УкрРус

Как власти терроризируют средний класс в России

Долгие годы знаменитый в России "путинский консенсус" поддерживался не только относительно приемлемым уровнем жизни, который обеспечивала гражданам действующая власть, но и ее качеством – характеризовавшимся в том числе и уважением "частного пространства" большинства россиян. Конечно, о подобном не могли мечтать те, кто грезил о "России без Путина" – но для державшихся на отдалении от политики экономическая и ли­чная свобода были важнейшей основой повседневной жизни.

В последние несколько лет ситуация начала радикально меняться сразу по нескольким направлениям, - пишет Владислав Иноземцев для Intersectionproject. - Власти все активнее вторгаются на "территорию свободы" новыми и новыми ограничениями неполитического характера – и, на мой взгляд, продолжение подобной политики чревато даже более опасными последствиями, чем, например, общее снижение уровня жизни или от­каз от индексации пенсий или зарплат госслужащих.

Достаточно привести только несколько примеров.

Возьмем, для начала, ситуацию с правами должников. В России банковские кредиты имеют более 38 млн человек. По данным Банка России, суммарный их объем достигает 10,5 трлн рублей, из которых 891 млрд приходится на зай­мы, сроки выплат по которым нарушены. Это серьезная проблема, с которой сталкиваются в большинстве развитых стран, но, пожалуй, нигде не подходят к ней с такой жесткостью, как в России. С 2007 года действует норма, ограничи­вающая для должников их конституционное право на свободный выезд за пределы России.

Сложно представить, что значительная часть неплательщиков или нерасплатившихся по экспресс-кредитам захотела бы навсегда распроща­ться со страной, чтобы не платить несколько сот долларов или евро. Но факт остается фактом: сейчас права на выезд лишены почти 2 млн человек – при этом только за первые пять месяцев этого года их число пополнилось на 392 тысячи граждан (аналитики из коллекторского агентства "Секвойя кредит кон­солидейшн" прогнозируют рост общей цифры до 4,5 млн человек в 2017 году). Только в Москве и Московской области живут около 550 тысяч "невыездных" россиян – почти 4% взрослого населения этих регионов.

Однако власти на этом не останавливаются – с 15 января 2016 года вступил в силу закон, позволя­ющий ограничивать должников в праве на вождение автомобиля (давайте, например, представим себе такую меру в США и задумаем­ся о политическом будущем конгрессмена или сенатора, который рискнул бы внести подобный закон в конгресс).

В целом проблема выезда за рубеж (право на который гарантировано ст. 27 Конституции России и рядом подписанных Российской Федерацией международных актов) остро стоит не только перед должниками, но и перед гос­служащими: с 2014 года данного права фактически лишены более 1,5 млн работников силовых ведомств безотносительно к тому, имеют ли они доступ к государственной тайне или нет. Учащаются попытки "специалистов по безопасности" проводить собеседо­вания даже с учащимися ВУЗов, которые едут на студенческие конференции, – так что можно предположить, что в этой сфере готовятся новые ограничения. Таким образом, до 4 млн человек уже сейчас лишены права на свободу передвижения.

Второй фактор, который начинает раздражать граждан – причем преж­де всего в крупных городах – это разного рода штрафы. Особенно распространены они в отношении автомобилистов. Государство "потратилось" на создание инфраструктуры наружного наблюдения и обустройство платных парковок – и теперь начинает собирать "дань". Штраф за неоплаченную и/или неправильную парковку составляет в "городах федерального значения" 3000 рублей – примерно Є41 (эвакуация автомобиля обходится в 5000 рублей и более). Для сравнения, в Берлине стандартный штраф за такое правонарушение состав­ляет Є10, в Париже – Є11, хотя средний подушевой доход, пересчитанный по текущему обменному курсу, у берлинца или парижанина в 3,2 раза больше, чем у москвича.

При этом неоплаченные штрафы увеличиваются через ме­сяц на 50-100% по решению судьи, а в некоторых случаях за их несвоевремен­ную оплату можно получить административный арест на 15 суток (чего нет ни в одной европейской стране). Все это распространяется и на штрафы за, например, превышение скорости, фиксируемое видеокамерой, и ос­порить наложение штрафа практически невозможно. Наконец, та же парко­вка, час которой в большинстве европейских столиц не превышает стоимости одной поездки на общественном транспорте, в центре Москвы оказывается в 2,6 раза дороже.

Парковка одной машины в центре города ежедневно на 8 часов обходится в 75% официальной зарплаты среднего москвича. Складывается однозначное ощущение, что власти терроризируют самую самостоя­тельную и относительно состоятельную часть населения – тот самый "сред­ний класс", который долгие годы был главным бенефициаром экономичес­кого роста в стране и опорой путинского режима.

Стоит также отметить новую кампанейщину в связи с банковскими счетами, открытыми гражданами за рубежом. Можно понять, когда речь идет о пресловутой "деофшоризации" (фигуранты большинства подобных исто­рий оказываются, как правило, столь же честными и порядочными людьми, как Сергей Ролдугин) – но сейчас законы существенно меняются. Уже 1 июля это­го года завершается срок подачи сведений о зарубежных счетах, после чего их наличие будет считаться нарушением закона. Характерно, что делается это за полгода до того, как с 1 января 2017 года Россия и Европейский Союз на­ладят систему автоматического оповещения налоговых органов друг друга о наличии подобных счетов в своих банках.

С этого момента граждан может ожидать "штраф" за использование зарубежного счета, определяемый в 100% находящихся на нем средств (не вполне, впрочем, понятно, на какую конкретно дату, что еще больше запутывает дело). Замечу: только в Европе на российских граждан зарегистрировано более 700 тысяч объектов недвижи­мости (в основном – недорогих квартир и кондоминиумов в туристических точках) – и обслуживание любого из них практически наверняка предполагает наличие счета, нужного для оплаты коммунальных услуг и налогов. В странах ЕС учатся до 80-100 тысяч студентов из России, которые тоже имеют там счета, да и живет много наших сограждан. Так что мера затронет как ми­нимум 2 млн человек – причем, что важно, одновременно меняется статус налогового резидента Российской Федерации.

Если раньше человек не счи­тался таким, если проводил за границей больше половины дней в году, то теперь он может жить вне страны постоянно, но все равно останется ее на­логовым резидентом, если имеет в России собственность. Иначе говоря, ес­ли, как у Путина, в гараже у вас где-нибудь в Урюпинске стоит развалина ГАЗ-21, а живете вы постоянно в Бельгии и имеете счет в Є200 тысяч, никто не гарантирует, что уже в 2017 году эти деньги не будут принадлежать российско­му правительству (или, по крайней мере, на них не будут предъявлены его требования).

Можно довольно долго перечислять все творческие нововведения последнего времени – от повысившейся кадастровой стоимости земли и недвижи­мости, которая в условиях кризиса стала выше рыночной, до требования к индивидуальным предпринимателям иметь на счету при уплате налога как минимум вдвое большую сумму, чем сам налоговый платеж – но и так очевидно, что власти уверенно ведут наступление на средний класс, на тот слой в 10-15 млн человек, который чего-то сумел добиться в новой России и ко­торый был и останется наиболее активной частью общества.

При этом пра­вительство продолжает делать очень многое для бюджетников и пенсионе­ров, стремится не допустить социального и экономического протеста в мо­ногородах или в регионах, которые французы назвали бы défavorisé, не сни­жает финансирование ряда социальных программ. Однако опыт показыва­ет, что старушки и служащие бюджетных учреждений практически никогда не спасают власти от очередной революции или майдана – а инициируют их как раз те самостоятельные и ответственные граждане, к которым путинский режим относится как к врагам, пребывая в наивной уверенности, что даже невыносимая тяжесть текущего бытия не сделает их таковыми…

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги