УкрРус

Рыбопромышленный флот: первая прибыль за 19 лет, или Почему стоит подумать о приватизации

  • Судно "Капитан Русак"
    Судно "Капитан Русак"
    marinetraffic.com

Курс на приватизацию госпредприятий – одно из самых главных направлений реформ, о котором много говорили в 2015 году. Ее поддержали многие государственные ведомства – Мининфраструктуры, Миагрополитики.

Весной 2015 г. к открытой процедуре приватизации были представлены 50 крупнейших предприятий Украины, среди которых – Одесский припортовый завод и 13 морских торговых портов, вокруг процесса их перевода в частное владение уже седьмой месяц не утихают скандалы.

Вместе с тем, в Украине есть огромное количество небольших госпредприятий, ежегодный доход которых исчисляется пусть не десятками миллиардов, а парой-тройкой миллионов долларов. Но "при умелом обращении" эти деньги наполняют не государственную казну, а чиновничьи карманы. Предприятий таких десятки тысяч, вот, и накапывают государственные убытки из милионна-двух, в десятки сотен. Чтобы далеко не ходить, в той же таки "околопортовой" когорте есть такие ГПшки как судновладельцы океанического рыболовецкиого флота.

Флот. Сколько масштаба и гордости в этом слове. Правда, сегодня гордится Украине практически нечем. После развала СССР, украинский флот был одним из крупнейших в мире, в 1991 году у нас имелось 236 суден, из которых к 2015 году осталось всего 4… Как рассказал на пресс-конференции в конце 2015 г.

Глава Госрыбагентства Ярема Ковалив, назвать 20-летний опыт Украины в сфере владения рыболовецким флотом в океане успешным – нельзя. С 1991 по 2010 год большинство кораблей было продано, за долги посредством ареста реализовано иностранным компаниям, а порой – просто сдано на металлолом. Таким образом, мы потеряли львиную долю рыбной флотилии и не получали в госказну доход за деятельность флота.

В 1997 году согласно распоряжению Кабмина было выделено 20 миллионов гривен финансирования на достройку океанических судов. Эти суда были направлены в район промысла около Новой Зеландии, где уже занимались выловом еще два украинских корабля. В 2004 году были подписаны договора бербоут-чартера (аренды) для всех суден сроком до 2019 года. И вместе с этим, на фрахтовщика была передана и задолженность, которая сформировалась в течение 90-х и 2000-х на предприятиях, занимавшихся эксплуатацией флота.

Ставка аренды – больше 30 тысяч долларов США для кораблей 1997 года выпуска, и ориентировочно 20 тысяч – для старших суден, 1991 года выпуска. В 2010 году из-за нарушения правил промысла, Новая Зеландия запретила осуществлять вылов судну "Капитан Русак". После полутора лет простоя ему нашли нового фрахтователя, и судно начало работать вблизи Мавритании.

Патовой ситуация стала в 2014 году после аннексии Крыма – корабли были прописаны в Севастополе и имели российскую регистрацию. Украина владела судами через два госпредприятия, ее большие автономные траулеры морозильные или БАТМ "Алексей Слободчиков", "Иван Голубец", "Профессор Михаил Александров" занимались выловом рыбы в районе Новой Зеландии, а судно "Капитан Русак" в водах Мавритании.

С марта 2014 года компании перестали получать средства за фрахтование и фактически теряли контроль над своими кораблями. Крымские директора открыли новые счета на территории России и до июня 2014 года получали оплату за фрахт. По имеющейся информации, это около 300 тысяч долларов США. Юридически государственные компании по договорам находились в техническом дефолте. Новых директоров предприятий не признавали зарубежные партнеры. Общая сумма задолженности перед фрахтовщиками составляла около семи миллионов долларов США, что грозило потерей судна "Михаил Александров".

Задолженность Фрахтователя перед Украиной за фрахт корабля "Капитан Русак" составляла 400 тысяч долларов США, за три других – 1,2 миллиона долларов США. Мало того, крымские директора продолжили соглашения на фрахт судов "Алексей Слободчиков" и "Иван Голубец" до 2025 года без права досрочного прекращения, и дали безусловное согласие на изменение украинского флага на новозеландский.

Последствия сложившейся ситуации могли быть крайне неприятными. Как минимум – дальнейшая эксплуатация третьей стороной украинского ресурса без какой-либо экономической выгоды для Украины, как максимум, и, что более вероятно, фрахтователь мог забрать судна за долги… Это фактически то, что произошло с кораблями, которые достались нам в наследство от СССР.

К счастью руководство отрасли, которое в 2015 году, существенно обновилось, активно вмешалось в ситуацию. Госрыбагентство быстро сменило порт прописки с Севастополя на Ильичевск, российское классификационное общество на украинское. Украинская сторона восстановила конструктивные рабочие отношения с фрахтователем, что помогло быстро восстановить контроль и разблокировать деятельность своих государственных компаний, являющихся владельцами судов.

Один из членом рабочей группы по вопросам рыбопромыслового флота рассказал, что в рамках этой группы над стратегией и условиями договора работали представили десятка ведомств – Госрыбагентство, Фонд Госимущества, Минюст, Мининфраструктуры, Минагро, СБУ, Прокуратура, МИД... Рассматривались все этапы переговорного процесса с контрагентами.

Директора госпредприятий подписывали соглашения после того, как их рассмотрел, в том числе, наблюдательный совет. Госрыбагенство в одном из пресс-релизов заявило, что ставка была поднята на 40% - до уровня рыночных. Но важнее даже не то, на сколько выросли ставки, а то что за последние 19 лет украинская рыболовецкая компания впервые получила чистую прибыль около 19 млн грн, из которых минимум – 9 млн причитаются государству как дивиденды.

Такого результата удалось добиться благодаря тому, что были реструктуризированы кредиты, подняты ставки, в договоре появился пункт о пересмотре ставок при изменении рыночной ситуации. Были отменены соглашения, по которым срок фрахта двух кораблей был продлен до 2025 года без права на расторжение.

Сейчас три судна во фрахте с правом досрочного расторжения с 2020 года. На данный момент по одному из суден продолжаются переговоры, и украинская сторона, похоже, сможет заключить новые соглашения с более предсказуемыми бизнес-партнерами. По одному из суден – "Михаил Александров" уменьшили ставку по кредиту и вывели судно из ипотеки.

Наиболее острым моментом в переговорах была рефлагация или другими словами процедура временной смены флага судна с украинского на новозеландский. С мая 2016 года промысел под флагом Новой Зеландии является необходимым условием для получения квоты на промысел в этом районе. Поэтому требование поменять флаг со стороны фрахтователя было вполне объяснимым.

В принципе, возможность этой процедуры была согласована "крымскими" директорами в договорах 2014 года, но по понятным причинам закончена так и не была – фрахтователю необходимые для рефлагации документы не передали. В свою очередь фрахтователь посчитал это нарушением условий договора и начал давить уже на новое руководство возможностью забрать судно за долги…

Справедливости ради, стоит сказать, что к рефлагации флота в Украине многие относятся с опаской, и не зря – бытует мнение, что с помощью этого "инструмента" у нас ушел в 90-е не один корабль. Меняли флаг на судне, оно подчинялось законодательству другой страны и вскоре по этому законодательству "местные" партнеры судно и забирали… Особенно хорошо эта тема работала в странах третьего мира.

Но в случае с Новой Зеландией и грамотным договором ... Новая Зеландия – развитое правовое государство, а рефлагация не означает изменение права собственности на судно. Около 90% мирового флота осуществляют вылов рыбы под флагом той страны в экономической зоне, которой они ведут промысел – такие правила.

Например, судна США часто ходят под флагом Панамы. По мнению капитана Ильичевского морского порта Михаила Броздова: "Сама рефлагация не идентична с отчуждением судна. Это мировая практика, когда государства, в экономических зонах которых происходит рыбный промысел, часто требуют, чтобы в рамках договоров аренды было предусмотрено право на замену флага того государства, в водах которой рыбачишь. Здесь не стоит излишне драматизировать. Законодательство таких стран прописано таким образом, чтобы налоги платились в их казну, а также это защищает права команды на работу в другой стране.

Конечно, есть риск, что в случае форс-мажора это может привести к потере судна. Но, наш флот работает в рамках новозеландского законодательства. А это развитая цивилизованная страна, поэтому подобные риски минимальны. В случае чего – все будет решать международный арбитраж.

В нашем случае времени для размышлений не было. Если бы украинская сторона не пошла на условия фрахтователя и переговоры затянулись, то мы бы потеряли свой флот, порт которого имел прописку в Севастополе. Россия бы его аннексировала. А так флот спасен, и по истечению сроков аренды, судна будут ходить под украинским флагом".

Вместе с тем – поднятие ставок до уровня рыночных, улучшение условий договора, первая за 19 лет прибыль – безусловный позитив для отрасли. Но все же, возможно стоит вернуться к мысли о приватизации? Сложно представить себе частного судовладельца, который получает прибыль только на 19-й год ведения бизнеса, когда флот, руку на сердце положа, половину своего "срока годности" уже отплавал…

Суда материально изнашиваются, нужно регулярно обновлять их морозильные и технические мощности. И если "морозильники" Украина обновляла в виду жестких международных требований к безопасности пищевых продуктов, то на техническое переоснащение денег почти не тратили. В итоге суда потребляют в 2-3 раза больше электроэнергии по сравнению с конкурентами, что сказывается на цене выловленной и переработанной рыбы.

На запрос издания в Горсыбагентстве ответили, что рациональность идеи о приватизации флота они понимают, список из более чем 20 ГП для приватизации в МЭРТ они передали еще летом, были в нем и предприятия рыбопромышленного флота. Но на приватизацию в 2016 году их не выставили, поэтому ведомство планирует и дальше проталкивать эту идею.

Полученные средства разумно было бы направить на развитие отрасли – селекцию, аква-и марикультуру. "В будущем Украине нужно заниматься развитием новых технологий разведения собственной рыбы в украинских водах. Когда-то мы имели одно из крупнейших рыбных хозяйств в Европе. Нужно работать в этом направлении, так как у нас есть хорошие перспективы", - отметил Ковалив.

Украинский опыт показывает, что государство не может быть успешным владельцем флота на рынке, где работают более конкурентно способные частные компании. Флот - это актив, который постоянно обесценивается и подвергается рискам, а также требует постоянных капиталовложений, которые Украина не может себе позволить. В этом случае приватизация была бы разумным решением, пока суда еще имеют какую-то ценность. Конечно, при условии, что приватизация будет прозрачной.

Наши блоги