УкрРус

Реформы во время войны: все для фронта, все для победы?

В Германии есть любопытная практика. Если годовая статистика показывает большое количество нарушений ПДД по вине велосипедистов на каком-то участке дороги – там делают велосипедную дорожку. Таким образом, людей на велосипедах убирают с дорог общего пользования, они перестают мешать участникам движения – и количество нарушений снижается. При этом интересы всех групп учтены. Потому что в нормальном обществе законы описывают реальную жизнь и строятся под реальные запросы. Законы должны упрощать жизнь людей, а не усложнять. Грубо говоря, закон для людей, а не люди для закона.

У нас, к огромному сожалению, до такого еще очень далеко. Ситуация в Украине пока напоминает сцену из мультика про Чиполлино: "После того, как мы ввели налог на воздух, вы стали меньше дышать!". И дело даже не в налоговой системе – дело в подходе к решению проблем. Вместо того, чтобы разобраться в причинах и с помощью законодательства постараться изменить ситуацию – у нас борются со следствиями.

Взять те же самые новые технологии. Сколько мы слышим разговоров о том, что армии нужны беспилотники? А сколько слышим ответных историй о том, что беспилотные аппараты жутко дорогие в закупке и эксплуатации? И везут волонтеры на фронт беспилотники, купленные за деньги небезразличных украинцев – пока государство за счет денег ВСЕХ украинцев занимается разработкой аппаратов, которые бы отвечали каким-то там ГОСТам, требованиям безопасности и были дешевле зарубежных аналогов. Вам не кажется, что тут что-то не так?

Давайте разберемся.

Волонтеры снабжают военных обычными ГРАЖДАНСКИМИ беспилотными летательными аппаратами, которыми пользуются, например, для того, чтобы снимать красивые ландшафты с высоты птичьего полета, делать какую-то обычную аэрофотосъемку или снимать клипы. И стоят они вполне гражданских денег. И военные на передовой за эти ГРАЖДАНСКИЕ беспилотники волонтерам очень благодарны и прекрасно их используют.

Большие начальники из ГШ и МОУ в это же время тратят миллионы денег, полученных от налогоплательщиков, для того чтобы разработать какие-то таинственные беспилотные летательные аппараты, которые будут "заточены" исключительно под военные цели. Стоить они должны, конечно, дешевле, чем зарубежные аналоги – но будут стоить однозначно дороже гражданских. Плюс, годы, потраченные на разработку. Плюс с учетом скорости развития современных технологий, есть большая вероятность, что к моменту окончания разработки – это будет уже вчерашний день.

Но самое интересное даже не это. Самое интересное то, что после презентации чудо-аппарата (а он ведь действительно может стать прорывом), начнется мучительный процесс приема беспилотника на вооружение. А эти 7 кругов ада могут продлиться бесконечное количество времени. И дело тут даже не в желании дать армии только самое лучшее – тут дело в несоответствии норм приемки (которые были написаны еще во времена Хрущева и Брежнева) современным реалиям. А это, как вы понимаете, ничего общего с девизом "Все для фронта, все для победы!" не имеет.

Все это занимает огромное количество времени, требует участия огромного количества людей – и, как следствие, "сжирает" огромное количество финансовых ресурсов. И пока беспилотник не запустят в производство – мы можем считать, что деньги, которые государство заплатило за его разработку, потрачены совершенно впустую.

Я не прошу ответить на вопрос, чем же гражданские модели беспилотников ПРИНЦИПИАЛЬНО отличаются от военных, чтобы стоить на столько дороже. Это отдельная тема для разговора. Меня больше интересует, почему, при такой вопиющей бесхозяйственности, одной из "любимых" (и прекрасно работающих!) "отмазок" чиновников остаются "недофинансирование" и "нехватка средств"?

В команде Международного проекта "Центр подготовки "PATRIOT" есть человек, который построил военную промышленность в стране, где военной промышленности, по сути, никогда не было. Это Реваз Чарбадзе – создатель и первый руководитель грузинского концерна "DELTA". Когда Резо поставили задачу – в "DELTA" работало около 40 сотрудников – это вместе с уборщицами и охраной. Сейчас в концерне трудится 6 000 человек, годовой оборот – около 300 000 000 $. Через месяц после начала работы в армию передали прицел для РПГ, через 3 – коллиматорный прицел. Через 4 месяца после старта у них по полигону уже ездил опытный образец боевой машины Didgori. А еще через 3 месяца на параде ко Дню независимости Грузии показали уже 10 машин в двух модификациях. За 1,5 года грузины смогли наладить серийный выпуск 15 видов вооружения, а эта самая Didgori, процесс создания которой занял 7 месяцев, обошла в тендере для Саудовской Аравии соперников из США и Канады. Это при том, что, повторюсь, грузины до этого вообще не производили ничего такого.

Когда спрашиваешь у Резо, как так получилось – он отвечает: "Мы прекрасно понимали, что Грузия – страна не очень богатая, что лишних денег нет. Плюс было очевидно, что нет времени ждать и ни в коем случае нельзя терять темпы".

Оперативно менялись нормы, утверждались новые процедуры – на успех работала вся система. Военные постоянно участвовали в процессе разработки и тестирования вооружения – ведь именно они являются конечными потребителями. По сути, процесс приемки сводился к тому, что военные участвовали в разработке и испытаниях.

Основной успех грузинских реформ – это целенаправленная работа на результат и понимание важности темпов, с которыми внедряются изменения. Пример беспилотников – это просто пример. Так же у нас обстоят дела со всеми необходимыми нововведениями: с разработкой и внедрением новых боевых уставов, с подготовкой новых учебных программ, с изменением структуры управления армией, с перераспределением обязанностей между ГШ и МОУ - список можно продолжать долго. Страна теряет темпы, теряет время, теряет ресурсы.

Но, видать, у нас же не Грузия – денег и времени хоть отбавляй…

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги