УкрРус

Бывший агент ЦРУ: Путин губит Россию

Президент России Владимир Путин в определенной мере продолжает политику СССР времен холодной войны, чем наносит вред экономике своей страны, а также российскому народу. Такое мнение в эксклюзивном интервью радио Baltkom высказал бывший спецпомощник директора ЦРУ при администрации президента Рональда Рейгана Герберт Мейер.Интервью провели Вадим Радионов и Андрей Лешкевич.

Baltkom: Некоторые эксперты говорят о возвращении холодной войны, речь идет о проблемах в отношении России и США. Как вы на это смотрите, можно ли происходящее назвать холодной войной?

Мейер: Нет. Я не думаю, что холодная война может вернуться. Холодная война была глобальным противостоянием между свободным миром и Советским Союзом. Союз хотел распространить свою систему повсюду. Мы, естественно, не хотели, чтобы это произошло. Такое больше никогда не случится. В данный момент правительство России ведет себя не так дружелюбно, как мы хотели бы. Оно ведет Россию назад, к некоему тоталитаризму или буржуазной демократии, что не очень хорошо. Как бы то ни было, холодная война никогда не повторится. Это не значит, что между США и Россией нет проблем, но это не глобальная холодная война.

Baltkom: Какие изменения произошли в агентурной работе со времен холодной войны, остались ли какие-то базовые ценности, если говорить о США?

Мейер: Ну, здесь необходимо учитывать, что я уже не связан с ЦРУ, так что, возможно, другие люди знают лучше. Когда я работал в ЦРУ, наша работа была сфокусирована на Советском Союзе. Сегодня в фокусе терроризм, "Аль-Каида", война на Ближнем Востоке. В этом основная разница. Раньше мы почти полностью были сконцентрированы на Москве, сегодня это не так.

Baltkom: Вы сказали, что во времена холодной войны ЦРУ было сфокусировано на СССР. Можете описать вашу работу в те годы?

Мейер: Нас не покидало ощущение глобального противостояния, и что если мы не будем осторожны, то ситуация может выйти из-под контроля. Мы имели дело с ядерным оружием. Как вы знаете, я был одним из первых, кто сказал, что мы победим в холодной войне. В целом это было очень интересное время, мы верили, что сможем закончить холодную войну мирным путем. Без применения ядерного оружия. Так что это было очень неспокойное время, и в то же время, мы чувствовали, что меняем историю. И мы сделали это.

Baltkom: Вы были одним из первых, кто предсказал падение Советского Союза — по каким причинам вы поняли это раньше других?

Мейер: Одним из основных признаков было то, что мы называем промышленное производство. На Западе — в США, Европе, мы разрабатывали новые технологии, в частности, компьютеры. У людей появлялись персональные компьютеры. Производство становилось все лучше, благодаря новым технологиям. Это означало, что наша экономика становится более успешной, чем советская. Разрыв между нашими экономиками увеличивался. Мы могли работать, используя намного меньше средств. Это были колоссальные изменения, и ничего нельзя было предугадать, потому что, опять же, это зависело от развития высоких технологий. Так что мир менялся, это было одной из деталей, которую мы заметили, и начали разрабатывать. Так, позднее это помогло нам снизить цены на нефть, что положительно сказалось на американской экономике, и очень плохо на советской. Ведь нефть была их основным инструментом для работы с иностранной валютой.

Baltkom: Холодная война действительно закончилась мирно, но насколько велика была вероятность новой глобальной войны в 80-е годы, например, после крушения южнокорейского "Боинга" в 1983 году?

Мейер: Я думаю, вероятность была довольно большой. Кстати, одна из книг, которую я написал, называется "Почему мир так опасен". Ответ — потому что ядерное оружие в Советском Союзе подходило к концу, и это было опасно, они могли что-то предпринять. Так что 80-е были временем надежды, но также это время было опасным. Нет ничего более опасного, чем ядерная сила, которая осознает свое поражение.

Baltkom: Какой момент во время вашей работы в ЦРУ и в администрации Рейгана вы можете назвать самой кризисной точкой в холодной войне?

Мейер: Таких моментов было несколько: крушение южнокорейского Боинга — один из них. Советский Союз отвечал на наши военные учения, и в какой-то момент это стало выглядеть устрашающе, ситуация могла выйти из-под контроля. Кроме того, вы же помните, что Рональд Рейган был подстрелен, папа Иоанн Павел II был подстрелен, время было непростым. Специфика того времени заключалась в понимании Москвой того, что история не на их стороне, что они проиграют. Все время они думали, что выиграют холодную войну, и тут пришло осознание, что это не так. Знаете, когда вы понимаете, что проиграете, вы можете стать безрассудным. В этом и крылась опасность. Союз мог пойти на что-то безрассудное, повернуть назад. Они этого не сделали, и мы победили.

Baltkom: Что вы думаете о пропаганде, насколько большую роль сыграл этот инструмент в том противостоянии?

Мейер: Он сыграл колоссальную роль. Он доносил до людей информацию, которую они больше нигде не могли получить. Джордж Оруэлл в своем романе "1984" описал мир, в котором правительство имеет полный контроль над информацией, они могут следить за кем угодно. Но технологический прогресс сделал информацию более компактной и менее труднодоступной. Тогда правительства стали терять свой контроль, в отличие от того, как это описано у Оруэлла. Советская пропаганда была эффективной, но и она начинала проигрывать, и мы воспользовались этим с помощью нашей собственной пропаганды.

Baltkom: Были ли в США люди, которые считали, что советская система лучше американской, много ли их было?

Мейер: Их было очень мало. Они определенно были, но я думаю, совсем немного. Были дискуссии о том, как надо действовать, правильно ли поступать так или иначе, но не более того. То есть, определенно, среди трехсот миллионов были несогласные, но мало кто высказывался в пользу советской системы. Это же была ужасная система, просто чудовищная.

Baltkom: ЦРУ официально поддерживали моджахедов во время вторжения СССР в Афганистан. Впоследствии некоторые моджахеды основали группировку "Аль-Каида". Не кажется ли вам, что ЦРУ и США в какой-то степени ответственны за возникновение исламского терроризма?

Мейер: Нет, я так не думаю. Кстати, вы говорите о ЦРУ, но поддержку им оказывало правительство США. Да и весь остальной мир. Вспомните о том, что Сталин был нашим союзником. Мы должны были работать вместе, что победить Германию, победить нацизм. При этом, нельзя сказать, что США, Великобритания, Франция и другие страны стали причиной возникновения холодной войны. Вы должны справляться с проблемой, которая возникает у вас на пути, но вы не можете предсказать будущее. Да, мы поддерживали моджахедов в Афганистане, чтобы сдержать силу СССР и закончить холодную войну. Но я не думаю, что это стало причиной того, что произошло впоследствии. С таким же успехом можно сказать, что падение союза стало причиной падения Югославии, но это не так, и жизнь продолжается.

Baltkom: Некоторые эксперты высказывают мнение, что современная Россия в определенной степени продолжает политику Советского Союза, что вы думаете об этом?

Мейер: Это определенно так. Путин творит очень губительные для России дела. Их экономический рост даже не близок к тому, каким он должен быть, у них нет свободы слова, предприниматели не могут нормально заниматься бизнесом и улучшать экономику, уровень пропаганды является чудовищным. Путин допускает абсолютно те же ошибки, какие Советский Союз допустил во время холодной войны, он ничему не научился. Повторю, я не думаю, что холодная война вернется, просто это неприятности для российского общества.

Baltkom: По какому же пути должна пойти Россия с вашей точки зрения, ведь российское общество никогда не жило в условиях западной демократии.

Мейер: Многие страны учатся быть современными. Мне кажется, это более подходящее слово — современность. Современное государство является более ли менее свободным, люди могут заниматься своим бизнесом, за ними не следят, их не сажают в тюрьму ни за что, правительство не распространяет тонны пропаганды. Вот, как выглядит современное государство, а Россия не делает ничего, чтобы им стать. Латвия делает намного больше, Польша делает намного больше, все мы учимся. Россия лишь вредит своему народу. Очень жаль.

Baltkom: Расценивают ли США Россию как серьезного игроки или, может быть врага, или же политика Путина не воспринимается всерьез?

Мейер: Россия воспринимается очень серьезно. Я бы даже сказал, что сегодня это центральный политический вопрос для правительства США. Кстати, это именно то, чего хочет Путин. Он хочет, чтобы Россию воспринимали серьезно. Так что он, скорее всего, говорит — смотрите, как хорошо идут дела, Россию воспринимают так серьезно. Но тебя могут воспринимать серьезно, если ты представляешь угрозу, или если у тебя сильная и успешная экономика. Мне кажется, он пошел по ложному пути. Но, безусловно, США очень серьезно воспринимает Россию, более серьезно, чем за последние 20 лет.

Baltkom: Существует убеждение в том, что при падении Советского Союза между Западом и СССР якобы была заключена договоренность о том, что НАТО не будет продвигаться на Восток. Почему сегодня альянс продолжает это продвижение?

Мейер: Я не уверен, что была какая-либо договоренность. Но я могу сказать — вся проблема в Путине. Послушайте, никто не хочет войны с Россией, никто не хочет войны в Европе. Единственный человек, который нарушает стабильность в Европе — это Владимир Путин. Латвия не будет захватывать Польшу, а Польша не будет захватывать Германию. Единственная страна, которая может перекроить Европу — это Россия под руководством Путина. В этом-то и проблема.

Baltkom: Какие страны по-вашему Россия может захватить?

Мейер: Россия уже вторглась в Украину, вторглась в Грузию. Я не знаю. Наверное, она может вторгнуться в Латвию и Эстонию. Это в стиле Путина. Это то, чем он занимается.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги