УкрРус

Рецепт успешной украинской нации

Революция Достоинства привлекла внимание всего мира. Затем в центре внимания оказались аннексия Крыма и война на Востоке. Чтобы в таких нелегких условиях победить, Украине нужны защита суверенитета, победа в войне, эффективные реформы – экономические, политические, социальные. Успех в этих делах критически зависит от успеха в создании современной украинской политической элиты. Фундамент для этого – формирование успешной украинской гражданско-политической нации. Этот процесс уже идет, но пока он еще далек от успешного завершения, сейчас мы являемся свидетелями лишь одного из его этапов.

Национальная кухня (общий вид)

Формирование нации напоминает процесс приготовления блюда на кухне. Чтобы получилось съедобное блюдо, нужны правильные ингредиенты, нужны специи, нужна плита, блюдо нужно иногда нагревать, иногда – охлаждать. В отличие от одного шеф-повара, готовящего обычное блюдо, в "приготовлении" нации участвуют миллионы самостоятельно действующих "поваров".

Ключевую роль в формировании нации играют имеющиеся ингредиенты – сообщества людей, чувствующих себя объединенными по разным признакам: по крови и родству (Израиль), по языку (Польша), по культурно-политической ориентации (США), по происхождению и социальному статусу (Австралия), по преобладающей конфессии (Новая Зеландия, Голландия и Бельгия, Сербия и Хорватия). Успех в деле нациегенезиса приходит при наличии одного из упомянутых признаков, некоторых других или же их комбинации.

Традиционное определение нации — сообщество людей, имеющих общность происхождения, языка, конфессиональную, культурную, бытовую, нравственную общность, общность политических принципов, исторических мифов, героев, событий, лояльность определенным идеям и политическим институтам.

Есть несколько ключевых факторов, необходимых для успеха в осуществлении национального проекта – наличие территории с компактным проживанием такого сообщества, наличие общего языка как средства коммуникации между членами сообщества, наличие признаваемых общими принципов поведения. Общий язык не обязательно должен быть единым языком с точки зрения лингвистики, нации получаются и при наличии разных языков (немецкий, французский, итальянский в Швейцарии, французский и голландский в Бельгии, английский и французский в Канаде). Но общий язык должен быть языком одного национального (исторического, политического, культурного, конфессионального) мифа, события, даты, имена которого в данном человеческом сообществе воспринимаются более или менее однородно.

Процесс формирования нации (нациегенезиса) может занять длительное время. Важно время начала процесса. Нациегенез, начатый до достижения всеобщей грамотности населения, как правило, успешнее, чем начатый после него. Не все национальные проекты бывают успешными (примеры провалов – советский, югославский, чехословацкий, иракский).

Болезненный вопрос нациегенезиса — инородные ингредиенты в теле сообщества, не поддающиеся ассимиляции и интеграции. Далеко не все такого рода ингредиенты способны на успешную интеграцию в новую нацию.

Процесс нациегенезиса часто сопровождается насилием. Появление новых наций существенно ускоряется революциями и войнами. Консолидация человеческих сообществ в ходе противостояния противнику – один из мощнейших мобилизующих факторов (голландцы-протестанты против католиков-испанцев, американцы-республиканцы против британцев-монархистов, французы-республиканцы против европейских монархий, украино- и русско- язычные украинцы против Путина и Кремля).

Еще один важный фактор нациегенезиса – свобода. Нацию создают свободные люди, самостоятельно принимающие осознные решения. Они делают свой выбор, чему и кому (какой идее, какой социальной модели, какому политическому проекту) принадлежать. Во время Войны за независимость США четверть британских поселенцев в Северной Америке эмигрировала в Канаду и на Карибские острова, принадлежавшие Великобритании, приняв сознательное решение остаться частью британской нации. Остальные создали новую нацию – американцев.

Есть принципиальное различие между понятиями "народ" и "нация". Народ можно "вести", но нация – это сообщество людей, у которых есть собственная воля. Термин "Народный фронт" (например, в России) применяется в том случае, когда лица, в него входящие, не обязательно обладают свободой воли, их часто используют для достижения чужих политических целей.

Современный национальный проект — это политический термин. Это не вопрос этнической культуры. Национальный миф – это миф политической истории и политического развития. Современный национальный язык – это прежде всего язык политических терминов, политических концепций, политических конструкций, политических мифов, политических целей. Сербия и Черногория, Албания и Косово, Германия и Австрия, США и Канада, Австралия и Новая Зеландия, Марокко и Алжир, Сирия и Ливан имеют единые языки, единые или близкие конфессии, схожие культуры, но разные политические процессы. В их результате получились различные политические нации.

Национальная кухня для Украины

В каком состоянии находится украинский гражданско-политический национальный проект? Последнюю четверть века этот процесс идет с невероятной скоростью. Возьмем критерий голосования украинцев за политические силы, ориентированные на интеграцию Украины в Западный и в Восточный миры. За Вячеслава Черновола в 1991 году проголосовали 3 области Украины. В 1994 г. за Леонида Кравчука – 10 областей. Затем фронтир между западно- и восточно- ориентированными областями Украины сдвинулся еще дальше на юг и восток, и в 2002-12 гг. уже 17 украинских регионов голосовали за западный вектор развития страны. Однако видимая устойчивость положения фронтира в течение десятилетия сыграла с представлениями и мечтаниями северо-восточного соседа злую шутку. Эту десятилетнюю заминку в процессе неостановимого движения фронтира с запада и севера на восток и юг он воспринял как якобы достижение фронтиром своей "вечной" границы.

В 2014 году уже абсолютное большинство украинцев (23 региона) дважды проголосовали за сближение с Европой и Западом. Это дает основания для оптимизма, но есть проблемы. Европейский выбор, за который отдавали жизни на Майдане, – это пока еще не общая история для всех украинцев, это еще не общий язык, это еще не общий миф и не общее социальное происхождение. Европейская идея для современной Украины важна, но этого пока недостаточно, чтобы создать единую нацию. Европа тоже пока по многим вопросам не идет навстречу Украине. Ключевым для успеха формирования гражданско-политической нации в Украине является то, какая украинская этно-территориально-политическая общность (или их варианты) послужит фундаментом для формирования общеукраинской идентичности.

Исторически наиболее существенную институционально-политическую память на территории Украины оставили шесть государственно-политических проектов, осуществлявшихся на ее территории, – Российская империя, СССР, Польша, Австро-Венгрия (Австрия), Румыния.

На территории современной Украины присутствуют шесть основных этно-территориально-политических идентичностей, четыре из которых являются украинскими, а две – не украинскими.

Советско-имперская идентичность отчетливо присутствует в Севастополе и Керчи.

Крупнейший анклав совковой идентичности можно обнаружить на Восточном Донбассе.

Четыре крупнейших украинских этно-территориально-политических идентичностей – это галицко-волынская (прежде всего пять областей Западной Украины), центрально-украинская ("казацкая"), коллаборационистская, украинская неопатриотическая (днепровская).

Украинская неопатриотическая (часто русскоязычная) этно-территориально-политическая идентичность в настоящее время обладает наиболее высоким потенциалом пассионарности, она породила наибольшее число украинских политиков национального масштаба (Кучма, Тимошенко, Турчинов, Коломойский). Возможно, это связано с тем, что действует аура Екатеринослава (планировавшегося Потемкиным в качестве южной столицы Российской империи); с тем, что выходцы из Днепропетровска (Брежнев, Тихонов) в течение десятилетий действительно управляли всей Советской империей; с тем, что, возможно, важнейший завод СССР (Южмаш) находился именно в Днепропетровске; и потому выходцы из Днепра воспринимали себя частью имперской элиты, находившейся на одном политическом уровне с ее кремлевской частью.

Политические силы, представляющие коллаборационистскую украинскую идентичность, ведут безжалостную борьбу за уничтожение своих конкурентов. Они ликвидировали наиболее яркую фигуру, представлявшую галицко-волынскую идентичность (Музычко), нанесли поражение силам, представляющим неопатриотическую украинскую идентичность (Коломойский). Успех современного гражданско-политического проекта в Украине в большой степени зависит от успеха в объединении усилий, в синтезе и взаимной интеграции политических сил, представляющих галицко-волынскую и неопатриотическую (днепровскую) украинские идентичности.

Ряд факторов успешного украинского нациегенезиса присутствует, ряд – нет. У Украины есть территория. Но у нее пока еще нет единого политического языка, он находится в процессе формирования. Времени для этого оказалось немного, начало процесса запоздало. Но появился мощный сплачивающий фактор – противодействие внешней агрессии. Если миф об ОУН и УПА является важнейшим для Западной Украины, то он не воспринимается в Восточной. В то же время нарратив о киборгах, сражавшихся в Донецком аэропорту, о добровольческих батальонах, защищающих Украину на Востоке, принимает вся страна независимо от региона. Оборонительная война уносит жизни украинцев, но создает единый украинский национальный "миф", играющий ключевую роль в формировании украинской нации.

Национальная кухня для России

Что касается российского нациегенезиса, то для успешного формирования российской гражданско-политической нации есть несколько серьезных препятствий. Во-первых, это широкая распространенность в сознании российских граждан имперской идеи. Эта идея чудовищно живуча не только среди представителей режима, но и среди оппозиции. Во-вторых, в российском обществе фактически тотально отсутствует понимание современного правопорядка, верховенства права. В основе обеих проблем лежит фундаментальное уничтожение и разложение морали.

Когда говорят о роли Путина в истории, то ее не стоит недооценивать. Но Путин — лишь один из представителей корпорации спецслужб, начавшей свой приход в российскую власть в ноябре 1991 года. Захватив ключевые позиции в правительстве, в государственном аппарате, в экономике, в СМИ, она подготовила переворот, осуществленный после августа 1998 года. После дефолта и девальвации 1998 года переход всей полноты власти в России в руки корпорации спецслужб стал неизбежным. С этого времени российская историческая колея на некоторое время оказалась предопределенной.

Что касается мировоззрения сознательной части российского общества, то оно, с одной стороны, обладает высокой устойчивостью, с другой — обладает уникальной пластичностью. История СССР показала, что с помощью террора, голодомора, массовой пропаганды можно достаточно быстро изменить сознание десятков и сотен миллионов людей. История России последних пятнадцати лет продемонстрировала, что сознание десятков миллионов людей можно изменить и без массового террора, без голода и без "железного занавеса", но благодаря новой дезинформационной войне. Формирование успешной гражданско-политической нации в России при нахождении в российской власти корпорации спецслужб невозможно.

Защита Украины от имперских поползновений – ключевой фактор на пути формирования российской гражданско-политической нации. Победа вашей свободы – это условие того, что свобода рано или поздно придет в Россию.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги