УкрРус

Должностными лицами ГПУ нарушается право на защиту

  • Захарченко Виталий Юрьевич
    Захарченко Виталий Юрьевич
    http://rian.com.ua

- 25 февраля 2014 года Генеральная прокуратура Украины начала досудебное расследование в уголовном производстве об умышленных убийствах, причинениях огнестрельных ранений и других телесных повреждений участникам акций протеста в городе Киеве в январе-феврале 2014 года в котором бывший министр Министерства внутренних дел Украины Захарченко Виталия Юрьевича был уведомлен о подозрении с грубым нарушением процессуальных сроков в совершении преступлений против участников акций протеста, которые проходили в Украине в период с 30 ноября 2013года по 21 февраля 2014 года.

Генеральной прокуратурой Украины при осуществлении досудебного расследования в уголовном производстве нарушается принцип верховенства права, который задекларирован в части 1 статьи 8 Конституции Украины, в статье 8 Уголовного процессуального кодекса Украины и в статье 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которому человек, его права и свободы признаются наивысшими ценностями и определяют содержание и направленность деятельности государства.

Должностные лица Генеральной прокуратуры Украины постоянно нарушают право Захарченко В.Ю. на защиту, предусмотренное пунктом 6 части 3 статьи 129 Конституции Украины, статьей 20 Уголовного процессуального кодекса Украины, которое относится к общепризнанным принципам международного права и рассматривается как необходимое условие обеспечения права на справедливое судебное разбирательство.

Так, 4 сентября 2014 года, я заключил договор о предоставлении правовой помощи по осуществлению защиты Захарченко Виталия Юрьевича в уголовном производстве, внесенном в Единый реестр досудебных расследований по признакам уголовного преступления, предусмотренного частью 2 пунктом 1 статьи 115 Уголовного кодекса Украины и во всех других уголовных производствах, открытых в отношении него в Украине. Кроме того, самим Захарченко В.Ю. было составлено заявление о согласии на представление мною его интересов в органах прокуратуры и о допуске меня к участию в уголовных производствах в качестве его защитника, которое было нотариально удостоверено. По требованию Генеральной прокуратуры Украины оригиналы вышеуказанных документов были представлены мною следователю.

15 сентября 2014 года я был допущен к участию в уголовном производстве как защитник Захарченко В.Ю.

26 сентября 2014 года, в порядке статьи 221 Уголовного процессуального кодекса Украины, мною было заявлено ходатайство об ознакомлении со всеми материалами досудебного расследования в уголовном производстве.

1 октября 2014 года следователь Генеральной прокуратуры Украины отказал в удовлетворении ходатайства мотивируя это обстоятельствами уголовного производства, тем, что Захарченко В.Ю. находится в розыске и его местонахождение неизвестно, и ознакомление с материалами дела на этой стадии может навредить досудебному расследованию.

Таким образом, своими действиями следователь Генеральной прокуратуры Украины нарушил один из принципов судопроизводства, содержащийся в части 2 статьи 22 Уголовного процессуального кодекса Украины, где указано, что стороны уголовного производства имеют равные права на сбор и представление в суд вещей, документов и других доказательств, а также на реализацию других процессуальных прав, предусмотренных этим кодексом. Так следователи Генеральной прокуратуры Украины имели доступ к протоколам осмотра места происшествия, документам и вещам, изъятым с места преступления, имели возможность назначить любую экспертизу, тогда как сторона защиты такой возможности не имела и была лишена права, предусмотренного частью 3 статьей 93 Уголовного процессуального кодекса Украины на сбор доказательств путем инициирования проведения следственных действий. В частности, отказ в ознакомлении с материалами досудебного расследования: с протоколами осмотра места происшествия и другими протоколами осмотра не позволяет иметь доступ с исходным данным - необходимых для назначения экспертиз и не дают возможности строить эффективную защиту.

Не согласившись с таким решением Генеральной прокуратуры Украины, я обжаловал его в Печерский районный суд города Киева.

10 октября 2014 года постановлением следственного судьи действия начальника следственного отдела Генеральной прокуратуры Украины были признаны неправомерными и его обязали предоставить мне для ознакомления материалы досудебного расследования в уголовном производстве, за исключением материалов о применении мер безопасности к лицам, которые берут участие в данном уголовном производстве, а так же материалов, ознакомление с которыми на этой стадии уголовного производства могут навредить досудебному расследованию.

Однако решение суда более 8 месяцев не выполнялось и лишь 22 июня 2015 года я был приглашён в следственный отдел Генеральной прокуратуры Украины, где мне была предоставлена для ознакомления лишь небольшая часть документов досудебного расследования в уголовном производстве, указанных в постановлении суда.

В конце декабря 2014 года мне стало известно о том, что:

- Сотрудники Генеральной прокуратуры с целью искусственного затягивания процессуальных сроков и не предоставления возможности ознакомления с материалами уголовных производств, 10 октября 2014 года из материалов досудебного расследования выделяют в отдельное производство материалы досудебного расследования в отношении Захарченко Виталия Юрьевича и объединяют с другими уголовными производствами.

- 13 октября 2014 года постановлением следователя Генеральной прокуратуры Украины объединённое досудебное расследование в уголовном производстве от 10 октября 2014 года по подозрению Захарченко В.Ю. и других было приостановлено в связи тем, что подозреваемый Захарченко В.Ю. якобы скрывается от органов следствия с целью уклонения от уголовной ответственности и его местонахождение неизвестно (пункт 2 части 1 статьи 280 Уголовного процессуального кодекса Украины).

Действия должностных лиц Генеральной прокуратуры Украины в части приостановления досудебного расследования в отношении Захарченко В.Ю. были обжалованы в Печерском районном суде г. Киева. Однако суд жалобу оставил без удовлетворения и не принял во внимание, что Захарченко В.Ю. не имел процессуального статуса подозреваемого, так как уведомление о подозрении было составлено и направлено с нарушением процессуальных сроков.

Таким образом, Захарченко В.Ю. формально не получил статус подозреваемого в совершении уголовных правонарушений, предусмотренных частью 3 статьи 365, частью 3 статьи 27 пунктов 1,5,12, части 2 статьи 115 УК Украины в силу вышеуказанных нарушений.

Следовательно, в соответствии со ст.281 КПК Украины фактическое объявление в розыск, человека, который не приобрел статуса подозреваемого, является грубым нарушением закона и ущемлением его прав.

Должностным лицам Генеральной прокуратуры Украины достоверно известно, что согласно договора о правовой помощи я уполномочен осуществлять защиту Захарченко Виталия Юрьевича во всех уголовных производствах (делах) открытых в отношении него в Украине, однако я как его защитник, узнаю о других уголовных производствах и об уведомлениях о подозрении Захарченко В.Ю. из интернет-изданий.

Так мне стало известно, что открыты уголовные производства, в которых Захарченко В.Ю. уведомлен о подозрении по ч.2 ст.146, ч.5 ст.191, ч.3 ст. 365 УК Украины.

В декабре 2014 года я обратился в следственный отдел Генеральной прокуратуры Украины с ходатайством о допуске меня в качестве защитника Захарченко В.Ю. в уголовных производствах, о которых мне стало известно из сайта Генеральной прокуратуры Украины и предоставил документы в подтверждение своих полномочий, предусмотренные статьей 50 Уголовного процессуального кодекса Украины. При этом, к ходатайству были приложены нотариально заверенные копии: договора о правовой помощи и заявления о согласии на представление мною интересов Захарченко В.Ю. в органах прокуратуры в качестве его защитника, так как в сентябре 2014 года подлинники этих документов по требованию Генеральной прокуратуры Украины были переданы в уголовное производство, открытое 25 февраля 2014 года.

Однако следователем Генеральной прокуратуры Украины мне было отказано в удовлетворении ходатайства о привлечении меня защитником Захарченко Ю.В. на том основании, что предоставленные мной документы не достаточны для подтверждения моих полномочий как защитника, поскольку Уголовный процессуальный кодекс Украины не предусматривает предоставление копий в подтверждение полномочий защитника на участие в уголовном производстве.

Учитывая тот факт, что действия должностных лиц Генеральной прокуратуры Украины, в части недопущения защитника, были незаконными и нарушали право Захарченко В.Ю на защиту, данные действия были мною неоднократно обжалованы на имя Генерального прокурора, однако жалобы оставались без удовлетворения. И только несколько дней назад я получил ответ за подписью заместителя Генерального прокурора о том, что я наконец то допущен к участию в других уголовных производствах и могу обратиться к конкретным следователям для ознакомления с материалами производства.

То есть, должностными лицами Генеральной прокуратуры Украины нарушаются право Захарченко В.Ю. на защиту, одно из фундаментальных прав человека.

Вышеуказанные неправомерные действия должностных лиц государства в лице Генеральной прокуратуры, которая руководит расследованием в уголовных производствах, получивших большой резонанс не только в пределах государства Украина, но и во всем мире, идут в разрез с теми стандартами законности, верховенства права, соблюдением прав и свобод гражданина, задекларированными как в украинском законодательстве, так в международных обязательствах, которое взяло на себя государство Украина.

Наши блоги