УкрРус

Русалка из Днепра и национальная идея Медведева

Вопрос "Как правильно?" пришел на этой неделе в российские СМИ из сопредельного государства: Украина в рамках закона о декоммунизации наконец переименовала Днепропетровск. Наконец, потому что уж очень этот вопрос затянулся. То говорили о том, что все оставят как было (а часть "-петровск" объяснят тем, что это в честь Святого Петра, а не в честь большевика Петровского), то перебирали другие названия, а всего в истории Днепропетровска их было четыре.

Наконец решили: сократить наименование и оставить только первую часть — Днепр. Дело в том, что жители самого Днепропетровска, да и все остальные, кто туда приезжают, давно называют его просто Днепром, это название прочно вошло в разговорную речь. Так что, по сути, декоммунизаторы закрепили то название, которое всем давно хорошо известно, народный вариант.

"Домашние" имена есть у многих городов — и в России, и на постсоветском пространстве в целом, да и вообще по всему миру. Первое, что приходит в голову, — это, конечно, Питер и Ёбург. В США Филадельфию называют ласково — Филли, испанцы называют Барселону Барной. Но представить, что эти названия возвели в ранг официальных, сложно. Кажется, что это наша, личная сфера, вариант для домашнего использования, который не хочется отдавать чиновникам и закреплять в документах.

Вероятно, именно поэтому у одних история с Днепропетровском вызвала недоумение, а у других — смех (о Херсоне и его жителях в эти дни не пошутил только очень ленивый).

Но все это интересно и важно знать и обсуждать, скорее, жителям Украины. А вот российскому читателю и журналисту предстоит разобраться в другом аспекте, который мало кто заметил. Сделаем оговорку: если (если!) новое название Днепропетровска все-таки утвердят — постановление еще не подписано.

Так вот, если речь идет о присвоении нового имени, о топонимической жизни, которая начинается с чистого листа, то возникает вопрос: а как будет называться этот город по-русски — Днепр или Днипро?

Украинский Институт национальной памяти, который принимал активное участие в процессе декоммунизации, настаивает именно на украинском варианте и его непереводимости: только Днипро.

Ученым возражают: ведь не пишем же мы по-русски Львив вместо Львов и Мыколаив вместо Николаев. Не говоря уже о том, что никому в голову не придет Париж называть Пари, а Лондон — Ланданом.

Что с этим делать? И каким образом определить, как именно переводится то или иное название на другие языки?

Известный лингвист Максим Кронгауз говорит, что у варианта Днипро есть большие шансы закрепиться и в русском языке, но в целом ситуация сложная: "По поводу названия города ответить сложно — вопрос политический. В русской прессе уже мелькает Днепр. Если же исходить из логики, то ситуация такова. Здесь явное переименование, то есть надо брать новый украинский вариант. Это означает, что по-русски мы пишем Днипро. В случае с городами, которые не переименовывали, речь идет о переходе с русского на украинский, то есть мы можем сохранить традиционные русские названия: Львов, Николаев. Это же касается и названия реки. Остается Днепр. В сложных ситуациях решение может приниматься даже на уровне премьер-министра".

Кронгауз уверен: скорее всего, украинцы продолжат настаивать на Днипро, а русские — на Днепре.

Но пока ссориться из-за этого еще рано. Постановление о переименовании так и не подписано, и, вероятно, город останется Днепропетровском до конца 2016 года.

Впрочем, о Днепре/Днипро и шутках про жителей Херсона буквально на следующий всех заставил забыть российский премьер Дмитрий Медведев. Думаю, его афоризм, по его же собственному меткому выражению, будет отлит в граните и вполне может претендовать на победу в конкурсе "Слово года".

Приехав с визитом в Крым и услышав крик души пенсионеров о том, что пенсии не индексируют и жить не на что, премьер сказал следующее: "Просто денег нет сейчас. Найдем деньги, сделаем индексацию. Вы держитесь здесь, вам всего доброго, хорошего настроения и здоровья!"

Высказывание мгновенно обросло десятками пародий и шуток, а потом сжалось до "Денег нет, но вы держитесь!" и превратилось в мем.

Слова Медведева неожиданно оказались невероятно точными и отразили, если хотите, национальную идею нашего времени, которую транслирует власть: затяните пояса, стисните зубы, засуньте куда-нибудь подальше желание пожить на широкую ногу, да и вообще просто пожить — крепитесь! Потому что есть интересы и поважнее человеческих. Имидж — все, жажда — ничто.

Аллюзии тут очевидны: и по смыслу, и даже ритмически (четырехстопный хорей) это выражение отсылает нас к его грубому аналогу. "Нас …, а мы крепчаем!" — "Денег нет, но вы держитесь!"

Видимо, чуткость к поэтическому тексту Дмитрия Анатольевича мы все-таки недооцениваем.

Всего вам доброго и хорошего настроения!

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги