УкрРус

А что с ним? - С ним Дебальцево

- А что с ним?

- С ним Дебальцево.

- Может, отпустит?

- Нет, не отпустит. Дебальцево - это на всю жизнь. Как и Иловайск.

- Ну, было много битв.

- Да. Но Дебальцево и Иловайск - болезни на всю жизнь. Не выздоровеешь, даже не надейся.

Почему?

Потому что бросать своих на смерть...

бросать своих на бесполезную смерть...

бросать своих на бесполезную смерть и врать, безбожно врать при этом...

наше правительство и Генштаб научились сразу, в первые месяцы войны.

Не только в Дебальцево бросали так нагло, цинично, беспощадно - но только там настолько массово.

И это самое страшное - предательство своих.

Предательство, подкреплённое словами из высоких трибун. Перед миром. Не боясь, что когда-нибудь откроется правда.

Правда - она складывается из множества осколков. У каждого своё видение. Каждый смотрел и запоминал своё.

Когда-нибудь эти осколки составят полную картину - или не составят. Если высокие трибуны успеют создать и навязать свою.

А они, кажется, успеют.

Но есть мы. Те, кто тогда был Дебальцево. Мы произносим это как пароль, и узнаём своих по лицам.

В Дебальцево остался кусочек моего сердца - и тысячи кусочков других сердец остались там.

Нельзя сердцам быть на кусочки.

Мне нужно возвратить Дебальцево. И нужно им, те, кто оставил там свои разбитые сердца.

Свои оторванные руки и ноги.

Своих друзей, пожжённых и замёрзших.

Своих побратимов, истёкших кровью.

Я ненавижу тех, кто допустил Дебальцево.

Это - Россия, ДНР и ЛНР со всеми присными. Мир, которому, по сути, плевать было на нас.

И наше правительство. Наш Президент. Наш Генштаб.

... а Дебальцево - оно у каждого своё.

У меня

и эти два документа, которые случайно я нашла сегодня, разбирая архивы.

Последний коридор, который нам всё же дали после сдачи Дебальцево - счастье, что он не состоялся.

Прочтите разрешение, которое нам дали - там нет ни слова о волонтёрах и МЧС-никах, которые готовили колонну на Дебальцево. Там нет гарантий безопасности для них - но приглашали к коридору именно их. Нас...

Нам приглашали устно, и устно давали "гарантии" - а за дверями кабинетов офицеры умоляли нас не ехать.

Нас удержал от ошибки генерал Размазнин - тот самый генерал, который добился первого коридора. Первого - когда было вывезено около тысячи людей.

Спасибо, Александр Петрович. Вы были с нами в Дебальцево - и во время прямых обстрелов, и во время первого коридора.

И вы же не допустили нас к этому идиотскому второму коридору.

Когда-нибудь мы с вами приедем в Дебальцево. Верю.

Когда-нибудь мы все приедем в Дебальцево. Нельзя мне жить без этой веры.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги