УкрРус

"Верить этой своре нельзя", - мариупольчане опасаются демилитаризации Широкино

  • "Нормандской четверкой" поручено проследить, чтобы сотрудники ОБСЕ разместились в Широкино.
    "Нормандской четверкой" поручено проследить, чтобы сотрудники ОБСЕ разместились в Широкино.
    112.ua

В Мариуполе продолжается бессрочная акция "Мариуполь - это Украина!". Вызвана она информацией о том, что лидеры стран "Нормандской четверки" договорились до 3 августа выработать практические решения по выводу украинских бойцов из поселка Широкино. Такую новость распространила пресс-служба президента Франции Франсуа Олланда. Президенты Украины, Франции, Германии и России обсудили демилитаризацию Широкино в ходе телефонного разговора 23 июля. Сообщается, что главы "четверки" отдали поручение экспертам Совместного центра по контролю и координации (СЦКК) и Специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ, сотрудники которой должны быть размещены в Широкино.

Жители восприняли это как замену украинских войск в Широкино европейскими наблюдателями. "Беспристрастным арбитрам" Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ мариупольчане доверяют гораздо меньше, чем бойцам "Азова", "Донбасса" и "Правого сектора". И полагают, что без добровольцев город будет не достаточно защищен.

Добробаты в свою очередь подтвердили "Обозревателю", что есть такой приказ. Если раньше "Донбасс" и "Азов" сменяли друг друга в Широкино каждые пять дней, то сегодня "Донбасс" выведен, а вместо "Азова" вошли морские пехотинцы. По данным пресс-центра АТО, на позиции "Азова" заступила одна из наиболее боеспособных частей ВСУ. Командующий сектором "М" Игорь Федоров на встрече с возмущенными мариупольчанами назвал демилитаризацию "инициативой нашего Президента " и пообещал не оставить город. Но мариупольчане требуют разъяснений от Петра Порошенко, хотя Президент заверил, что 30-километровая буферная зона не включает Мариуполь. Жителей тревожит тот факт, что расстояние между Широкино и Мариуполем всего лишь около 20 км.

"Обозреватель" расспросил мариупольчан о том, что они думают по поводу демилитаризации Широкино.

Общественный деятель Максим Бородин признался, что сам вид палаток участников акции "Мариуполь — это Украина!" у здания "горисполкома" навевает неприятные воспоминания (там во время так называемой "русской весны" бесчинствовали сепаратисты). Однако, в оккупированном "ДНРовцами" п. Безыменное продолжает накапливаться вражеская техника - что не может не настораживать.

"Есть информация, что в Безыменном накапливается техника, но и с нашей стороны ее достаточно, - поделился с "Обозревателем" Максим Бородин. – Посмотрим, какой будет ситуация на 3 августа. Мы встречались и с командованием сектора М, и с "Правым сектором" - повода для истерики не вижу. Меняют добровольческие батальоны на ВСУ - вот с чем связана волна недовольства".

Активистка Галина Однорог успела добиться встречи с Президентом Украины на поминальной службе по случаю годовщины трагедиии малазийского Боинга. На панихиде, где присутствовали послы нескольких стран, Петр Порошенко пообещал Галине не отдать врагу ни Мариуполь, ни Широкино.

"Пока нет предпосылок к тому, что идет сдача наших позиций, наши военные остаются на ключевых высотах, но у общественности несколько вопросов, - рассказала "Обозревателю" Галина Однорог. – Идет ротация - замена добровольцев на ВСУ. Генерал Федоров (руководитель сектора М) нам признался, что это его приказ: добровольческие батальоны выходят, а их место занимают морпехи. Но почему добровольцев выводят за 3 линию обороны? Этот вопрос волнует всех. Хотите усилить Вооруженными силами – усиливайте, но для чего выводить тех, кто отстоял эти высоты дорогой ценой? Второй вопрос – Минские соглашения. Президент пообещал не отводить украинских военных с "Маяка" - доминирующей высоты Широкино, пообещал, что демилитаризации Широкино не будет. И в тот же день стал договариваться с Меркель и Олланд!".

Узнав из СМИ о телефонном разговоре президентов Украины, Франции, Германии и России (23 июля), когда "Нормандской четверкой" обсуждался данный вопрос, многие активисты, включая Галину, почувствовали себя разочарованными.

"В случае исполнения договоренностей, Мариуполь окажется в буферной зоне и поэтому мы категорически против, - говорит Однорог. - Демилитаризация должна происходить не в Широкино, а где-то за Новоазовском. В Безыменном огромное количество военной техники "ДНР" - туда заходят танки, тяжелая техника врага. А в августе, может быть, подпишут такие соглашения, по которым и Мариуполь окажется "демилитаризованным". Поэтому обращаемся к Президенту, чтобы лично приехал в Мариуполь и объяснил – что такое эта 30-километровая буферная зона, и зачем она нужна нам".

Виктория Придущенко, лидер общественного объединения "Мариупольская дружина" уверяет, что обстановка в Широкино пока не вызывает тревоги.

"Широкино наше - сейчас туда заводятся представители ОБСЕ и наша милиция, - говорит Виктория Придущенко. - В Безыменном у "ДНРовцев" перевалочный лагерь. По моим данным - там сейчас российский зэковский "спецназ": разговоры по "фене", пьянки… Верить этой своре, конечно, никак нельзя. Демилитаризация - это очередной блеф. Но мы настояли, чтобы стратегическую позицию между Новоазовском и Мариуполем - высоту "Маяк" наши не оставляли.".

В то же время Виктория считает, что противник готовится к наступлению.

"Есть данные, что они пойдут в наступление осенью. Не зря завозят пушечное мясо с российской территории", - заявила "Обозревателю" Придущенко.

Донецкая активистка Диана Берг из организации "Развитие Приазовья" напомнила, что разговоры о демилитаризации Широкино затеваются не впервый раз. В апреле мариупольчане подняли шум, благодаря которому удалось "отложить демилитаризацию". Местные жители тогда записали видеообращение к Президенту, начальнику Генштаба и Министру обороны с просьбой: "Не сдавайте нас!". В ролике говорилось, что демилитаризация Широкино равнозначна сдаче Мариуполя.

"Наши самые активные уже собираются палаточные городки под украинскими блокпостами разбивать. А более рациональные граждане призывают не кричать: "Нас сливают". Пять дней назад я была в Широкино - ослушаться приказа добровольцы не могут, но и оставлять Мариуполь не собираются. На мой взгляд, если уж выполнять Минские договоренности, то надо быть последовательными: пусть "ДНРовцы" отойдут из Саханки – этот поселок по Минским соглашениям должен быть за нами, но он занят", - говорит Диана Берг.

Пастор Геннадий Мохненко никогда не проявлял заметного интереса к политической жизни, но сейчас считает, что имеет основания беспокоиться за жизнь своих маленьких подопечных. В возглавляемом им реабилитационном центре "Республика Пилигрим" находится почти 80 сирот, а лично под опекой пастора Мохненко – четверо несовершеннолетних.

"Я принадлежу к категории людей, которым вроде странно быть против демилитаризации, я же священник, - говорит Геннадий Мохненко. - Но мы не можем считать, что имеем дело с ответственной, порядочной стороной. Мы имеем дело с людьми, с которыми ни о чем невозможно договариваться. И потому ни о какой демилитаризации речь идти не должна. Если у меня сосед - тунеядец, пьяница, вор, тогда только высокий забор и несколько здоровенных псов позволят контролировать этого соседа. Но не его "честное слово". Увы, мы имеем дело с бандитом, а не с порядочным соседом. И потому Широкино категорически нельзя оставлять – это как знаменитые Голанские высоты у Израиля. Голаны отдавать нельзя! Зло не статично, зло динамично - оно постоянно развивается. И мы не можем отвести войска, позволив бандитам дальше наступать. Если украинские войска отойдут, никто не помешает злодеям прийти в Мариуполь и убивать наших детей".

Наши блоги