УкрРус

Теория политической относительности

  • Теория политической относительности

16 мая этого года я случайно включила "Евроньюс" и увидела репортаж об очередной годовщине терактов в Касабланке.

Сначала показали демонстрацию родственников убитых, которые кричали: "Нет терроризму!" Потом репортер сказал, что "власти приписали теракт салафитам". Потом показали демонстрацию салафитов, которые говорили: "Мы до сих пор не знаем правду о теракте в Касабланке".

Таким образом, в соответствии с нынешними канонами объективной журналистики, в репортаже было политкорректно представлены две точки зрения: властей, которые почему-то приписали теракт салафитам, и салафитов, которые хотят знать правду.

На самом деле никаких загадок в терактах в Касабланке нет. Теракты были устроены 12 (!) смертниками, которые в один и тот же час 16 мая подошли к самым разным местам в городе — итальянский ресторан, испанский ресторан, еврейское кладбище, бельгийское консульство — и взорвались. Власти не "приписали теракт салафитам" — это был теракт, устроенный салафитами. Салафиты не "хотят знать правду", они лгут, как лжет мать Царнаева, которая вопит, что ее сыночка подставили.

И вдруг я подумала, что этот репортаж — частный случай того тренда, который господствует сейчас в мире. Тренда объективизма. Все относительно. Все точки зрения равны. Все культуры равноправны. Можно так, а можно — и эдак.

Вот раньше, например, мы простодушно думали, что карибские индейцы были людоедами. Спутники Колумба очень красочно описывали, как они заходили в хижины, где под потолком коптились человечьи ноги. Теперь новая политкорректная история говорит: все культуры равноправны. А людоедство? А не было никакого людоедства. Это все были злобные выдумки колонизаторов, которые под этим предлогом истребили мирный народ, живущий в гармонии с природой.

Или раньше, например, мы простодушно думали, что крах Римской империи был катастрофой, вызванной нашествием варварских народов. Мир утратил цивилизацию.

Теперь новая политкорректная история называет это "аккомодацией" и "трансформацией". Проект, спонсируемый European Science Foundation, так и называется: "Трансформация Римского мира".

Трансформация это была, понимаете? Приходили гунны и вырезали город. Приходили вандалы и вырезали город. В раскопках до 446 г. — богатый город с красивыми домами, банями, форумом, храмами, а после 446 г. — слой пепла, а потом четыре хибары, липнущие к трущобе, в которой жил епископ. Виллы исчезли, сменившись замками. Тысячи сельских поселений были стерты с лица земли. Грамотность исчезла, денежное обращение исчезло, рынок исчез, исчезли дома, крытые черепицей (что было норма в римские времена), исчез цемент, строительство дорог, а в Англии на три столетия исчез гончарный круг. Так вот, это была трансформация. Взаимовыгодное сотрудничество римлян с радостно переселявшимися к ним германскими племенами.

Все культуры относительны, все точки зрения равноправны.

Разумеется, у такого типа дискурса есть некое преимущество перед типом дискурса, принятым в XIX веке, который считал, что надо не излагать разные точки зрения, а устанавливать правду. Ведь вместо правды легко установить ложь и начать вбивать ее в голову.

Но проблема заключается в том, что среднестатистический потребитель информации подсознательно слышит не "разные точки зрения". Он в фоновом режиме воспринимает сказанное с экрана или написанное в книге как правду. Если журналист говорит, что "власти приписали теракт салафитам", то это не воспринимается как информация о теракте, совершенном салафитами. Это воспринимается как информация о теракте, который нехорошая власть почему-то приписала мирным салафитам.

"Объективное изложение разных точек зрения" в стремительном информационном потоке оборачивается не объективностью, а всеобъемлющим враньем, и охотно используется авторитарными режимами для пропаганды.

Помните плакаты, которыми рекламировала себя Russia Today? Буш или Ахмадинежад — "кто из них более опасен для мира? Давайте обсудим".

"Давайте обсудим" формально выглядит как приглашение к объективной дискуссии, а на самом деле — это приглашение к вранью. "Кто устроил теракт в Касабланке — салафиты или власть? Давайте обсудим". "Ели ли карибы человечину — давайте обсудим?" "Взятие Рима вандалами — тотальный грабеж или взаимовыгодная аккомодация? Давайте обсудим".

Еще недавно мир был устроен так, что когда правда о каком-то дебатируемом вопросе выяснялась, то эта правда была окончательным вердиктом. Когда выяснилось, что Земля вращается вокруг Солнца, то люди, которые говорили: "А у нас другая точка зрения", — перестали восприниматься всерьез. Когда на процессе Дрейфуса выяснилось, что полковник Анри подделал доказательство его вины, это стало доказательством невиновности Дрейфуса.

Не то сейчас: изобилие информационных потоков таково, что человек может бесстрашно игнорировать любые доказательства и факты. В свободном доступе "Архипелаг ГУЛАГ" — но вам невозмутимо говорят: "Сталин — убивал, истреблял только врагов". Вы можете прочесть кучу отчетов комиссии по 11 сентября, но вам невозмутимо говорят: "Башни-близнецы взорвали сами США". Давайте обсудим.

Так вот: не все вещи надо обсуждать. Не все культуры равноценны. Не все точки зрения равны. И привычка представлять как равноправные все точки зрения — это привычка, которой прекрасно пользуются террористы и авторитарные режимы.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги