УкрРус

Геннадий Романенко: задача реформы - сместить акцент с контроля на сервис

  • Геннадий Романенко: задача реформы - сместить акцент с контроля на сервис
    112.ua

"Серая зона законодательного поля" – так можно сегодня назвать оккупированные территории в Донецкой и Луганской областях. Там не действуют украинские законы, туда и оттуда идут потоки контрабанды. Условная блокада в ситуации, когда Украина даже юридически не была готова к такому повороту событий. Каковы сейчас правила перевозки грузов между зоной подконтрольной боевикам и мирными украинскими территориями? По силам ли нам остановить контрабанду? Какие реформы ждут таможенную службу Украины? Ответы на эти вопросы читайте в интервью эксперта по вопросам таможни и перемещения грузов Геннадия Романенко нашему изданию.

- Геннадий Васильевич, оккупированные территории в Донбассе стали своего рода "серой зоной" с точки зрения закона. Сейчас там линия разграничения, блок-посты. Какой у них формальный статус? Это уже граница?

- Границы нет. Есть линия разграничения, по обе стороны которой государство Украина. Поэтому сам термин "граница" в этом случае применить нельзя. Поскольку таможенная граница совпадает с линией границы Украины, таможенных пунктов пропуска там тоже нет. Они не предусмотрены действующим законодательством. Но контроль за перемещением грузов, естественно, ведется.

- Тогда какими законами регламентируется перемещение грузов через эту "не границу" сегодня?

- Порядок перевозки грузов через линию разграничения регламентируется Временным порядком контроля за перемещением лиц, транспортных средств и грузов (товаров) через линию соприкосновения в пределах Донецкой и Луганской областей. Этот порядок утвержден приказом первого заместителя руководителя Антитеррористического центра при Службе безопасности Украины. Номер документа 415-ог, подробно вы с ним можете ознакомиться на сайте Государственной фискальной службы Украины.

- С юридической точки зрения Украина сегодня ведет торговлю с предприятиями, расположенными на оккупированной территории?

- В приказе 415-ог все описано. Порядок регистрации предприятий и прохождение грузов четко регламентированы. Контрагент должен быть зарегистрирован на украинской территории. Иначе с ним просто никто не сможет заключить договор. То есть фактически предприятие может находиться в Донецке, но чтобы законно сотрудничать с компанией, например, киевской, оно должно быть зарегистрировано на подконтрольной Украине территории. Например, в Краматорске. Многие так и сделали. Такие грузы перемещаются.

- Куда идет основной поток грузов? За линию разграничения или оттуда к нам?

- Грузопоток идет в обоих направлениях. Но больше туда, чем оттуда.

- Что везут?

- Туда везут продукты питания, товары народного потребления, оборудование для шахт. В обратном направлении в основном уголь. То есть товарные позиции перемещаются те же, что и раньше.

- Кроме дорог с блок-постами есть и обходные пути. Много контрабанды идет через линию ограничения?

- Вообще не идет контрабанда

- А как же сообщения в СМИ, рассказы про сто грузовиков?

- Давайте будем точными с употреблением терминов. Именно невнимательность в этом вопросе часто приводит нас к проблемам. Есть линия разграничения, а не граница. И поскольку нет границы, не может быть контрабанды. Мы говорим исключительно о грузах, которые перемещают по территории Украины с нарушением приказа руководителя антитеррористической операции. Это совсем другой уровень ответственности.

- Давайте из зоны АТО перейдем к общим вопросам. Самое модное слово сейчас – реформы. Таможенная служба сегодня нуждается в реформе?

- Конечно. Наши правила, нормы, законы – все это нужно приводить к стандартам Европейского Союза. Задача, по большому счету, одна. Повышение эффективности работы. С одной стороны мы должны обеспечить поступления в бюджет, а с другой – бизнесу должно быть удобно работать. Новая команда уже многое сделала, но предстоит еще достаточно серьезный объем работы. Совместно с МВФ разработали очень перспективную модель реформы ДФС, которая будет внедряться.Потребуется какое-то время, но цель определена – украинская таможня будет работать по европейским стандартам и правилам.

- Что изменится для бизнеса, связанного с экспортом и импортом?

- В их работе таможни станет меньше. Совсем мало. Идеальный чиновник в таможенном ведомстве это тот, который работает эффективно, но его даже не замечают. Нет смысла что-то делать, если в результате людям не станет проще работать. Поэтому и прохождение пунктов пропуска станет быстрее и удобнее. Минимум процедур. И к этому идем. Сперва нужно было стабилизировать систему. Вы же помните, по ведомству было служебное расследование, которое дало негативную оценку работе. Нужно было быстро восстановить ситуацию, вернуть весь инструментарий. Сейчас, когда таможенная служба заработала, начинается процесс реформирования самого механизма во многих аспектах и изменения законодательной базы. Потому что эти процессы необходимо проводить вместе. Реформа в одном сегменте практически ничего не изменит. Проблема носит комплексный характер, и решение может быть только комплексным.

- На практике как будет выглядеть работа таможни после реформы ДФС?

- Количество досмотров сведем к минимуму. Для того чтобы установить происхождение и весь путь товара до покупателя, достаточно будет сверить данные по базе. И весь путь товара от производителя до покупателя или в нашем случае от пересечения границы, вся цепочка будет видна. Именно с этой целью и объединили налоговую и таможенную службу – чтобы не проверять несколько раз документы, а видеть всю цепочку, не отвлекая предпринимателей. Вот эту систему мы должны выстроить. ДФС будет заниматься таможенным аудитом. Задача – сместить акценты с контроля на сервис. То есть очереди исчезнут, а контрабандный товар невозможно будет продать.

- То есть если я, например, куплю в Польше пять планшетов, спрячу их под сиденье и провезу в Украину – я не смогу их продать через магазин?

- Законно не сможете. Ни в магазине, ни в маленьком киоске. Потому что импортный товар не может появиться в Украине неоткуда. У него есть история от пересечения границы. Так что в результате этой операции у вас дома будет пять личных планшетов.

- Геннадий Васильевич, мы вас знаем в качестве эксперта по таможенным правилам. Политикой вы не занимались, на ток-шоу не ходили, то есть широкой публике вы были неизвестны. Но вот уже недели две-три появляются новости с обвинениями в ваш адрес, против вас идет кампания в социальных сетях. Что случилось?

- Да, я видел эти новости. Это побочный эффект работы. Как раз несколько недель назад в сфере борьбы с контрабандой начались определенные процессы, как раз по моим экспертным рекомендациям. То есть начался процесс ломки действовавших серьезных схем. Конечно, кому-то это не нравится, вот и пошла волна. Неприятно, конечно, но я стараюсь не обращать внимания. Говорю себе, что это тоже критерий эффективности. Если люди тратят деньги на заказ какой-то грязи про меня, значит с ликвидацией серых схем, они теряют больше. Мы сделаем, что должны, так что люди зря теряют время и деньги на этой кампании.

Наши блоги