УкрРус

Обветшалая кормушка для бессменного ректора

Читати українською
  • Обветшалая кормушка для бессменного ректора

Не так давно состоялось общее собрание Национальной академии педагогических наук (НАПН) Украины, где президент НАПН Василий Кремень назвал в числе приоритетов реформирование и оптимизацию сети научных учреждений, подчиненных Академии. Задача весьма непростая, учитывая до какого состояния разрухи довели свои "вотчины" некоторые руководители. Яркий пример - судьба Университета менеджмента образования, одного из старейших вузовских центров, бессменным ректором которого является Виктор Олийнык.

Университет менеджмента образования (УМО) своими корнями уходит в созданный более 60 лет назад Институт повышения квалификации руководящих работников народного образования. В 1962 году (спустя 10 лет после своего рождения) он стал называться Центральным институтом усовершенствования учителей Министерства образования УССР. Затем был переименован в Центральный институт последипломного педагогического образования (ЦИППО). А нынешний статус университета приобрел в результате слияния с Донецким институтом последипломного образования инженерно-педагогических работников.

Профессор, доктор педагогических наук и носитель других почетных званий Виктор Васильевич Олийнык возглавляет его с 1999 года. И в этом УМО очень не повезло.

Казалось бы, учебное заведение такого рода, где повышают квалификацию руководители педагогической отрасли Украины, должно быть флагманом и образцом для подражания других вузов. Но подражать, собственно говоря, нечему.

В состав Университета входят три института. Помимо упомянутого выше вуза из Донецка, это Институт открытого образования и Центральный институт последипломного педагогического образования. А также Институт менеджмента и психологии, ориентированный на заочное образование тех, кто уже окончил вуз.

Все вместе они составляют весомую научную и материальную базу, которая нуждается в постоянной заботе. А также колоссальный человеческий ресурс — преподавательский состав. Но ни первое, ни второе тут не ценят и не пытаются сохранить. В результате, если коротко резюмировать положение дел, стены старейшего вуза текут и покрываются грибком, а профессионалы разбегаются по другим учебным заведениям.

Есть кафедры, на которых не осталось ни одного доктора наук. Олийнык, чтобы решить эту проблему, вынужден "импортировать" людей с научными званиями, которые не имеют никакого отношения к педагогике. Например, научную работу в УМО возглавил профессор Владимир Павлович Ляхоцкий — неплохой человек, но... архивист. Доктор исторических наук. С педагогикой его связывают лишь семейные узы: супруга Владимира Павловича - Лариса Леонидовна Ляхоцкая возглавляет в Университете кафедру дистанционного обучения.

Впрочем, это не самый худший семейный подряд в УМО. Сын ректора, Владимир Олийнык также был устроен на руководящую должность в папину структуру. До 13 марта этого года он входил в учебный совет Института менеджмента и психологии, где еще раньше ему определили местечко замдиректора.

Олийнык-младший успешно защитил кандидатскую диссертацию на тему "Формування правової компетентності керівників навчальних закладів у системі післядипломної педагогічної освіти". Однако на ниве развития института особых успехов не наблюдалось. Заведение, как говорят многие педагоги, "успешно загибается". Олейник-отец срочно эвакуировал сына и перевел в докторантуру. Впрочем, в научной среде ходят упорные слухи, что над его докторской диссертацией работают грамотные коллегии и подчиненные Олийныка-старшего.

Подобные слухи, кстати, циркулируют в университете и по отношению к самому профессору Олийныку: мол, его научные работы написаны совсем другими людьми, которые впоследствии очень быстро покинули вуз не по своей воле.

Но вернемся к Институту менеджмента и психологии. Специфическую славу этому вузу обеспечивает еще и то, что должность первого проректора занимает Евгения Родионовна Чернышова. В марте 2003 года она была назначена директором Центра по усыновлению детей. Как писали тогда в прессе, назначением Чернышова была обязана своему супругу - замначальнику СБУ по Одесской области.

Именно при Чернышевой разразился скандал с американским гражданином Джоном Крюгером, усыновившем трех украинских детей. Он оказался педофилом и предстал в США перед судом. И тогда же стало совершенно очевидным абсолютное равнодушие руководства Центра по усыновлению детей к судьбе усыновляемых иностранцами маленьких украинцев. В итоге с 19 сентября 2005 года был временно приостановлен прием документов от граждан США, Италии, Испании, Германии, Франции и Канады (в связи с отсутствием информации об украинских детях, которые были усыновлены гражданами этих стран). А с 1 мая 2006 года Центр по усыновлению был ликвидирован и его функции взяло на себя Министерство по делам семьи, молодежи и спорта.

Сама же Чернышова, как сообщали СМИ, оказалась под следствием. Впрочем, подозрения в ее адрес в масштабном взяточничестве за усыновление деток иностранцами так и остались подозрениям. На некоторое время она исчезла из поля зрения научной общественности. А потом "всплыла" в команде профессора Олийныка. Как говорится, скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты.

Впрочем, на столь специфический подбор кадров и "родство-кумовство", процветающее в УМО, можно было бы закрыть глаза (не секрет, что этим грешат и другие вузы), если бы Виктор Васильевич оказался хорошим хозяйственником. Но, как мы уже сказали выше, в этом плане Университету тоже не повезло.

Партизанским образом мы прогулялись по общежитию университета, зашли в гости к некоторым его обитателям. Ну, что вам сказать... Ужас, летящий на крыльях ночи (как выразился один из студентов). Грязные комнаты, которые уже невозможно отмыть никакими усилиями. Кровати с торчащими пружинами. Постельное белье, изготовленное, наверное, при Хрущеве. Сыро и холодно, даже в теплое весеннее утро (что говорить о зиме!).

При этом цена за постой в "гостиничном комплексе" - вполне "конкурентоспособная": 200 грн с человека или 800 грн с комнаты. В сутки. Как в четырехзвездочном отеле! Спрашивается - куда идут эти деньги, если на ремонт и улучшение условий проживания их не направляют?И вообще, доходят ли они до бухгалтерии? У студентов на сей счет имеются сомнения.

"Мы слышали, что значительная часть нашей оплаты оседает в карманах проректора по хозяйственной работе и начальника общежития", - рассказал Сергей Л., который попросил не называть его фамилию.

Кстати, начальником общежития работает бывший водитель Олийныка! На повышение пошел, так сказать.

В УМО есть еще одна тема, которую не любят поднимать. Это — новостройка, возведение которой вылилось в грандиозный скандал год назад.

Против 22-этажной "свечки" на ул. Артема (возле посольства Кубы и Бехтеревского переулка) выступали жители окрестных домов. Они собрали 554 подписи и раскопали, что за будущей многоэтажкой стоял брат экс-президента Петр Ющенко и 75-летний директор Института педагогики, вице-президент Академии педагогических наук Василий Мадзигон (человек — не чужой ректору Олийныку).

В апреле прошлого года (ровно год назад) Мадзигон был арестован за вымогательство взятки в 11,5 млн. дол. Такую сумму, по данным следствия, он захотел за подписание договора долгосрочной аренды здания на ул. Б.Хмельницкого, 10, которая находится на балансе Института педагогики АПН. Учитывая преклонный возраст задержанного, его не так давно отпустили на свободу.

Однако, скандальная новостройка нанесла непоправимый вред строениям Университета. Дело в том, что участок, проданный под застройку, вплотную примыкал к одному из помещений УМО. Речь идет о третьем корпусе (административном). По требованию застройщиков, на админкорпусе снесли крышу. Помещение залило дождями. И на верхних этажах "поселился" грибок. Это — особое безобразие, так как изуродованное здание является историческим памятником: оно построено практически сразу после революции для детей-сирот.

Вообще, история скандальной новостройки — это "многослойный пирог". Можно предположить, что в тюремной камере вместе (или вместо) старика Мадзигона вполне мог бы оказаться ректор Олийнык. И отвечать на вопросы следователей, почему одновременно с передачей участка под строительство он разжился престижной иномаркой. По скромной цене... всего в 100 тыс. грн. Правда, машина оказалась "с сюрпризом": числилась в розыске. Но это уже другая история, которую мы тоже обязательно расскажем читателям...

Наши блоги