УкрРус

Нагорный Карабах: возобновленный конфликт на Кавказе

Текст переведен специально для сайта "Обозреватель". Оригинал на Washington Post.

В понедельник военачальник этой самопровозглашенной армянской республики предсказал, что хрупкое перемирие рухнет в ближайшие несколько дней. В ту же ночь азербайджанский артобстрел стоил жизней двум армянским солдатам в северном приграничном городе, а стороны обменялись обвинениями в нарушении режима прекращения огня.

Местный "замороженный конфликт", длящийся уже 22 года, вновь вспыхнул 2 апреля, когда азербайджанские силы нанесли массированный удар вдоль 200-километровой линии фронта. Азербайджан впервые с момента окончания предыдущей войны в 1994 году пошел в наступление. Россия быстро организовала перемирие, которое вступило в силу с 5 апреля, но очередная вспышка насилия в понедельник показала, что регион находится на опасном краю еще одного полномасштабного конфликта.

Нагорный Карабах является одним из наименее обсуждаемых и наиболее трудноразрешимых территориальных споров в мире. Преимущественно армянское население силой отделилось от Азербайджана в ходе двухлетней войны. С тех пор Россия, Франция и США выступали посредниками в переговорах, но они оказалась бесплодными: Азербайджан требует вернуть территории внутри его границ, а армяне не желают никуда уходить. Вместо того чтобы смягчаться, с течением времени, гнев обеих сторон, кажется, лишь ужесточается.

А Россия удачно вклинилась в конфликт. Москва заявляет, что хочет содействовать в подписании прочного мирного соглашения, но при этом не стесняется вооружать обе стороны. США надеются предотвратить разрастание конфликта, но не имеют сильного дипломатического влияния в регионе. Азербайджанцы, судя по их резким заявлениям в социальных медиа, ободрены своим недавним наступлением, а армяне чувствуют себя изолированными и все более примиряются с состоянием "перманентной войны".

Я посетил Карабах с несколькими другими иностранными журналистами и членом Европарламента по приглашению правительства Армении. 90-минутный полет на вертолете над потрясающей горной местностью привел нас в этот изолированный, покрытый буйной растительностью анклав, чье название переводится как "черный сад".

Генерал-лейтенант Левон Мнацаканян, министр обороны этой самопровозглашенной республики, заявил, что 2 апреля его силы не ожидали широкомасштабного наступления. Но он добавил, что признаки грядущего столкновения имелись: С августа 21 армянский солдат погиб и еще 113 получили ранения в результате столкновений у так называемой "линии контроля". Кроме того Азербайджан пополнял свои арсеналы новыми российскими танками, израильскими беспилотниками и турецкими ракетами. Армянская сторона, рассчитывавшая на якобы "стратегический альянс" с Россией, не ожидала крупного наступления Азербайджана.

"Тактически они, возможно, добились некоторых успехов, - признал Мнацаканян. - Но я бы сказал, что, учитывая все использованные ими силы, это, скорее всего, поражение". Он утверждает, что за четыре дня боев в начале апреля азербайджанцы потеряли 24 танка. Впрочем, обе стороны дают радикально различные оценки потерь, а независимые наблюдатели в зоне конфликта отсутствуют. Но в азербайджанских СМИ кампанию называют крупнейшей победой с после медленного отступления 1992-1994 годов.

Мнацаканян настаивал, что армянские войска способны защитить анклав без российской помощи: "Результаты четырехдневной войны показывает, что наличное снаряжение и боевая готовность достаточны для того, чтобы остановить любого врага. Если война продолжится", - говорит он, - мы не только остановим их, но и перейдем в наступление".

Разговаривая с армянскими жителями Карабаха, я замечал растущую воинственность здесь, как и в Азербайджане.

Гарен Оханжанян, бывший борец за мир, говорит, что эти последние столкновения изменили его мнение о возможности примирения. После того, как завершилась последняя война, он помогал обеспечивать диалог с азербайджанцами. Теперь он говорит, что больше не верит в мир и хочет, чтобы армянские вооруженные силы уничтожали экономические цели в Азербайджане. "За последний месяц, - объясняет он, - наш народ потерял свои иллюзии".

"Может быть, мое поколение в эти последние годы стало слишком расслабленным", - говорит 27-летний Ашот Саркиссян, работающий в местной неправительственной организации, а также служащий в подразделении воздушной обороны. - "Почему мы не использовали это время, чтобы стать сильнее и не допустить новой войны?"

Анаит Даниелян, возглавляющая Степанакертский пресс-клуб, говорит, что раньше она пыталась оставаться наладить связи с азербайджанскими журналистами в Интернете. "Теперь, - говорит она, - я чувствую растущую ненависть со стороны из моих коллег из Азербайджана. Эта новая война каким-то образом изменила наше восприятие друг друга".

У дороги в аэропорт посетитель может увидеть национальный памятник, огромные каменные головы старых мужчины и женщины – кажется, что их тела зарыты в склон холма. Официальное название памятника "Мы – наши горы", как бы говорит: "Мы не сдвинемся".

Похоже, что впереди – долгий непримиримый конфликт.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги