УкрРус

Ответ Европы: на что пойдет Евросоюз для защиты своих граждан от ИГИЛ

Читати українською
  • Теракты в Брюсселе
    В Бельгии приняты максимальные меры безопасности

Масштабные теракты в Париже в конце 2015 года и серия взрывов в столице Бельгии, оказались звеньями одной цепи.

А европейские спецслужбы, несмотря на предпринятые меры безопасности, показали полную неспособность предотвратить подобные трагедии, которые могут оказаться лишь предвестниками будущих атак.

Однако европейские лидеры не спешат заявлять об изменении мер безопасности, в то время как ЕС не может решить целых ворох проблем, связанный с укоренившимися в самом центре Европы радикальными исламистами и потоком мигрантов.

"Обозреватель" проанализировал действия Евросоюза, который ради собственной безопасности должен кардинально решить проблему с так называемым "Исламским государством".

Переломный момент

После терактов в Брюсселе, вся система европейской безопасности продемонстрировала свою неготовность решить проблему терроризма, несмотря на контртеррористические рейды и повышенные меры безопасности.

За четыре месяца после ноябрьских терактов Европа, казалось, пустила в ход весь свой арсенал средств. Например, Франция усилила бомбардировки позиций ИГИЛ в Сирии и Ираке - французские ВВС с начала 2016 года по 17 марта совершили 740 боевых вылетов, уничтожив 277 целей.

Европейские правоохранители устроили настоящую "охоту на террористов", как окрестили в прессе серию контртеррористических рейдов, прошедших во Франции, Германии и Бельгии.

Были задержаны десятки подозреваемых в терроризме, накрыты лаборатории по изготовлению взрывчатых веществ и подпольные ячейки, удалось схватить главного организатора парижских терактов Салаха Абдеслама.

Были предотвращены другие трагедии - целая серия террористических атак, приуроченных к Новому году. А по итогам рейдов правоохранители Бельгии заявили, что серьезно дестабилизировали деятельность законспирированной террористической сети.

При этом сразу же после терактов в Париже на территории Бельгии правоохранители ввели четвертый, максимальный уровень террористической угрозы, отменив его 30 ноября, но вплоть до 22 марта, поддерживала его на повышенном, третьем уровне.

И теперь Брюссель, а вместе с ним вся Европа стоит перед главным вопросом - как повысить систему безопасности и какие шаги предпринять против ИГИЛ для предотвращения подобных трагедий, которые становятся системными.

Призывы к действию

Однако после терактов лишь редкие европейские лидеры подняли тему необходимости активных действий.

"Война с терроризмом должна вестись в Европе всеми средствами, которые необходимы, в частности, в разведке, и мы все еще должны обеспечить поиск эффективного решения. Войну с терроризмом следует вести хладнокровно, с четким пониманием и осознанием того, что она продлится долго, с чувством собственного достоинства", - одним из первых после терактов в Брюсселе заявил президент Франции Франсуа Олланд.

Но призывы к войне против терроризма стали лишь повторением слов, которые прозвучали из уст президента Франции после ноябрьской трагедии в Париже.

"То, что произошло вчера в Париже, является актом войны. И, глядя в лицо этой войны, страна должна принять соответствующие решения. Эти военные действия, совершенные террористической армией "Исламское государство" против ценностей, которые отстаивает Франция. Это акт абсолютного варварства", - говорил тогда Олланд.

Конкретики не добавила и совместная пресс-конференция премьера Франции Манюэля Вальса с бельгийским коллегой Шарлем Мишелем.

"Ответ на террористический вызов должен быть общеевропейским, поскольку была атакована сама Европа. Брюссель - бельгийская столица, которая также является и столицей Европы", - сказал он.

При этом еще 12 февраля Манюэль Вальс заявил, что окончательно победить террористов "Исламского государства" можно только начав в Сирии наземную операцию.

"Наземная операция локальных войск, а также некоторых арабских стран - в том случае, если они на это решаются - является решающей, и должна проводиться, чтобы сохранить вновь отвоеванные позиции", - уверял тогда премьер Франции.

Внутренняя проблема

Все официальные представители бельгийских властей старательно обходят в своих заявлениях вопрос о глобальной проблеме Европы связанной с радикальными исламистами внутри Еврозоны.

Так, исполнители терактов в Брюсселе оказались не недавно приехавшие мигранты, а подданные Бельгии, родившиеся в столице братья Халид и Брахим Бакрауи. Оба проходили в полицейских сводках, как предполагаемые члены в террористической организации и уже привлекались к уголовной ответственности.

Так, в октябре 2010 года Ибрагим Бакрауи был посажен в тюрьму на 9 лет за ранение полицейского из автомата, при попытке ограбления. Его брат Халид Бакрауи в феврале 2011 года получил 5 лет за угон автомобиля и хранение оружия.

Примечательно, что оба брата были освобождены досрочно, после чего продолжали подозреваться в террористической деятельности и находились в списке наиболее опасных разыскиваемых террористов. Правоохранителям даже было известно о связи братьев с организатором парижских терактов Салахом Абдесламом.

Но, несмотря на полную информацию о Халиде и Брахиме Бакрауи, бельгийские правоохранители не смогли предотвратить трагедию. Террористы смогли раздобыть взрывчатку, пронести ее под надзором камер и привести свой кровавый замысел в исполнение. И именно преследование полиции, судя по предсмертной записке, толкнуло братьев на теракт.

"Я не знаю, что делать. Я в бегах, меня везде ищут. Если я сдамся, то окажусь за решеткой", - говорится в записи, оставленной Ибрагимом эль-Бакрауи.

А "спусковым крючком" послужил арест 13 марта Салаха Абдеслама, которого задержали в печально известном брюссельском районе Моленбек, который в Европе уже заслужено получил славу столицы европейского радикального исламизма.

Исламская столица

Следы террористов в район Моленбек тянуться еще с 2004 года, после самого масштабного в европейской истории теракта, произошедшего 11 марта в Мадриде. Тогда в результате взрывов четырех пригородных электропоездов погиб 191 и было ранено 2050 человек. Следствие установило, что один из организаторов взрывов Хасан аль-Хаски проживал в Моленбеке.

В этом же районе жил и француз алжирского происхождения Мехди Немуш, расстрелявший весной 2014 года четверых посетителей Еврейского музея в Брюсселе. Амеди Кулибали в этом районе купил оружие, которое пустил вход в парижском кошерном супермаркете в день атаки на редакцию Charlie Hebdo, убив четверых. В Моленбеке жил и Аюб аль-Хаззани, открывший огонь на поражение в скоростном поезде Амстердам-Париж, ранив троих, перед тем как его обезвредили сами пассажиры поезда.

Но ни в 2004, ни в 2014, ни в 2015 году, брюссельские правоохранители не смогли взять под эффективный контроль этот район. Кроме того, проблема Моленбека и Бельгии состоит и в активной деятельности радикальных исламских проповедников, которых правоохранители не могут остановить.

"В бельгийской мусульманской общине недостаточно местных имамов, а недостачу часто восполнят приехавшие представители опасных школ", - рассказал об одной из причин терактов экс-глава ЦРУ Майкл Хайден.

Именно благодаря их деятельности Бельгия является одним из крупнейших европейских "поставщиков" боевиков в Сирию и Ирак. По данным Международного центра по изучению радикализации и политического насилия, по состоянию на 2015 год, Бельгия оказалась на четвертом месте в списке стран-поставщиков террористов и на первом, если учитывать соотношения количества террористов к всему населению страны.

Возможные выходы

Сейчас ряд экспертов активно продвигают свои идеи улучшения европейской безопасности, отмечая ее критические недостатки.

Так, экс-глава ЦРУ Майкл Хайден обратил особое внимание на двойственность всей внутренней европейской политики.

"Европейские правительства раздвоены. Есть некоторые определенные функции, которые выполняются в Брюсселе, и некоторые функции, сохраненные за государствами. Неприкосновенность частной жизни, коммерция и много других "гуманитарных наук", так сказать, контролируются Брюсселем, который имеет очень и очень высокие стандарты. И есть государства, которые отвечают за национальную безопасность, которые на самом деле ограничены риторикой о частной жизни, исходящей от институций Европейского союза", - обратил внимание Майкл Хайден.

Кроме того экс-глава ЦРУ настаивает на дополнительном контроле над гражданами, как единственном возможном способе предотвращения терактов. Добавив, что установить такой контроль необходимо, даже в ущерб прав и свобод.

А бывший первый заместитель директора ЦРУ Майкл Моррел видит выход в уничтожении верхушки террористов и их прибежища - ИГИЛ.

"Когда вы имеете дело с террористами, то лучшая и надежная защита - это сильное наступление. Вы должны вести с ними борьбу. Единственный способ закончить нападения на Европу (и, кстати, эти теракты доберутся до США в какой-то момент) - это убрать руководство террористов с поля боя, отобрать у них их безопасную гавань - халифат", - уверен Майкл Моррел.

В это же время, после терактов в Брюсселе, власти Польши уже заявили об отказе в приеме беженцев, об этом в эфире телеканала Superstacja заявила глава польского правительства Беата Шидло.

"Прошлое правительство заявило, что возьмет участие в программе приема беженцев. Дав согласие на прибытие нескольких тысяч человек в Польшу на добровольной основе. 28 стран ЕС согласилось решить эту проблему по принципу распределения. Но скажу очень четко: я не вижу возможностей для приезда в данный момент мигрантов в Польшу", - заявил Шидло.

Ранее заявление о нежелании принимать мигрантов звучали из Германии, Дании, Австрии, Венгрии, Чехии, Хорватии, Латвии, Литвы, Эстонии и в других стран ЕС. А на фоне таких протестов, правительство Бельгии готовилось ввести денежные штрафы для местного самоуправления - коммун, которые отказывались расселять беженцев.

Регулярно трещит по швам и "Шенгенская зона", участники которой, во время наплыва беженцев и после терактов, традиционно устанавливают пограничный контроль на своих границах. В конце января 2016 года после совещания глав МВД стран Евросоюза обсуждался вопрос о приостановке соглашения сразу на два года. В итоге решение, как сообщал Time, не было принято из-за угрозы того, что спустя два года возобновить "шенген" будет уже невозможно.

В свою очередь, накануне этой встречи министр транспорта и цифровой инфраструктуры Германии Александр Добриндт заявил, что "если мы не сможем закрыть границу, Европа встанет на колени".

Напомним, что ранее "Обозреватель" взял подробное интервью о современном терроризме у Валерия Кура, экс-руководителя Управления по борьбе с организованной преступностью, организатора и экс-главы Управления уголовной разведки в составе МВД Украины.

Наши блоги