УкрРус

Без штампа в паспорте, или Место в четвертой очереди

Боль от утраты наконец стала притупляться, именно так. Потому что пройти эта боль вряд ли сможет. Поверить в то, что произошло, до сих пор было просто невозможно. Но сейчас, когда все его родственники буквально выступили единым фронтом против нее, она поняла, что пора возвращаться в реальный мир. На кону стоял вопрос о ее выживании, в переносном смысле, конечно, но тем не менее. И ведь стоило думать не только о себе: через несколько месяцев должен родиться ребенок, его ребенок…

Пять лет назад они приняли решение жить вместе, одной семьей. На вопрос: "Почему вы не женитесь?" отмахивались и смеялись, мол кому этот штамп в паспорте нужен? Они верили в то, что никакой штамп не способен изменить что-либо в их отношении друг к другу. Хотя, нет-нет, но у нее где-то на уровне подсознания и возникал вопрос: "Почему он не делает мне предложение?". И она тут же старалась переключиться на другое. При этом, так, чтобы совсем себя убедить в том, что ей это не нужно, вспоминала ту первую и единственную встречу с его родственниками. Ее не приняли и дали ясно понять, что не примут никогда. Говорили, что не пара ему, и что лучше бы она оставила их сына в покое. Вот так, 20 минут общения с потенциальными родственниками, сделали ее жизнь свободной от каких-либо законных супружеских обязательств, а также не позволили наступить тем юридическим последствиям, которые наступают всегда, когда оба вступают в законный брак. А ее избранник не стал настаивать, он считал, что главное – это мир в семье, имея ввиду всю семью в целом. А штамп в паспорте? Разве он дал повод усомниться в его любви к ней?

Вот так они и жили все эти годы. И жили действительно хорошо, душа в душу. Иногда ей казалось, что его мама готова сменить гнев на милость и принять ее. Но нет. Когда два года назад они решили купить квартиру, мама посчитала своим долгом дать совет сыну: квартиру нужно оформить на кого-то из родителей, чтобы потом они оформили "дарственную" на сына. Тогда его сожительница, как они ее называли, не сможет претендовать на что-либо.

Но он, чтобы хоть как-то сохранить лицо перед любимой, и при этом не желая пререкаться с мамой, решил квартиру оформить на себя, а не на маму. Хотя, изначально они мечтали о том, что в документах на квартиру будут значиться оба. Что ж? Она его поняла, ведь любила же, и спорить не стала. Компромисс, так компромисс. Ведь они и так вместе, несмотря на все преграды со стороны его родителей, особенно мамы. Но, начиная с этого момента – решения квартирного вопроса, она все чаще стала ловить себя на мысли, что не нравится ей такая неопределенность в их отношениях. С одной стороны, семья, а с другой стороны, с ней никто из его родственников не считается. Как-то случайно на улице они столкнулись с его тетушкой, сестрой его мамы. Так она, без всякого стеснения, так и ошарашила их: "А, ты все еще с этой приживалкой?"…

Она спешила к нему в офис, чтобы поделиться той радостью, о которой узнала, посетив врача: у них будет малыш. Да, теперь у них действительно будет та семья, о которой они мечтали и, возможно, теперь они зарегистрируют брак.

В последнее время она как-то особенно остро стала ощущать свой странный статус. Даже обручальное кольцо, которое он ей преподнес, вызывало у нее больше раздражения, чем радости. Она вдруг стала думать, и он не смог ее переубедить, что их "брак" - это одна сплошная профанация, а "обручальное" кольцо, которое он надел ей на палец не в ЗАГСе, а за ужином, по ее мнению, стало этому лишним подтверждением. Она перестала себя уговаривать, что и так все хорошо, и стала задавать ему прямые вопросы на тему регистрации брака. А он почему-то решил, что это связано с изменением ее гормонального фона в связи с беременностью и только лишь отшучивался, считая тем самым, что поддерживает ее.

Она сама позвонила его маме и сообщила о том, что та в скором времени станет бабушкой. Мама, будучи женщиной решительной, вызвала сына к себе. О чем они говорили и к чему пришли, она не знала. Но по косвенным признакам из обрывков фраз в разговоре со своим "супругом" поняла, что мама не считает, что отцом ребенка является ее сын. А он в очередной раз решил, что лучше худой мир, чем добрая ссора.

После этого как-то все само собой вышло из-под контроля. Слово за слово, эмоции стали зашкаливать, он хлопнул дверью, не сказав ничего. Его не было 3 три дня. Она не знала что думать. Его родители хранили молчание, не отвечая на ее звонки, друзья также ничего не могли сказать.

В ночь на четвертый день его отсутствия она проснулась от какого-то звука. Сначала думала, что "проснулась" во сне, но потом увидела мерцающий экран телефона и протянула к нему руку. Услышав голос в трубке, старалась включиться и понять, о чем ей говорят и кто вообще звонит. Но когда смысл слов стал доходить до ее сознания, она решила, что лучше бы она не просыпалась. Она хотела, чтобы то, что ей говорили, было просто кошмарным сном, а не явью. Ей сообщили, что его насмерть сбила машина…

Она упаковывала свои вещи. В квартире ей было позволено остаться еще три дня. Именно об этом сообщила ей несостоявшаяся свекровь, впервые позвонив на ее номер.

Спустя шесть месяцев после смерти, так и не ставшего законным, супруга, его родители вступили в наследство. Она же, живя с ним "гражданским браком", могла претендовать на наследство лишь в порядке четвертой очереди и то после того, как суд установит юридический факт совместного проживания одной семьей без регистрации брака. Но при наличии наследников предыдущих очередей, она, даже после решения суда, не могла на что-либо претендовать. У нее была мысль действовать в интересах пока еще не родившегося ребенка, поскольку дети – это наследники первой очереди, но для этого также требовалось решение суда в части установления отцовства, что возможно было бы исключительно после рождения малыша и содействия нотариуса в части приостановления оформления наследства до момента рождения ребенка.

Но все это хорошо было только в теории. На практике же оказалось все проще и сложнее одновременно. Его родители буквально осаждали нотариуса, чтобы тот выдал свидетельство сразу же по истечении шести месяцев, ее документы без наличия у нее свидетельства о смерти (которого у нее и не могло быть), нотариус не принял. Правда, сказал, что заявление можно отправить почтой с оговоркой, что все документы будут предоставлены позже. Однако предупредил, что при его живых родителях и отсутствии у нее свидетельства о браке, что подтверждало бы законность ее притязаний на наследство, шансы стать законной собственницей квартиры приближались к нулю.

Печальная история с еще более печальным финалом.

И сегодня без подведения итогов и каких-либо выводов.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Наши блоги