УкрРус

История России времен Путина подходит к концу

Мой приятель, обсуждая спуск Путина на батискафе в пучины Черного моря, хмыкнул и сказал: "К глубине привыкает". Потом много кто ерничал и зубоскалил, недоумевая по поводу целесообразности и действенности такого пиар-хода. Четыре года назад Путин уже нырял в воды Таманского залива, вытащил со дна тщательно отмытые амфоры, покрасовался в ипостаси водолаза. Таманский залив находится на территории Кубани, Краснодарского края, на этот раз товарищ Путин опустил свое тело в акваторию аннексированного Крыма. Если заглянуть в карты 1918 года, то Путин совершил порчу украинской воды дважды – Кубань тогда тоже принадлежала Украине, как и Крым. Пишет Олег Панфилов для "Крым. Реалии".

Необходимость российского президента спускаться в голландском батискафе практически необъяснима. Аппарат из страны, чьи продукты и цветы признаны санкционными, невъездными и подлежат уничтожению. Путин презрел все ограничения и собственные указы и решил покрасоваться. На какую глубину он спускался, спускался ли вообще – все покрыто тайной монтажа и спецэффектов. Российский православный телеканал тут же не преминул сравнить Путина с Александром Македонским – оба были заданы целью объединить Восток и Запад, оба спускались якобы в пучины морские в "стеклянном шаре" и облетали окрестности империй на "птице". В этом случае православные журналисты, конечно, имели в виду моторный дельтаплан, с помощью которого Путин должен был повести косяк стерхов на юг.

Кремлевские пиарщики и в Севастополе постарались – привезли три автобуса массовки, все остальное сделали объективы телекамер и монтаж – было ощущение, что вокруг Путина собралась половина населения Крыма. Камеры на площади показали, что действо по пожиранию вглядами любимого вождя происходило на небольшом участке площади Нахимова. На краю площади стояли автобусы, сама площадь практически пуста, и только у Графской пристани толпились пассажиры трех автобусов.

С политической точки зрения вояж в оккупированный Крым ничего не стоит – никаких политических дивидендов на фоне летящего в пропасть рубля и дешевеющей на глазах нефти он не принес, сколько бы ни показывали восторженные лица с сияющими глазами крымчан, свезенных на автобусах для участия в телевизионном репортаже – "крымчане обожают Путина". Сам Путин был в этот раз чрезвычайно оригинален и больше похож на китайскую бабушку, нежели другие путины – еще два дня назад. Он много улыбался, компенсируя щелочками глаз и широкими скулами низкие зарплаты и нищенские пенсии крымчан.

Только ли чтобы покрасоваться приезжал Путин в Крым? Как любого преступника, его тянет туда, где он совершил нечто, что определяет всю его окончательную жизнь. Это "нечто" обычно сходило ему с рук – Дагестан, Чечня, Грузия. В Украине ему сказали "нет!". Последние столетия от России исходит угроза, постоянная агрессия и опасность, которую в Кремле превратили во внешнюю политику. Вы никогда не услышите хвастающего россиянина, который расскажет не о танках или бомбардировщиках, а о новых достижениях в развитии высоких технологий или, на худой конец, в российском сельском хозяйстве. Нет, хвалятся мифическими военными подвигами и победами над странами, в 100-150 раз меньше себя. И шипят – "замочим всех!"

Путин приезжал в Крым, чтобы потешить себя и утешить крымчан. Поэтому так нелепо все выглядело – и перекрытые улицы, и свезенные фанаты, и использование импортного подводного устройства. Как было бы замечательно, если бы это был российский батискаф, пусть хотя бы в форме дубовой бочки, опустившей в пучину морскую сказочного Гвидона Салтановича. На берегу бы стоял Иосиф Давидович в царском камзоле, в сафьяновых сапогах и речитативом бы читал пушкинские строки: "Ты, волна моя, волна! Ты гульлива и вольна; Плещешь ты, куда захочешь, Ты морские камни точишь, Топишь берег ты земли, Подымаешь корабли – Не губи ты нашу душу: Выплесни ты нас на сушу!"

И тут – бац! Без помощи федеральной службы охраны и спасательных служб бочку выносит на берег. Хор ветеранов Крымской войны 1856 года года поет "Оду Отечеству" и "Боже, царя храни". Из бочки выползает царь, отряхивается и идет к микрофону. "Исполать тебе, батюшка", – кричит толпа. Над Крымом поднимается искусственное русское солнце, в отблесках которого не видны ржавые корпуса черноморской флотилии. Так бы хотел видеть свой визит гений российской демократии президент 2.0 – В.В.Путин.

Сказочность мероприятия не отменяет реальности и приземленности. На деле Путин приехал, чтобы оттянуть возвращение Крыма еще на немного. Своим видом он выказывал крымчанам уверенность, в которой они уже разуверились. Крым превратился в остров наподобие недавней Кубы – сам себе в изоляции, без средств к существованию и особых перспектив в будущем. Самым необычным эпизодом визита был снятый российским телевидением без купюр диалог Путина с министром культуры Мединским. Сцена, достойная внимания Станиславского: участники диалога делали удивленные глаза и не могли понять, куда подевались деньги на крымскую культуру. Деньги все равно не нашли, скорее всего, их не было, но не будет – это точно.

История России времен Путина подходит к концу, это понятно и без политологов с экспертами. Наступает время, когда из России должны доноситься тоскливые возгласы, вопрошающие – "Кто виноват?". Спустя время понесется и традиционное – "Что делать?" Так в российской истории повелось – как только что-то перестает работать или элементарно ломаться, то всегда найдется десяток-другой представителей интеллигенции, которые начнут задавать эти вопросы, писать статьи и книжки. Пока не появится очередной царь, с новой энергией приступающий к очередному обману населения.

Лозунг "Крымнаш" начинает блекнуть. Все последние 24 года по Крыму ходили толпы страждущих по России. Они получили ее. Наверное, хотели, чтобы было "без шума и пыли", чтобы весь мир тут же признал, а крымчане ощущали довольствие и счастье. Мир не признал, более того – мир обозлился. С Россией сейчас происходит то, что уже было с СССР тридцать лет назад. Кремль не любит учиться на своих ошибках, там, как говорят программисты, свой софт – захват власти, голод, разруха, вопросы – "кто виноват" и "что делать". Изменит ли Россия свое отношение к миру, предсказать невозможно, зато хорошо известна традиция цикличности российских проблем – они похожи... Следующий президент будет таким же. Батискаф может быть другим.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги