я тогда в университете учился. Навстречу идет грузовик с сеном. У меня окно открыто, и сено очень вкусно пахнет. Когда я с грузовиком на повороте поравнялся, за сеном и потянулся. Машины прямо вплотную...Раз! Руль пошел в сторону. Меня потащило к заднему колесу грузовика. Я резко вывернул руль в другую сторону. Несчастный "Запорожец" встал на два колеса. Я практически потерял управление. Мы, конечно, должны были улететь в кювет, но, к счастью, вернулись в исходное положение - на все четыре колеса.

А тренер мой сидел как вкопанный, ни слова не сказал. Только когда мы уже подъехали к гостинице, он из машины вышел, на меня посмотрел и говорит: "Рискуешь..." И пошел без комментариев. Бывают же такие совершенно необъяснимые поступки. И чего меня к этой машине потянуло? Наверное, сено вкусно пахло".

В некотором смысле, Путин до сих пор так и тянет руку, чтобы схватить что-то, что для него вкусно пахнет, игнорируя риск вылететь с дороги. Только вот теперь он управляет огромной страной, а не дребезжащим "Запорожцем".

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги