УкрРус

Как исправить вред, нанесенный Путиным в Сирии

Текст переведен специально для сайта "Обозреватель". Оригинал на Atlantic Council.

Операция Москвы в Сирии была разработана, чтобы защитить режим Асада, ее давнего союзника на Ближнем Востоке, от падения под давлением от различных оппозиционных сил, сильнейшими из которых являются Исламское государство Ирака и Леванта (ИГИЛ), филиал Аль-Каиды – Фронт ан-Нусра, а также другие экстремистские группы суннитов.

Со временем это вмешательство также дало Кремлю рычаг для давления, и даже дестабилизации Европы через усиление потока беженцев.

Действия Кремля в Сирии ограничивается в основном бомбардировками с воздуха и некоторыми спецподразделениями на земле. Хотя Россия утверждает, что концентрирует свои удары на "террористах", которыми Запад признает ИГИЛ и другие экстремистские группировки суннитов, подавляющее большинство авиаударов приходятся по более слабым группам умеренной оппозиции, выступающей против Асада.

Изначально, успехи Москвы были весьма ограничены. К концу 2015 года, российские ВВС спасли режим Асада от потери дальнейших территорий, но даже поддержка Хезболлы и сил Иранской революционной гвардии позволила ему отвоевать лишь крохи территории у сирийской оппозиции.

Только в последние недели кремлевская операция начала приносить существенные территориальные завоевания. Российские ковровые бомбардировки пригородов Алеппо и самого древнего города привели к огромным потерям среди гражданского населения.

Именно этой стратегией Москва с успехом воспользовалась для победы во второй чеченской войне в конце 1990-х. Кремль выиграл ее, сравняв Грозный и многие другие населенные пункты с землей, убив десятки тысяч мирных жителей и оставив 25% населения без крова над головой.

Мао Цзэдун сказал знаменитую фразу, что партизаны революции должны плавать в водах дружественного гражданского населения, пока не наберут сил достаточно, чтобы бросить вызов армиям своих врагов. Массированными бомбардировками Москва иссушает эти воды, нанося большие потери как боевикам, так и мирным жителям и открывая путь для продвижения сил Асада.

В то же время, эта кампания создала огромную волну беженцев в Турцию, что усугубляет и без того серьезную проблему с мигрантами в Европе.

Этот кризис доминировал на политическом ландшафте Европы с весны 2015 года, создав раскол между странами ЕС, выступающими против принятия беженцев и теми, кто считает, что все государства-члены должны внести свой вклад в решение проблемы. Он также усиливает позиции праворадикальных партий, выступающих против интеграции в ЕС и игнорирующих агрессию Кремля в Восточной Европе.

В Германии это ослабило положение канцлера Ангелы Меркель. Более того, кризис поставил под сомнение основное достижение Евросоюза – Шенгенскую безвизовую зону, так как его члены разрабатывают различные и даже диаметрально противоположные ответы на кризис.

Глубина беспокойства европейцев стала очевидна после визита Меркель в переполненные лагеря беженцев у сирийской границы Турции на прошлой неделе, и ее резкого осуждения жестоких российских бомбардировок, создавших эту ситуацию. Не менее важно также и то, это министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус раскритиковал администрацию Обамы за бездействие в Сирии.

Фабиус прав. Если бы Запад организовал бесполетную зону и безопасную территорию в северной Сирии до начала российской интервенции, худшие последствия кризиса беженцев, возможно, удалось бы предотвратить.

Запад должен действовать быстро, чтобы остановить потоки беженцев прежде, чем они дестабилизируют Европу. Ответственность за это лежит, в первую очередь, на Вашингтоне. После того, как Россия вступила в игру, только у США хватит военной мощи на изменение баланса сил в сирийском конфликте так, чтобы смягчить кризис.

Такие меры потребуют от США активного применения военно-воздушных сил и десятков тысяч солдат. Среди тех, кто предоставит свои войска для такой операции, могут быть Франция и Турция. Этот подход был бы самым быстрым путем для урегулирования кризиса.

К сожалению, при доминировании российских ВВС в небе на севере Сирии, риск военной конфронтации между двумя ядерными сверхдержавами будет значительным.

Другой подход связан с меньшими рисками. Благодаря воздушной поддержке Москвы, режим Асада пользуется преимуществом перед союзниками США. Чтобы компенсировать это преимущество, Соединенные Штаты могли бы заняться уничтожением сирийской военной техники и нанесением ударов по наступающим силам Хезболлы, сирийской армии, ее иранских союзников и их линиях снабжения.

США могли бы использовать высокоточные ракетные удары для достижения большинства из этих целей, что снижает опасность прямой конфронтации между Соединенными Штатами и Россией.

При наличии российского права вето в совбезе ООН сомнительно, что США и Европа смогут получить одобрение этой организации для операции. Но ЕС может дать общеевропейскую санкцию, а Лига арабских государств – ближневосточную.

Такая операция помешает планам Кремля, и при этом будет иметь международную легитимность. Это вынудило бы Москву пересмотреть свою кампанию и согласится на прекращение огня в Сирии, что позволило бы организовать безопасные зоны для беженцев, и, возможно, открыть дверь для дипломатического завершения гражданской войны Сирии.

Кроме того, этот результата продемонстрирует европейским скептикам незаменимость трансатлантического альянса для обеспечения их безопасности, и убедит страны юга Европы, самым непосредственным образом страдающие от потока беженцев, что попытки умиротворения Кремля в Украине – это просто плохая политика.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги