УкрРус

Если "Крым наш", то все позволено

Государственное обвинение потребовало для Навального десять лет лишения свободы по делу "Ив Роше". Для сравнения: год назад прокуроры столько же требовали для националиста Даниила Константинова. В обоих случаях доказательства вины подсудимых не выдерживали никакой критики, у Константинова было алиби, за Навального — все показания свидетелей.

Отличие здесь только в том, что Константинова судили за совершенное им якобы убийство, Навального — всего лишь за ущерб, который был якобы нанесен коммерческой компании. Ставки растут, пишет Кирилл Мартынов в статье для "Новой газеты".

Процесс над Константиновым, для которого это была первая судимость, закончился сенсацией. Его статью вдруг переквалифицировали на хулиганство, после чего он был приговорен к трем годам колонии, подпал под амнистию и был освобожден в зале суда. В настоящее время Константинов находится за границей, опасаясь новых преследований со стороны российских властей. Навальный формально уже является "рецидивистом", за плечами у него условный срок по делу "Кировлеса". Но для нашей отнюдь не слепой Фемиды еще важнее то обстоятельство, что реакция на суд над Навальным в стране является своего рода инструментом измерения реальных общественных настроений. Политики здесь намного больше, чем в деле Константинова, по той простой причине, что о процессе будет писать мировая пресса, а на улицы в поддержку заключенного Навального собираются выйти люди, как уже случилось однажды.

Судебная система в России работает в одну сторону, она уничтожает своих жертв. По крайней мере, до тех пор, пока в этот порядок вещей не вклиниваются какие-то внешние факторы. Приказ выпустить Навального во время суда по "Кировлесу" и дать ему возможность участвовать в выборах мэра Москвы, очевидно, шел тогда непосредственно от президента Путина. Этот же человек год назад освободил своего многолетнего политического оппонента, Ходорковского. Чувствуя, вероятно, некоторое головокружение от успехов, присущее исполнителям, Путин вынужден был выполнять роль государственного адвоката. Нынешняя ситуация вызывает опасения: возможно, сдерживать систему больше некому и незачем.

Россия пережила катастрофический год, но официальные рейтинги президента взлетели до небес. И даже обесценивание рубля пока не смогло нарушить этого. На этом фоне осторожничать по поводу Навального может и расхотеться. Если Крым наш, то все позволено.

Десять лет, запрошенных прокуратурой, в этом смысле — пробный шар. Сейчас они сидят и смотрят, как он катится, собирают вырезки из газет в красную папку.

И по старой привычке здесь все же взята некоторая пауза. Оглашение приговора назначено на 15 января — то есть на тот срок, когда страна начнет приходить в себя после новогоднего похмелья (во всех смыслах этого слова). Никто сейчас не предскажет двух вещей: какие цены в январе будут в магазине, и как на них прореагируют люди. Из-за девальвации рубля нарушена стандартная технология: выносить резонансные приговоры по политическим процессам под Новый год, накануне каникул или в мертвый сезон отпусков в августе. Похоже, у технологов есть некоторые сомнения: не окажутся ли вдруг граждане, бегущие менять рубли на холодильники и телевизоры, на оппозиционном митинге. Политический курс доверия может оказаться столь же волатильным, как и цена на нефть или российский фондовый рынок. Тогда, в духе наших новейших рецептов борьбы с кризисом, прежде чем наконец посадить Навального, придется взять паузу на пару лет.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги