УкрРус

Путин и тайны Индии

9 мая Путин опять влез в историю – и в прямом, и в переносном смысле. В прямом – это когда опять стал вольно интерпретировать исторические события, не понимая ни их хронологии, ни политического подтекста, ни последствий. В переносном – он своими историческими опусами загнал сам себя в угол, поскольку пакт Молотова-Риббентропа у европейцев вызывает определенное брезгливое отношение. А Путин решил высказать поддержку, заявив, что не видит в Пакте ничего плохого.

Хорошо еще, что никто не подсказал Путину заявить, что расстрел в Хатыни имел объективные причины

Мне почему-то давно кажется, что Путин получает исторические познания исключительно из умозаключений Дугина, Кургиняна и Рогозина. От Кургиняна и Дугина – весь этот бред по поводу "русского мира", а от Рогозина – геополитические изыски, в том числе и поводу пакта Молотова-Риббентропа. Хорошо еще, что никто не подсказал Путину заявить, что расстрел в Хатыни имел объективные причины. Кажется, полякам, после того, как они до их пор не могут добиться от Кремля передачи вещественных доказательств с места катастрофы президентского самолета под Смоленском, не хватает еще и этих откровений. После признания Пакта все остальное может показаться логичной цепочкой, а вслед за этим Путин может стать изгоем на вечные времена.

9 мая Владимир Путин оказался в жутком положении. Возможно, он загодя готовился к выступлению на Красной площади, репетировал орлиный поворот головы, осанку, тембр голоса. Если бы все было так, как десять лет назад, то и проблем особых не было: тогда на Красной площади был весь цвет мировой политики, рядом с молодым русским политиком сидели президент США Джордж Буш-младший, и канцлер ФРГ Герхард Шредер, далее – президент Франции Жак Ширак, премьер Японии Дзюнъитиро Коидзуми, председатель КНР Ху Цзиньтао, премьер-министр Индии Манмохан Сингх, премьер-министр Италии Сильвио Берлускони, президент Сербии и Черногории Светозар Марович, вице-премьер Великобритании Джон Прескотт, президент Латвии Вике-Фрейберга, высшие международные чиновники: председатель комиссии Европейских Сообществ Жозе Мануэль Баррозу, генеральный секретарь ООН Кофи Аннан, генеральный директор ЮНЕСКО Коитиро Мацуура, бывшие президенты Польши и Кипра – генерал Войцех Ярузельский и Главкос Клиридис. Путин скромно их приветствовал, искоса поглядывая на них, и не мог поверить, что он в самом что ни на есть политическом "малиннике".

Они ему пытались поверить. После всех лет, почти века вранья и террора, войн и наглой внешней политики, западные лидеры очень хотели увидеть в этом небольшого роста майоре КГБ что-то новое, обнадеживающее. Он в ответ говорил им красивые и правильные слова, хотя к тому времени о замашках диктатора гости знали – шла вторая война в Чечне, СМИ в России превращались в монолитную государственную пропаганду, но надежды они еще не теряли. Видимо, они дали Путину карт-бланш на второй срок, надеясь, что Россия все же станет частью демократического мира. Спустя десять лет все надежды растаяли, доверие закончилось.

Путинского запала на демократию, на самом деле, хватило лишь на пару лет: тогда, в 2005 году на Красной площади среди мировых лидеров сидел готовый диктатор – необразованный, наглый, хамоватый, считающий себя политиком, взявшимся за возрождение новой империи. Цель Путину была понятна, но как идти к этой цели он не знал. Он мучился в поиске идеологов, которые могли бы ему придумать красивую обертку для цели. Таких сумасшедших в России оказалось достаточно – от евразийца Дугина до национал-имперца Рогозина и Михалкова, остальных было еще несколько куч – с фашистскими, космологическими и прочими сказочными идеями.

Путин наивно думал, что мир проглотит всю эту дребедень, которую он говорит или показывает в виде "русского мира" в оккупированном Крыму и в нескольких районах Восточной Украины. Неудача в дальнейшем распространении "русской чумы" расстроила Путина и он начал откровенно хамить – обещал и не выполнял, подписывал и забывал, говорил о демократии и становился диктатором. Ему отомстили – лидеры ведущих стран мира отказались приехать на военный парад. Можно было представить, как сжимались кулаки Путина, когда он с каждым днем узнавал о новых отказах. Президент Черногории поставил свою точку накануне Дня победы.

И теперь Путину надо было выкручиваться – в глазах россиян он оказался никчемным руководителем, к которому согласились приехать лишь диктаторы и несколько президентов, посчитавших, что чем-то обязаны Путину. Полагаю, что он не раз в эти дни вспоминал свой триумф десятилетней давности – тогда был мировой аншлаг, но теперь на Красной площади собрались лишь попрошайки, диктаторы и сам себе на уме китайский руководитель.

Подготовленная заранее речь Путина оказалась странным текстом – в нем уже не было ярких эпизодов и знаменитых участников. Но в Путине, как всегда бывает в таких случаях, проявился яркий историк. В новом тексте он как жонглер манипулировал двумя названиями – "Великая Отечественная" и "Вторая мировая", хотя 9 мая официально отмечается День победы в советском варианте праздника. Путин все время пытался подчеркнуть роль советской армии, но приводил примеры Второй мировой. Он упомянул союзников, но не сказал о происшедшем благодаря им переломе в войне. Были упомянуты Азербайджан, Армения, Беларусь, Киргизия, Казахстан, Таджикистан, но ничего не сказано об Украине, Грузии и Молдове. Историк Путин путался в событиях и действующих лицах, забывая одних, героизируя других.

Других – это потому, что они и приехали на парад. Пришлось сказать о воинах Индии, сербах и монголах. Почему только сербы, а не черногорцы или хорваты? Броз Тито был хорватом и воевал против Германии, но историк Путин его не знает или не хочет знать. Знает о "воинах Индии", страны, которая на самом деле была Британской Индией, но слово "британское" Путину было противно произносить, так как британский премьер-министр отказался приехать на парад. А если быть объективным, то индийцы воевали не только в составе британской армии, но и гитлеровской Германии, о чем историк Путин тоже должен знать.

Об участии Монголии и Китая было упомянуто вскользь, без уточнения деталей, о других гостях Путин так ничего и не сказал – ни о героическом подвиге Зимбабве, ни об отважных воинах Венесуэлы. Те были лишь довеском к торжеству, частью предполагаемой грандиозной массовки, на которую правительство России потратило несколько миллиардов рублей. Путин мечтал быть опять центром вселенной, как десять лет назад, но оказался лишь космическим "карликом", в переносном и буквальном смыслах.

Путин запутал сам себя и попытался запутать других. Словосочетание "Великая отечественная" он произнес больше, чем принятое название во всем мире. И парад официально назывался – "в честь победы в Великой Отечественной войне". Тогда при чем тут Индия? С Китаем тоже было все довольно странно: СССР в начале войны тесно сотрудничал с Чан Кайши, который, в свою очередь, воевал с Японией. Напротив, в 1942 году на стороне Китая воевало около 5 тысяч советских солдат и офицеров, Москва продолжала помогать китайцам оружием. Нормальные отношения между СССР и Китаем установили только в начале 1945 года и то, после того, как Кремль поддержал коммунистов и предал Чан Кайши. И эта история совсем не имеет никакого отношения к Великой Отечественной войне, Путин опять наврал. Единственная страна, которая действительно помогала – это Монголия. Несмотря на чистки Красной армии и репрессии чекистов в 20-30 годах, монголы вынуждены были послать в СССР немного лошадей, мясо и шерсть.

Возможно, что российские историки уже взяли "на карандаш" новые мысли Путина и в ближайшее время в учебниках появятся новые главы. Кажется, уже мало кого удивляет, во что превращается Россия. И, чем черт не шутит, может кому в голову взбредет выдвинуть Путина на Нобелевскую премию. Но номинации по истории, к счастью, нет.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги