УкрРус

Почему экстрадиция Колобова грозит еще одним самоубийством

  • Экс-министр финансов Юрий Колобов
    Экс-министр финансов Юрий Колобов
    ipress.ua

В январе Интерпол по запросу Службы безопасности Украины объявил в розыск бывшего министра финансов Юрия Колобова. Ему инкриминируют злоупотребление служебным положением - ч.2 ст.364 Уголовного кодекса. По данным СБУ, экс-министр участвовал в незаконном выпуске облигаций внешнего государственного займа Украины на сумму 3 млрд долл. за счет "Фонда национального благосостояния" России, а также в незаконном перечислении 450 тыс. долл. комиссии в пользу "VTB Capital plc" (дочерняя компания российского банка "ВТБ" в Лондоне).

В начале марта политик был задержан в Испании, и теперь Украина активно борется за его экстрадицию.

За инкриминированные преступления Колобову может грозить до 6 лет тюрьмы, но, согласитесь, садить экс-чиновника за то, что "участвовал" в привлечении 3 млрд долларов для страны - как-то не комильфо. Ведь - не ровен час - так скоро будут сажать за привлечение траншей МВФ...

Его "коллеги" по розыскному списку Интерпола – Виктор Янукович и Николай Азаров – подозреваются в гораздо более тяжких преступлениях. И в то же время, за выдачу того же Януковича Киев ратует далеко не так активно. Все просто: на лидеров прошлого "режима" у нынешних правоохранителей, судя по всему, мало что есть. Поэтому они пытаются под любыми предлогами заполучить кого-то из чиновников прошлой власти, надеясь расколоть на дачу показаний против Семьи. Тот же экс-главный финансист страны Юрий Колобов может многое рассказать о злодеяниях Семьи, а также их верных адептов - "мытаря" Александра Клименко и главы центробанка, а потом - первого вице-премьера Сергея Арбузова. Ведь именно эти двое сидели на потоках клана Януковичей, и наверняка знают, откуда "вымывалось" и куда "вливалось".

Поэтому и стремятся украинские правоохранители задержать приближенных к верхушке людей по мелким обвинениям, чтобы на живца поймать более крупную рыбу, основываясь на их показаниях.

Их важность, как свидетелей, понимают, конечно же, не только украинские следователи, но и уехавшие лидеры бывшего режима. Поэтому и случаются "досадные самоубийства", ведь в такое напряженное время человека не обязательно убивать или толкать из окна, его можно довести до этого звонками, угрозами, не слишком приятными обещаниями.

С августа 2014 года самоубились уже шестеро регионалов и высокопоставленных чиновников, ранее находящихся при власти: экс-глава Запорожской ОГА Александр Пеклушенко, бывшие нардепы Станислав Мельник и Михаил Чечетов, отстраненный мэр Мелитополя Сергей Вальтер, экс-первый заместитель директора "Укрзалізниці" Николай Сергиенко, бывшая глава Фонда госимущества Валентина Семенюк-Самсоненко.

Многие из них пошли на этот шаг после открытия в отношении их уголовных производств, а некоторые самоубийства были совершены при весьма сомнительных обстоятельствах.

Похожая ситуация была и в 2005 году, когда массово "самоубивались" чиновники режима Леонида Кучмы.

В марте 2005 года двумя (!) выстрелами в голову убил себя экс-министр внутренних дел Юрий Кравченко. В этот день он должен был прийти на допрос в Генеральную прокуратуру по возобновленному после Оранжевой революции делу об убийстве журналиста Георгия Гонгадзе. Несмотря на множество вопросов в этом деле, официальной версией гибели Кравченко было названо самоубийство.

На следующий день после третьего тура президентских выборов 2004 года был найден мертвым экс-министр транспорта и связи Георгий Кирпа. В его деле даже фигурировала статья по доведению до самоубийства, но до суда не дошло.

Эти люди много знали о режиме Кучмы, но были не настолько близки второму президенту, чтобы их выгораживать или прятать – проще было просто "убрать".

Юрий Колобов также прекрасно осведомлен о делах "Семьи", экс-министр финансов владеет гораздо более ценными сведениями, чем, к примеру, экс-глава фракции Партии регионов Александр Ефремов, поэтому дать показания ему не позволят.

И в этом контексте для сторонников "бати" Колобов гораздо удобнее в Украине, чем в Испании. В насквозь коррумпированной судебной и пенитенциарной системе Украины заставить его повеситься на простынях или порезать вены в СИЗО гораздо проще, чем достать в Испании.

Сможет ли уберечь такого ценного свидетеля украинская правоохранительная система, возглавляемая, по факту, пиарщиком, а не милиционером Антоном Геращенко, - вопрос почти риторический.

И если уж МВД действительно заинтересовано в сохранении жизни Колобова и его допросе, то нужно думать не о том, как заставить Испанию выдать экс-министра, а о сотрудничестве с этой страной. Возможно, о допросе его представителями Интерпола или украинскими правоохранителями, но где-то на территории другой страны, подальше от простыней Лукьяновского СИЗО и киевских высоток.

Наши блоги