УкрРус

Командир отряда морпехов: без объединяющей кровавой жертвы не бывает пробуждения

Последний год удивил многим. Вряд-ли кто-то мог предсказать, во что выльется инициированная кучкой правых активистов вечеринка под стелой. Скажи кто-то год назад, что люди будут гибнуть в полномасштабной русско- украинской войне, а меня в немецкой прессе обзовут "шестеренкой нацистской пропаганды" - предложила бы мятный чай и уксусный компресс. Реальность оказалась куда ярче горячечного бреда. Одно из открытий последнего года – мужчины.

До революции мужчина в моем воображении быт таким архетипичным существом, которое помогает выехать с парковки, если вдруг засомневаюсь в собственном глазомере, открывает двери в кафе, и неприлично внимательно рассматривает из соседней ложи в оперном... Ну и, естественно, мужчина - это намного лучший шеф и бизнес партнер, чем женщина. Хотя бы потому, что он проще. Причины такого мироощущения мы тут обсуждать не будем. Просто, так исторически сложилось.

Майдан, и все что за ним последовало, совершил глобальный переворот в этой пасторальной картине. Зимой в палатке Spilno TV познакомилась с субъектом из Беларуси, который считал, что раз он политический беженец, то ему можно брать мои теплые вещи и носить самому.

За время весеннего рейда по Крыму видела неподдельный страх в глазах командира военной части, к воротам которой подъехали грузовики с зелеными человечками. И женщин вышедших живой цепью перед этими грузовиками, заставивших их отступить. Мне звонили военные: "Тут на нас нападение, и журналистов бьют. Приезжайте, пожалуйста...". И мы ехали в ночь за город. И даже из машины выходили. На дрожащих, правда, ногах).

Потом было жестче. Видела, как "фронтовики" сидящие целыми днями в фейсбучеке около штабной буржуйки собирают в тылу аплодисменты.

Узнала о существовании командиров, которые доводят до истерики волонтеров, потому что вся прошлая матпомощь вернулась уже на "большую землю" и пропита. Есть еще класс живых существ, которые просятся со мной "на АТО", но услышав, что надо поучаствовать в затратах на солярку, выходят в офлайн, и уже больше не отсвечивают месяцами. Были боевые побратимы, которые, присвоив деньги, выделенные одним из батальонов на ремонт моей разбитой машины, скрывались вместе с деньгами в голубой дали...

Главное впечатление от всех этих встреч было и остается удивление.

Надо же, насколько разнообразен мир... А может, раньше мне просто очень и очень везло на людей? До такой степени, что многое принимала как должное. Записав интервью с командиром отряда морпехов, долго думала - как подать его так, чтоб было и правдиво и интересно.... Пока, в очередной раз пообщавшись со слесарем на СТО не прозрела. Мой собеседник не нуждается ни в какой "подаче". Такие, как он - редкость. И все что он делает - не само собой разумеется. Поэтому просто делюсь тем, что узнала, а выводы делайте сами.

Специально для работников военной прокуратуры и иже с ними отмечу, что все мои персонажи обитают в сферическом вакууме идеальной Украины, где "никто не уйдет обиженным". Я, кстати там тоже живу.

С Виктором Дегтяревым, позывной "Сенсей", встречаемся в кафе в центре Киева. За соседним столиком сидят побратимы. Случайно это, или они охраняют командира - не спросила. Сейчас вспомнилось, что за время нашего знакомства не встречала его одного ни разу. Правая рука на перевязи, на левой забинтована кисть. От малейшего намека на помощь отказывается.

Дергать дракона за усы

С начала делюсь с Виктором своими планами на поездку в АТО. Он сразу предлагает содействие в организации путешествия, и беспокоится обо мне:

- Не буди спящего дракона, как говорят китайцы. Сколько раз я его дергал за усы – была удача. Первый раз почувствовал холодок по спине, когда меня держал снайпер на прицеле. Это было возле Попасной – станица маленькая возле Иловайска. Я пошел ее сам зачищать – автомат и пистолет. А там в промзоне у них снайпера были. Меня спасло то, что сорвал цветы и положил их к могиле неизвестного воина. А когда подъехала ЗУшка он сразу снял оператора-наводчика. Чувствовал этот холодок… но потом вместо меня "лупанули" другого человека. Считаю, это было предупреждение. А другой раз было в самой Попасной – чисто случайно были перебиты провода, где блокпост заминированный, и они не взорвали меня. Рикошетом перебиты были провода. Две удачи. А третья удача, что выжил в этом бою (показывает свои перебинтованную руку, на которой не хватает двух пальцев – авт.). Это было на глазах у моего старшины. Так получилось, что он успел под вагон закатиться, а тут с правой стороны был бетонный забор – на таком расстоянии как эта комната (метра 4). А впереди парень – боец. Он упал, они его первым положили. А я упал сзади него. И те пули, которые летели сверху... Он уже двухсотым меня прикрывал. Я ему кричал: "Помощь надо? Ты живой?" но уже бесполезно было. Уже они подкрались и через забор бросали гранаты. Сверху поливали пулеметным огнем. То есть у меня шансов не было перекатиться или еще что-то сделать. Я просто закрылся руками. Был взрыв гранаты и эта рука пострадала. Осколок сюда попал…( в плечо) а уже когда в госпитале были нашли осколок в ноге, в спине… Этого я не чувствовал. Больше всего меня вот это беспокоило (показывает правую руку с оставшимися пальцами).

Поэтому, я считаю, что три раза – это было уже конкретное предупреждение. Примеров много было, когда в меня стреляли и пролетало мимо. Когда взрывалось за пять-семь метров, меня не трогало… Последний раз – это было третье предупреждение. Уже все. Не надо тебе лезть туда. Давай мы тебе руки покалечим.

Интересуюсь: а левая рука (которая на перевязи) будет двигаться?

- Будет через год. Только она пока сохнет. Но я могу все делать ей. Здесь нерв сшитый. С этим еще история: мои товарищи собрались деньгами и отправили в Израиль делать операцию. С меня содрали 12 тысяч долларов. Кроме консультации [врачи] ничего не сделали. То есть четко надурили. Чистый развод. Приехал сюда, здесь сделали операцию - сшить нерв.… за эту операцию в Израиле просили 20 тысяч долларов. Когда выписывался – заведующий зовет меня к себе. Открываю дверь – а там накрыта поляна. Спасибо, говорит, что есть такие люди, которые за нас воюют. У меня слезы накатились на глаза – после Израиля, где забрали последнее, здесь делают все бесплатно, и при этом выставляют могорыч. Это на Петра Запорожца, 3-я поликлиника, третий этаж, хирургия кисти. У нас есть хорошие врачи, но нет оборудования. Нерв мне сшивали в очках с толстыми линзами, а это все равно, что блоху подковать. И нерв начал сейчас прорастать, через место, где была сквозная дырка.

Я познакомилась с Виктором в Одессе, когда ветераны морской пехоты ездили на день освобождения города. В тот день состоялась достопамятная драка у гостиницы "Проминада" где скрывался Олег Царев.

Ветераны не остались в стороне. Когда местная милиция частью растворилась в воздухе, частью "в десны целовалась" с командирами колорадской команды, именно Виктор с побратимами организовал "вывоз тела", что позволило избежать эскалации конфликта и масштабного погрома. Наверное, тогда я впервые стала свидетелем слаженной командной работы в исполнении военных. На тот момент бывших. Хочу уяснить в составе какой структуры морпехи оказались на АТО.

Сотрудничество с Семеном Семенченко

- Мы были подразделением "Купол" в составе "Донбасса" (на момент интервью позывной "Купол" еще не был так популярен, как сейчас – авт.). Организовались еще когда весной тогда в Одессу ездили. Искали возможность легализоваться. Тут Сеня нарисовался и говорит – давай вместе. Предложил нам назваться батальон "Крым". Но началась ситуация, когда вместо меня командиром стал какой-то …. с позывным Пан. Пока я занимался другими делами, оказалось, "Крым" стал не актуален уже. Степан предложил организовать подразделение "Купол" в составе батальона "Донбасс". Говорит – у нес есть материальная база, оружие. От вас нужен только боевой опыт. Я собрал сначала около 100 человек, потом нас стало 200.

С Семеном много случаев смешных было…

Приехали журналисты, мы выехали на позицию дали залп ради съемки. А тут нам как дали "ответку" - у нас трое 300-х. Оказывается по сепаратистам стреляли, а не на полигоне.

- Другой случай под Первомайском. Выехали в разведку, по нам начали вести огонь. Началась войнушка. Я говорю ему – надо выяснить, что у нас справа, что слева, может людей подтянуть. Он: "Да-да". Пошел куда-то звонить. Нас стали понемногу окружать. Смотрю через время - он в фейсбуке пост пишет. А по нам стреляют. Потом дал команду отступать. Но там люди оставались в секретах. восемь человек. Семена люди, не мои. Я говорю ему - "Надо забирать"… У него фейсбук. Пришлось ехать забирать самим. Под огнем.

- Привезли мне резерв на передовую – целлоксы всякие тысяч на 500-600 грн. Я отдал все под ключ на склад. Воюем вместе – значит делимся. Когда пришлось идти в бой – бронежилетов на моих людей не хватило, а аптечек вообще не было. Все куда-то ушло.

…Качели с командирами роты. То один, то другой. Потом начштаба "Филин" отменяет эти все приказы и командует по-своему…

После Иловайска были очень большие ссоры. Люди разделились на группы. Одни кричали: "Убьём Семена", другие: "Убьём Филина" а третьи ушли ко мне.

Семен звонил мне после этого не раз – он любит по утрам звонить, ранняя пташка: "Давай встретимся, поговорим". Недавно встречались – он в лес меня вывозил. Я взял с собой пистолет и гранату, с ним 12 человек охраны. Угрожал мне. А я говорю – зачем? Давно уже умер, еще до Иловайска.

Я спрашиваю: "А дети? У тебя недавно родилась дочка". Виктор расплывается в блаженной улыбке...

- Да, я беспокоюсь о ней. Я многих обучаю боевым искусствам, военному делу и денег не беру. Единственная плата – заботьтесь о моей семье, если меня не станет. Так что я спокоен на этот счет.

Осенью у нас пропадает человек, который занимался по добровольческим батальонам кадрами. У него были ксерокопии всех документов, фотографии и телефоны родственников на случай смерти или ранения. Это человек по позывному "Калаш" из Белой Церкви исчезает. Жена рыдает. Муж не был в АТО и исчез. С ним – документы. Потом эти документы на полдня зависли на российском сайте "яплакал" и снова исчезли. Кто убрал этого человека? Убивать его спецслужбам российским, сепаратистам смысла нету. От него пользы как от козла молока. Его смерть была выгодна только Семену. Или другим людям, чтобы подставить Семена. Не сепаратистам. А недавно его нашли. В подвале, в Волновахе. СБУ и УБОП освободили. А охраняло четверо людей Семенченко. В том числе гражданин Грузии, позывной "Тринадцатый"

Я от обилия информации могу только выдохнуть бессмысленное "Интересно".

- Интересно то, - подхватывает мой собеседник, - что мой товарищ, Монгол, который был зам по вооружению, 10 августа был найден 200-тым. Перед этим он поругался с Семеном. Но почему-то пуля попала в него сзади, лежачим. Вошла, я извиняюсь, через задницу, и попала в сердце. И в это время там оказалась, так называемая, команда "Снежка", которая занималась устранением всех неугодных Семену. Вот такое совпадение. Прямо под Иловайском. Возле узловой станции, виадука, где была засада, и бой шел. Есть вот сотня людей, которые готовы этого Семена разорвать. Я их только сдерживаю.

Про Семена Семенченко и Донбасс сегодня не говорит только ленивый. Но кое-что я слышу впервые.

- А почему подразделение называется "Снежок"?

- А там негр есть.

????? Прямо из Африки?

- Может это афроукраинец. Но "Снежок" - это черные.

- В составе Донбасса?

- Да. Грузины с гражданством Грузии, чечены с гражданством Росии… там столько было зондеркоманд создано, он так хотел всех нагнуть, что сам себя нагнул.

- А "Снежок" - какое гражданство имеют?

- Не знаю. Я с ними пару раз пересекался. Они ездили на "Хаммере", выполняли какие-то задания непонятные. Там очень много вопросов…

Когда я пошел в бой под Иловайском, защищать правый фланг, я по рации попросил подмогу себе. У меня было 34 человека, которые за мной шли в огонь и воду. Он мне прислал семь человек своих. Которые – хорошие оны воины или плохие – но они не знали меня. Не были слажены. А моих он оставил возле себя, чтоб прикрыли, я извиняюсь, жопу. Опять же, какие-то странности.

Морпехи

- В итоге ваше подразделение из "Донбасса" вышло?

- Да, и сейчас является частью "окремої бригади спецпризначення". 81-я бригада. Только с одного "Донбасса" к нам перешло 300 человек.

- Ядро этого подразделения составляют ветераны морской пехоты?

- Правильно

- В свое время вы служили в Советском Союзе. И "с той стороны" ваши сослуживцы. Вам приходилось их встречать?

- Да. Одного я в плен взял. В Попасной.

- И где он сейчас?

- Отпустил.

- Эээээ…. Как это? Теперь он будет опять стрелять в вас?

- Это на его совести. Я действую по зову совести. Так, как говорит мне моя душа, или дух, если хотите. У этого бывшего морского пехотинца пятилетний сын в Николаеве и жена. Если бы мы его расстреляли, что бы сказала мама сыну, когда он вырастет? Что его такие же украинцы, такие же морпехи расстреляли? Вот это я положил на чашу весов. Сказал ему - "Что мне с тобой сделать? - Могу отпустить или застрелить. Верней, застрелить не могу. Могу дать пистолет и патрон…" Он не смог застрелиться. Поэтому мы его подержали в подвале. Почитал он книжку Пушкина, мы его просто отпустили. Это на вопрос о наших морпехах.

- Вы с ним лично были но боевом задании каком-то?

- Нет. Он просто лейтенант морской пехоты. Поговорили. Он сказал, кто был его командир, навели про него справки и просто отпустили. Своего.

- А вы как думаете - будет он воевать еще или нет?

- Думаю, что нет. Там история какая была: с ним еще было пять российских спецназовцев ГРУ, которых взяли в плен. Пацаны не выдержали, дали одному по мордасам и увели. И кровь была на асфальте. Лужа крови. Я, когда вышел, увидел это и начал орать, "зачем вы его убили"! А этот морпех услышал, не выдержал, и потерял сознание, думал, его сейчас тоже убьют. А я приказал ему дать книжку Пушкина и увести в подвал.

- Какую именно книжку?

- Не знаю. Библиотечную. Он же безграмотный, за границей никогда не бывал!

- То-есть, не смотря на то, что вы никогда с ним бок о бок не сражались, и вас кроме слова "морская пехота" ничего не связывает, вы стали его защищать?

- Если бы был с оружием в руках, то пришлось бы застрелить. А раз сдался - нет, никогда.

Был один морпех на той стороне, который передал мне информацию о том, что будет обстрел "Градами". Я уже был в госпитале. Но передал дальше эту информацию, от морпеха российского. И наши спрятались. Ни одного 200-го.

На полигоне такая дружба не рождается.

- Вы служили в "горячих точках"?

- Морская пехота во время Советского Союза вела войну на территории Африки и арабских стран. Южный Йемен, Никарагуа, Мозамбик, Гондурас - не охватишь, где мы имели небольшие локальные войны… Гватемала, Ангола… до развала Союза это называлось "боевые". После – нанимались частным образом на войны, кто-то был в охранных структурах, ЧОПах. В ЮАР очень много морпехов уехало зарабатывать деньги. Хоть это и нелегально, но были инструкторами. Поэтому морпехи имеют огромный опыт ведения штурмовых операций. И "с той стороны" у морпехов опыт огромнейший. Тот же Моторола - он тоже морпех. По непроверенным данным. Лично я с ним не говорил. Но он тоже нормально воюет. Я даже там встречал людей, с которыми я был на Майдане.

- Они воюют за ДНР?

- Да.

- Как так?

- А им не нравится та власть, которая сегодня.

- Нам тоже не нравится, но мы здесь.

- А они там. Втянулись. Обратно уже не могут.

Армия и милиция

Виктору снова звонят, я собираюсь с мыслями. Рада, что пишу на диктофон. Потому, что услышанное рвет. Дома надо будет переслушать, и убедиться, что все это не показалось. Решила задать общие вопросы.

- В чем суть идеологического противостояния армии и милиции?

- Они разные.

- Но в чем главная разница?

- Иерархия. В милицию можно прийти после института и занять должность от рядового до полковника. А в армии так нельзя. До каждого звания нужно дослужиться. Если ты в милиции был полковником, то в армию ты можешь прийти только в том звании, в котором закончил срочную службу. Сержантом или лейтенантом, если образование высшее.

- А еще?

- В вооружении. На вооружении милиции пистолет и автомат. У них нет ни боевых самолетов, ни тяжелой техники.

- Но ведь обещают вооружить Нацгвардию и батальоны всем все всем!

- Обещать не значить жениться. Сейчас АТО в основном ведется милицейскими батальонами с легким вооружением.

- Но в зоне АТО есть ведь армия!

- Есть. Но пока нет войны, армия только обороняется. Нет приказа наступать. Вот так. Были случаи, когда мы приходили к армейцам, брали у них танк, разваливали сепарский блокпост и возвращали танк. Сами они не могут. Нет приказа.

Были случаи, когда позиции ДНР градов(?) были заминированы, и не было приказа их взрывать. Группе пришлось отойти. Я это знаю, потому, что там погибли мои товарищи.

Под Иловайском в небо была поднята авиация. Порошенко, как Верховный Главнокомандующий должен был дать приказ. Из-за этого наши караваны, которые выходили, были разбиты "в ухнарь". Я был уже в госпитале, говорю это со слов моих товарищей, которые были там. На позициях стояли российские войска. Летчики, с которыми я общаюсь говорят мне: "мы были в воздухе, держали цели, но не было приказа стрелять". И виноват в этом не начальник штаба или министр обороны. Виноват прежде всего Президент. Потому, что Аваков не хочет выпускать из своих рук такую махину. Он сегодня командует всем в этой стране. МВД контролирует сегодня все – выезд, заезд, торговлю продуктами на Донбассе. Не Россия туда передает продукты. А наши предприниматели. Чтобы наживаться. Уголь нелегально вывозится. Зарабатываются огромнейшие деньги.

- Так… Вернемся к противостоянию МВД и армии - что конкретно плохого, что главой министерства обороны стал человек из МВД?

- В армии есть вооружение. Человек должен ориентироваться в вооружении. В ракетах, например. Ему нужно время, чтоб познакомиться с людьми.

Нужно два-три месяца. Потом войти в курс событий – еще полгода. Мы снова уничтожаем эффективность этого ведомства. У милиционера какая работа – пойти на улицу с пистолетом, пьяного арестовать. Или у предпринимателя кафе отжать, чтоб платило ему дань. А у армии задача – поставить пушку, окопаться, рассчитать, куда стрелять… Совершенно другая структура. Все равно, что директора этого ресторана поставить директором общественной организации.

Война и Жизнь

- Еще один вопрос, который меня всегда интересует: как случилось, что вы стали патриотом?

- Не знаю. Просто, когда в 16 лет выдавали паспорт, можно было выбирать. Моя мама украинка, а отец русский. Брат и сестра выбрали русскую национальность, а я записался украинцем. Сестра уже покойная, а брат живет в России.

- Как вы общаетесь?

- Никак. Бандеровцем меня называет.

- А почему же вы выбрали украинскую национальность?

- Не знаю. Считаю: в жизни есть знаки и надо их читать. Год назад я взял в метро жетон и бросил его левой рукой. Было какое-то особенное ощущение, я его запомнил. Сейчас у меня правой практически нет… Написал в 16 лет, что я украинец, и стал украинцем. Раньше никогда не дружил с "западенцами". Сейчас у меня много друзей с западной Украины. Мир перевернулся, я понял, что что-то могу для кого-то сделать.

Меня спрашивают часто: "чего ты пошел в АТО убивать людей?" Я пошел не убивать, а спасать. Я спасаю людей от окружения. От поражения залповым огнем, уничтожаю корректировщиков. Скажу по секрету: я всегда старался сделать так, чтобы было меньше жертв. И с той, и, с другой стороны. Хоть тренирую бойцов - сам оружие в руки больше не беру.

- И как подразделение которое вы организовали должно спасти Украину?

- Одно подразделение не спасет, но что-то сделает… Сейчас я укомплектовываю опытными бойцами еще одну бригаду в Очакове. Кстати - каждые выходные у нас в лесу тренировка. Хороших бойцов потом отправляю в серьезные подразделения.

- Можно к вам прийти потренироваться?

Смеется.

- Не вопрос. Только не представляю женщину с оружием. С фотоаппаратом, видеокамерой – пожалуйста! Но когда вижу на войне женщину, и представляю, что эту красоту, хрупкость могут убить, покалечить – на это больно смотреть!

- У России на данный момент большая военная сила, чем у нас - больше танков самолетов и всего просто больше?

- Ну и что? Вы помните про 300 спартанцев? Если у нас будет там триста спартанцев, там еще триста мы сможем держаться очень долго. Раз уж патриотизм поднялся. А украинское казачество тоже было в меньшинстве. Победили нас не войной, а хитростью.

- А вы лично верите, что возможна военная победа Украины в этом противостоянии?

- Я верю, что мы поднимем армию. В проигрыше тоже может быть победа - это уже философия воинского искусства. Можно даже погибнуть, чтоб победить. Увидят наши подразделения в работе – будут бояться. Но для этого нужно много сотен смертей.

- Вам не кажется странным, что в нашей стране, похоже, правительство не стремится выиграть войну?

- А когда правительство боролось за людей? За украинцев? За русских?

- Но ведь Президента ведь выбрал народ, большинство населения за него проголосовало.

- Тогда вопрос к народу.

- Вам не жалко ради этого народа тратить свою жизнь? Не хочется этих молодых мужчин, которые сидят пиво пьют на Крещатике бокалом про голове треснуть, за то, что они не на АТО?

- Не всем надо воевать. Воевать должны воины.

- То есть, даже мужчины делятся на воинов и не воинов?

- Обязательно

Как на заказ, в кафе заходит типичный хипстер. Очки, брючки, ноутбучек.

"Сенсей" показывает на него: "Как вы думаете - это вот воин?"

- Не знаю. Но есть же мужчины у которых шея шире головы и они тоже не на АТО.

- Вопрос не в шее. Воином делает мужчину не комплекция а дух.

- У вас нет впечатления, что в этой мясорубке гибнут лучшие, чтоб худшие выжили?

- Всегда так было. Посмотрите фильм "Семь Самураев". Там крестьяне добивали тех самураев, которые их спасали.

- И вам не жалко ради них гибнуть?

- Нет. Я же воин. Есть собака охотничья, которая никогда на человека не прыгнет. Она занимается охотой. И она друг человека. А есть собака бойцовая. А есть собака - болонка. Которая чисто диванная. Так что ж теперь - убить болонок, убить охотничьих собак, оставим только бойцовских?

Кто- то должен валяться на диване. Кто-то должен интернетом заниматься, кто-то мясо готовить. Если всех отправим на войну, кто будет шить портянки, носки, трусы, памперсы? Пусть они занимаются этим, и кормят воинов. Воин должен взять автомат, нож и идти на войну. А когда вернется оттуда - у него все должно быть - диван, кофе и все остальное. Десять, двадцать человек должны заниматься тем, что обслуживают его. Это обеспечение называется.

- А в мирное время что воин должен делать?

- Готовиться к войне. В Швеции резервист после в армии службы идет домой с пулеметом. Он готов воевать не дойдя до своей части, а на выходе из своего дома. Идеально было бы, если б наши солдаты после АТО шли домой с оружием. Я понимаю, что этого не будет. В Израиле, например, и девочки в армии служат. И там, опять-таки, они делятся по специальностям: кто-то – повар, другой кока-колу подносит, а третий в спецназе служит на передовой.

- А не думаете, что это количество людей с боевым опытом и оружием взорвет страну?

- Пускай взрывает. Как бы ни было парадоксально - для военного нужна война.

- А для всей нашей страны что нужно?

- Тоже война нужна. Пускай побьются люди. Пускай поспят в окопах все вместе. Пускай посидят без электричества. И когда война объединит народ, когда нас останется не сорок миллионов, а половина, нация очистится, как финны в свое время. Без объединяющей кровавой жертвы не бывает пробуждения. Я за это, как ни печально и больно, отдал свои два пальца. За понимание того, что происходит в мире.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги