УкрРус

Сепаратист из Приднестровья донетчанке: Одесса – это пригород Тирасполя

Читати українською
  • Сепаратист из Приднестровья донетчанке: Одесса – это пригород Тирасполя
    Facebook Свободный Донбасс

В "процветающем" Приднестровье уверены в том, что Одесса является периферией Тирасполя, а военные действия на Донбассе – это самая настоящая гражданская война за независимость, в которой Россия оказывает посильную помощь "угнетенным киевской хунтой" жителям востока Украины.

Об этом написала на своей странице в Facebook блогер Наталья Казеннова.

Ей довелось провести несколько часов в обществе жителя непризнанного псевдогосударства "ПМР", сторонника "русского мира", кадрового российского офицера.

"Обозреватель" предлагает своим читателям полный текст записи:

Итак, как сообщалось ранее, ваша покорная слуга провела несколько часов жизни в обществе сепаратиста из Приднестровья, жителя процветающей непризнанной республики. Знакомимся: Владимир Петрович, 59 лет, отставной полковник российской армии, "миротворец", который "защищал" угнетаемое население гордого Тирасполя и Бендер от произвола "молдовской хунты" или что у них там было в те давние времена.

- Ну, и как жизнь в Приднестровье? - спросила я, не афишируя, что на самом деле дом родной находится не в Кировограде, куда возвращалась из Одессы, а в Донецке.

- Ой, замечательно! - начал воодушевленный рассказ дяденька. - Жизнь у нас хорошая, всё есть - работа, пенсии...

- А кто платит пенсии?

- Приднестровье. Россия доплачивает пенсионерам по 15 долларов в месяц - так называемые "хлебные". Средние пенсии от 150 до 200 долларов. Не то, что в Украине, где моя мама получает 1200 грн…

- Неужто вы хотите сказать, что пенсионному фонду непризнанной республики хватает средств для обеспечения пенсионеров?

- Да, хватает! У нас, знаете, какой бюджет! Приднестровье - это же Донбасс!!!

- Что, уголь добываете? - простодушно округлила голубые глаза истинная блондинка.

- Нет, у нас есть металлургический завод!

- Вот это да! И как, металл продаете?

- Да, наш прокат покупают в Западной Европе, Америке, Украине!

- В Украине? Нам мало собственного проката?

- Вы знаете, какой он качественный!

- А сырье где берете?

- В Молдавии и Украине.

- И что, Молдова и Украина сотрудничают с непризнанной республикой?

- Ну, понимаете... Там все так делается - оформляется через Молдавию. Продаем так же - через Молдавию...

- То есть, Молдова легализует контрабанду? - уточняю я.

- Не Молдова, а Молдавия, - обиженно поправляет собеседник, не споря, что кто-то таки да, легализует контрабанду.

- Я предпочитаю называть страну так, как принято международными нормами. Не Белоруссия, а Беларусь, не Молдавия, а Молдова. Таллинн пишу с двумя буквами "н".

- Вот как… - задумчиво смотрит на мой желто-синий френч.

- Ага. А как вы относитесь к образованию "ДНР" и "ЛНР"?

- Нет, ну все правильно! Там же хотели запретить русский язык, вы представляете? – собеседник не осознавал, что говорит роковую фразу… - У нас же с чего началось? Молдавия решила убрать русский язык из школ! Люди этого не стерпели.

- Ну, в Молдове государственный язык молдавский, поэтому логично, что обучение в школах ведется на молдавском языке. Не вижу ничего страшного. А русский язык, если он важен, можно выучить и самим.

- У моей внучки в школе русский преподают на факультативе. Это так оскорбительно!

- А где учится ваша внучка?

- В Харькове. Вот еду в гости.

- Почему в Харькове, а не в процветающей республике?

- Ну, дочка замуж вышла за харьковчанина, уехали туда…

- Почему не остались жить в Приднестровье. У вас же так хорошо!

- А почему они должны были жить в Приднестровье? – обиделся собеседник. – Муж-то из Харькова…

- Вы говорите, что в Приднестровье жить лучше, чем в Украине. Было бы логично, если бы молодые обустроились там, где лучше. Или лучше в Харькове?

- Ну, что вы сравниваете… И вообще я люблю Украину, я счастлив, что моя внучка учится на украинском языке. Он такой певучий! Ой, а летом она была у нас в Тирасполе, заняла первое место на олимпиаде по французскому языку!

- Надо же! – изумляюсь я. – В Приднестровье проводятся олимпиады по французскому языку?

- Да! У нас очень хорошо развита система образования – среднего и высшего, – изрекает собеседник с неподдельной гордостью.

- А где признаются дипломы?

- …

- То есть, нигде? Дочка где училась?

- В Тирасполе. Ну, а потом в Харькове, - говорит, опустив глаза.

- А какой у вас паспорт? – перевожу тему.

- Вот такой, - достает из широких штанин нечто со звездным гербом. Я листаю розоватые странички. Паспорт как паспорт, но в руках держать неприятно.

- И вы по нему въехали в Украину? – спрашиваю недоверчиво.

- Нет, не по нему, - неохотно отвечает Владимир Петрович. – Я-то гражданин России, полковник российской армии в отставке. У меня квартира в Липецке, там же и прописан. Пенсия 800 долларов!

- Вот поэтому вам в Приднестровье жить хорошо, - задумчиво изрекаю я.

- В Приднестровье вообще жить хорошо! – снова воодушевляется визави. – Моя жена ведет курсы референтов, получает в месяц сто долларов за 24 часа работы!

- Повезло ей, - улыбаюсь поощрительно. – И молодежь совсем не уезжает?

- Ну, уезжает… - снова неохотно, опустив глаза, говорит счастливый житель непризнанной республики. – На заработки. В Украину, в Россию, в Молдавию, в Италию.

- Так вы же говорите, что с работой все хорошо!

- Ну… да, хорошо.

- Один меткомбинат, и тот работает на контрабандном сырье, - не удерживаюсь от сарказма.

- Не один, - и начинается загибание пальцев с перечислением предприятий с неизвестными мне названиями. Кажется, хватило пальцев одной руки.

- И это на… сколько у вас население?

- Шестьсот тысяч! – гордо отвечает Владимир Петрович.

- То есть, эти пять предприятий всех обеспечивают работой?

- Ну, не всех…

- И как они работают? Стабильно?

- Слабенько. Это Молдавия и Украина виноваты – постоянно палки в колеса вставляют, мешают нам развиваться. Эх, если бы не они!.. Вы бы видели, какие у нас дороги! А сколько новых зданий построено! Только за последнее время три или четыре детских садика, перинатальный центр строится…

- Какие источники финансирования?

- Россия финансирует, - чуть упавшим голосом отвечает бравый полковник.

- То есть, если этот финансовый поток иссякнет, ваша милая республика загнется на второй день?

- Он не иссякнет, - неуверенно, но упрямо отвечает Владимир Петрович.

- У России намечаются большие проблемы – посмотрите на курс доллара и цену нефти, - подключается артиллерия из числа соседей по купе – харьковских бандеровцев.

- Ну, это все американцы, - невнятно бормочет житель Приднестровья.

- Ага, американцы воюют с Россией, развязав под российскими флагами войну в Украине, - я снова брызжу ядом.

- Я так не говорил, - обижается полковник.

- Но вы так думаете!

- У меня есть свое мнение, - гордо говорит собеседник. – Я смотрю украинские каналы! У нас в Приднестровье показывают 11 украинских каналов!

- Но российские тоже есть? – уточняю я.

- Конечно! – горячо восклицает полковник.

- Значит, у вас не может быть своего мнения, - парирую я. – Ваше мнение – каша, смесь бреда, который часто несут украинские каналы, и российской пропаганды. Вы не можете отказаться от Украины, потому что зависите от нее – здесь ваши дочь, внучка, мать. И у вас должна быть возможность бывать в Украине. В то же время 800 долларов пенсии, которая, впрочем, обесценивается вместе с рублем, намертво привязывают вас к России. Вы не имеете права потерять материальные блага. Кстати, а почему вы не живете в Липецке, в вашей прекрасной России?

- А почему я должен там жить? – отвечает несколько растерянно, смущенный моей атакой.

- Ну, как же, – это ваша родная страна…

- Я с 1968 года в Приднестровье, - распрямляет плечи полковник. Правда, тут маленькая неувязочка: он рассказывал, что учился в Омске, кажется, служил на Алтае, здорово помотался по Союзу, два года провел в Афгане. А в Приднестровье оказался перед распадом СССР – перевели дослуживать в Одесский военный округ. Я не стала акцентировать на нарушении хроники. Человек живет в мифах, которые сам подчас и придумывает.

- А квартира в Липецке.

- Ну, я заработал.

- Я не оспариваю того, что вы заработали. Но всё это походит на известную поговорку: и рыбку съесть, и… Ну, дальше слишком грубо. Вы так не считаете?

- Не считаю, – упрямится собеседник. – Вы знаете, что в Приднестровье три языка? Русский, украинский и молдавский?

- И все имеют равные права?

- Нет, весь документооборот, все официальное – только на русском языке. Но украинский и молдавский учат в школах.

- В Украине русский тоже изучают в школах и полно русскоязычных школ и классов в украиноязычных школах. А в Донецке можно, например, запросто подать иск в суд на русском языке.

- Откуда вы знаете?

- Потому что я из Донецка.

Гоголь. "Ревизор". Немая сцена. Впрочем, "харьки", кажется, почти сразу поняли, откуда я. Хотя бы по особенностям говора. Какой бы литературной ни была моя речь, но мягкий южный акцент никуда не деть

- Вы точно из Донецка? – удивлению Владимира Петровича нет предела. – Просто наш разговор…

- Могу показать паспорт. Из самого что ни на есть Донецка. А наш разговор – это попытка разобраться, так ли хорошо жить в Приднестровье, потому что эту же судьбу прочат моему родному городу.

- У нас очень хорошо жить! – вновь воодушевляется полковник, но уже не столь уверенно. Понимает, что наболтал много лишнего.

- Охотно верю, что конкретно ВАМ жить хорошо по причинам, которые я озвучила. Если бы все было хорошо, молодежь бы не уезжала.

- Молодежь не уезжает, - упрямится попутчик. – Раньше было, сейчас нет.

- Вы хотите сказать, что население не сократилось?

- Практически нет.

- А как быть с официальными данными вашего же приднестровского статуправления, что народу за двадцать лет стало меньше в полтора раза, и убыль продолжается?

- Откуда вы знаете?

- Потому что с весны интересуюсь Приднестровьем. Так уезжают, вымирают, или статистика врет?

- Ну, это на заработки, а потом возвращаются, строят… Кстати, вы, как журналист, должны знать Нину Штански. Вы знаете, кто она такая? – смотрит с торжеством в пламенных черных очах. По отцу мой оппонент болгарин.

- Понятия не имею, - пожимаю плечами.

- Это очень плохо, - осуждающе смотрит полковник. – Нина Штански – министр иностранных дел ПМР.

- Не вижу причин, по которым должна что-то о ней знать, - снова пожимаю плечами.

- Она выступала в Брюсселе! Умнейшая женщина, окончила МГИМО.

- Прекрасно. Но что это меняет. К признанию Приднестровья точно не приближает.

- Да на хрена нам нужно это признание?! – восклицает Владимир Петрович.

- Вам – нет, потому что у вас пенсия 800 долларов и российское гражданство. А каково другим, кто не в таком шоколаде и имеет только один паспорт, с которым никуда не выехать?

- А зачем куда-то выезжать? – искренне изумляется собеседник. – Нам и дома хорошо.

- Мир посмотреть – как такой вариант?

- Да на хрена нам нужен тот Евросоюз! Вон, Молдавия в Европу подалась, представляете?

- Да, подписала договор об Ассоциации с ЕС. По-моему, очень хорошее решение.

- Ничего хорошего. Они хотят присоединиться к Румынии. И вообще считают себя румынами.

- Разве это плохо? – прикидываюсь дурочкой.

- Конечно, плохо. Вы историю знаете?

- В рамках университетского курса.

- Что знаете о Румынии?

- А какой период вас интересует? Вторая мировая? – сразу просекаю тему.

- Они поддержали фашистов! – негодует адепт рускавамира.

- Фашизм родила Германия, поддержала Италия. В Испании правил франкистский режим. Давайте еще вспомним, что в 1812 году Наполеон пошел на Москву, и разорвем дипломатические отношения с Парижем. Жить прошлым – значит, идти в никуда. И вся российская истерия "дедывоевали" - это тоже путь в никуда.

- А с Европой? – пытается поставить в тупик собеседник. – Там остро стоит исламский вопрос.

- Исламский вопрос нынче остро стоит везде, и Россия не исключение. Или вы скажете, что в вашей стране царят мир и гармония, не существует межэтнических и межконфессиональных конфликтов?

-…

- То-то же. Европа справится, я не сомневаюсь.

- И с Украиной справится?

- И с Украиной справится. Точнее, поможет окончательно расстаться с совком и стать нормальной страной.

- Украина – нормальная страна?

- Да, Украина – нормальная страна. Точнее, может быть нормальной страной, если оторвется от России. Конечно, не потеряв при этом Крым и Донбасс.

- Крымнаш, - на автомате отчеканивает полковник. – А Донбасс… Это сложный вопрос. Вы, кстати, почему уехали?

- Потому что в Донецке преследуется инакомыслие. Потому что в Донецке убивают за украинский флаг и любовь к Украине. Потому что там террор и анархия одновременно. Потому что на блокпостах устраивают провокации: "ополченцы" кричат, заходя в автобус "Слава Украине!". Если кто-то ответил "Героям слава!", его ставят на мину. В лучшем случае отправляют обратно на "большую землю" попутным автобусом. В худшем – он просто исчезает. Потому что на блокпостах какие-то обкурено-пропитые отморозки с автоматами проверяют паспорта и не пускают на территорию "республики" людей с неместной пропиской. Потому что в подвал СБУ можно попасть за неосторожное слово – внимательные соседи донесут, куда надо. Или местом рождения не вышел. Или просто не понравился "ополченцу". Впрочем, мы их называем просто – абизяны.

- И это все правда? – несколько потерялся полковник.

- Да, правда, - подтверждают мои слова харьковчане. – У нас много донецких, и все рассказывают то же самое.

- Скажите, а в Приднестровье такое было? – интересуюсь, памятуя о трех языках и вселенской дружбе народов.

- Не было, - удрученно отвечает Владимир Петрович, явно сбитый с толку новой для него информацией. Я его понимаю: Донецк – укропка – бандеровка…

- Вот видите как продвинулся "русский мир" за двадцать лет. При этом "республика" строится на "духовности" и "православии", а защитники в рамках "защиты" от киевской "хунты" сравнивают Донецк с землей. Мы с вами мило болтаем, а в это время обстреливают Донецк и пригороды…

- Скажете, это не украинская армия?

- Нет, не украинская армия. Знаете, из Донецка, наверное, виднее и понятнее, кто и откуда стреляет. Вы еще, как ПВОшник, скажите, что это Украина сбила "Боинг".

- Не скажу. Я вообще не хочу говорить на эту тему.

- Ой, ли? А как вы относитесь к тому, что российские солдаты гибнут в Украине? А как вы, как офицер, относитесь к тому, что отставные российские военные поехали в Украину убивать русскоговорящее население, стали наемниками? Или это такой кодекс офицерской чести?

- Я не буду об этом говорить, – отворачивается полковник, чтобы я не видела, как он краснеет от стыда. – Давайте лучше вот о чем. Знаете, какая у меня машина? "Форт Гранада". В Приднестровье их всего два, представляете?

- Представляю. А где помимо Приднестровья вы можете передвигаться на своем автомобиле? Если в Украину выедете?

- Ой, это кранты, - сокрушается житель непризнанной, но счастливой республики. – Зато у нас машины дешевые.

- Потому что контрабандные.

- Нет, просто у нас растаможка недорогая. Недавно ввели ограничение, что машины старше десяти лет нельзя ввозить. Но все равно недорого.

- От этого контрабанда не перестает быть контрабандой, а растаможка "ПМР" вряд ли интересна Украине или Молдове.

- Ну, и подумаешь. Мы и так выезжаем. Кстати, сегодня еле прошел границу. А еще пограничный пункт так укрепился… Пулеметы стоят, направлены на Приднестровье.

- Вы военный, а удивляетесь элементарным вещам. В Украине идет война. На территории Приднестровья стоят российские войска. По-поему, это нормально, что Украина укрепляет границы, усиливает пункты и ужесточает пропускной режим.

- Ой, подумаешь, в Приднестровье всего 1200 российских военных…

- Вооруженных черенками от лопат? – снова язвлю.

- Нет, нормально вооруженных.

- Так чего вы хотите? Чтобы мы завтра позволили этим бравым ребятам организовать какую-нибудь "Одесскую народную республику". Нет уж, с нас хватит Крыма и "Новороссии".

- Кстати, Одесса – это пригород Тирасполя. Вы об этом знаете?

- Не знаю, и знать не хочу, - отрезаю я, в очередной раз удивляясь изощренности мифов российской пропаганды…

Как сообщал "Обозреватель", Россия прикладывает немало усилий к тому, чтобы на Донбассе появилось псевдогосударство по типу непризнанного Приднестровья. Террористы в нарушение минских договоренностей провели 2 ноября так называемые выборы "глав и депутатов". Главарь "ДНР" Александр Захарченко заявил, что после "выборов" на подконтрольных террористам территориях на востоке Украины "избранные депутаты" сформируют "конституцию".

Жители городов, которые находятся под оккупацией террористической организации "ЛНР", заявляют о вынужденном участии в "выборах": луганчанам пообещали на избирательных участках выдать "социальные карточки", без которых в дальнейшем нельзя будет получить пенсии и медицинское обслуживание.

МИД России 2 ноября заявил о своей поддержке псевдовыборов на Донбассе и готовности признать их результаты.

Наши блоги