УкрРус

Битва за Донбасс. Проклятая высота: штурм Саур-Могилы

  • Бои за Саур-Могилу 2014 года
    Бои за Саур-Могилу 2014 года
    lenta-ua.net

Война на Донбассе, официально именуемая антитеррористической операцией, то затухая, то разгораясь, продолжается без малого два года. За это время были проведены десятки боевых операций, как успешных, так и провальных. В сотнях боестолкновений с боевиками и войсками РФ погибли тысячи украинских военных и гражданских лиц. Противник также понес многотысячные потери. Сейчас мы наблюдаем очередное снижение градуса конфликта, но сложно сказать, как долго оно продлиться. А уж о полном окончании боевых действий в ситуации, когда ни одна сторона не добилась заявленных целей и имеет все ресурсы для продолжения войны, говорить явно преждевременно.

За время конфликта произошло множество героических и трагических эпизодов, которые оказали непосредственное влияние на дальнейшее развитие событий и, так или иначе, - на жизнь каждого гражданина Украины. Известно, что для правильного понимания настоящего, нужно четко осознавать природу, причины и последствия произошедших ранее событий. В связи с этим "Обозреватель" предлагает вам серию материалов о боевых операциях войны за Донбасс, которые уже стали важными вехами отечественной истории.

Боевые действия в приграничных районах Донбасса летом 2014 года на сегодняшний день окутаны многочисленными мифами и легендами. Восстановить реальные события, которые происходили здесь, достаточно сложно, ведь как для боевиков, так и для украинской армии бои здесь были кровавыми и очень часто неуспешными. К тому же описывая южное направление нельзя не сказать и о подлых (другого слова подобрать нельзя) ударах российской артиллерии из-за "ленточки", о караванах с оружием, о прямом участии российских военных. Однако говорить об этом необходимо, как бы не было тяжело и больно.

Саур-Могила — одна из высочайших точек Донецкого кряжа, ее высота 277,9 метров над уровнем моря. Курган представляет собой останки одного из размытых отрогов Донецкого кряжа. Как утверждают археологи, верхняя часть кургана был насыпана во втором тысячелетии до нашей эры племенами срубной культуры и имеет высоту 4 метра и диаметр 32 метра.

Курган виден издалека (примерно с расстояния 30-40 километров) из-за того, что окружающая местность относительно ровная. В годы Второй Мировой войны здесь происходили крайне ожесточенные и кровавые бои, так как высота имела важное тактическое значение для немецкой обороны. Значение Саур-Могилы и ожесточенность боев вокруг нее отражал мемориальный комплекс на высоте, простоявший там до последнего времени.

Саур-Могила в начале июня 2014 г.

С началом боевых действий летом 2014 года курган не утратил своего значения, можно сказать, что оно даже возросло. Ведь до российско-украинской границы от него было менее десятка километров и при этом отсюда можно было контролировать корректировкой артиллерийского огня весь коридор южнее - вдоль границы. Кроме того, высота как бы нависала на южном направлении и ее удержание было важным фактором в ходе боевых действий.

Однако до начала июня 2014 года активных боевых действий в районе Саур-Могилы не велось – все внимание сторон было приковано к Славянску. Хотя курган что называется "оседлали" - сначала отряды местных сепаратистов, а вскоре и прибывшие из Донецка боевики "батальона Восток". Под казарму приспособили здание кафе. Вообще стоит отметить, что капитальных зданий на Саур-Могиле совсем немного – в основании памятника стелы небольшое помещение, в котором когда-то располагалась комната боевой славы с небольшой экспозицией, собственно кафе и двухэтажное здание охраны у подножья.

Боевики как смогли оборудовали свои позиции – в каменистой почве им удалось вырыть окопы глубиной около полуметра. На высоте также установили две зенитные установки ЗУ-23-2, а на подступах - оборудовали малые блиндажи.

Интересно, что боевики смогли захватить высоту, буквально на несколько суток опередив украинских военных, что подтверждается событиями 4 июня. В тот день добровольцы батальона особого назначения МВД "Азов" выдвинулись к Саур-Могиле на обычных микроавтобусах. Однако около служебных построек мемориала боевики обстреляли их колонну. По всей видимости, потерь "азовцы" не понесли, однако от попыток взятия высоты отказались.

Только 12 июня штабом АТО в рамках деблокирования прижатой к границе группировки было принято решение о взятии Саур-Могилы. Это было достаточно вынужденное решение, так как остальные стратегические пункты - соседняя Дмитровка имела серьезный гарнизон в 400–600 человек, усиленных БМП и БТР и Миусинск ввиду контроля противником трассы М-21 и Снежного были, что называется, "не по зубам". Поэтому штабу "сектора Д" была поставлена задача найти удобное место для переправы с помощью понтонов на юг от Дмитровки. Выбор пал на брод, расположенный в лесном массиве у села Кожевня, обнаруженный разведгруппами 3-го полка специального назначения.

Для взятия Саур-Могилы была выделена ротная группа из состава 79-й аэромобильной бригады. Однако доразведки района не было произведено, и в результате они попали в засаду. В ходе боя из Снежного на помощь боевикам направилось два танка. Хоть один танк противника и был подбит, нашим не удалось выполнить боевую задачу. После трехчасового боя колонна 79-й бригады ушла направо, выйдя на Мариновку (по идее николаевские десантники должны были идти влево). Итог этого неудачного штурма: двое погибших и 25 раненых у 79-й бригады и двое раненых из 3-го полка спецназа. Саур-Могила осталась под контролем противника.

В то же время начавшие марш из района Амвросиевки подразделения уже к исходу дня вышли к селу Кожевня и на следующие сутки приступили к наведению понтонов.

В результате силы "сектора Д" смогли начать форсирование реки Миус и выйти на относительно ровную степную местность, позволявшую реализовать все возможности механизированных бригад. Но установить контроль над Донецким кряжем, нависающим над северным флангом "сектора Д", не удалось. В тоже время переправа у Кожевни имела крайне ограниченную пропускную способность, но это лучше чем ничего.

Следующий этап сражения за Саур-Могилу начался 5 июля – после выхода из Славянска отряда боевиков Стрелкова – Гиркина. Как только самоназначенный "министр обороны ДНР" увидел, что Донецку ничего не угрожает, он сосредоточил все силы на уничтожении наших войск в секторе "Д".

Карта района боев вокруг Саур-Могилы

Уже 11 июля российская артиллерия уничтожила лагерь 24-й и 79-й бригад под Зеленопольем. А на следующий день Гиркин и около 30 автобусов с террористами прибыли в Снежное. По всей видимости, именно им были спланированы последующие атаки наших опорных пунктов, которые фактически все это время находились в голой степи без всякого окапывания (вероятно, сказалось отсутствие инженерных машин, так как почвы в том районе крайне каменистые). Первому удару подвергся усиленный взводный опорный пункт близ населенного пункта Тараны.

Согласно разведданным противник стал накапливать силы для контрудара в направлении Дмитровка-Кожевня и Степановка-Мариновка. В случае его успешного проведения это привело бы к полному окружению войск под Краснопартизанском и Довжанским. Если бы наши войска не удержали коридор в районе Мариновки - котел бы замкнулся и никто не вышел. Но они удержались, хоть и очень дорогой ценой.

Для обеспечения переправы у Кожевни жизненно необходимо было захватить Саур-Могилу. Так как оттуда велась корректировка артиллерийского огня и колонны, которые переходили брод, подвергались постоянным ударам, неся весьма ощутимые потери.

Таким образом, можно говорить, что в середине июля ситуация в секторе "Д" сложилась критическая. Операция по деблокаде сектора "Д" началась 27 июля: две батальонные группы пошли на Саур-Могилу, а батальон 25-й воздушно-десантной бригады предпринял рейд на Шахтерск. К сожалению, эти энергичные действия не смогли достичь желаемых тактических результатов. К тому же из-за высокой насыщенности позиций боевиков зенитными средствами (так, только 23 июля во время вылета в районе Саур-Могилы были сбиты два штурмовика Су-25) практически прекратились полеты авиации, что крайне отрицательно сказалось на общей ситуации в секторе.

Первые попытки частей 51-й и 30-й бригада взять высоту 28 июля провалились, натолкнувшись на сплошной огневой артиллерийский вал с трех сторон: со стороны РФ, из Тореза и из Снежного. Хотя стоит отметить, что и потери противника были весьма ощутимы.

Подбитая в ходе штурма 3 августа БМД-2 (Фото: codename-it.livejournal.com)

Следующий штурм был предпринят 4 августа. Как вспоминал подполковник Николай Капинос - на тот момент командир батальонно-тактической группы 51-ой бригады: "2 августа к нам прибыл полковник Гордийчук (спецназ – Прим.), Юлдашев (командир добровольческого батальона "Темур". – Прим.) со своими людьми, несколько групп 3-го полка спецназа и батальон 25-ой бригады. Таким составом мы предприняли первую после 28 июля попытку штурма высоты. Выдвинулись туда несколькими танками и БМП из Петровского. Минометный огонь по ним был открыт уже на середине пути. Машины поднялись до половины, пехота спешилась, а со стороны РФ начался прицельный артиллерийский огонь. В тот раз у нас было двое "двухсотых" - замполит-полковник 3-го полка спецназа и один наш. Раненых - около двух десятков, и наших, и из 25-ой, и из 3-го полка. Как потом выяснилось, противник очень хорошо там укрепился, а нам не хватало точной информации об этом, беспилотников на тот момент у нас не было".

Его воспоминания прекрасно дополняет один из добровольцев (позывной "Зоран"): "Штурм продолжался минут сорок. А может и больше. Чувство времени на войне хромает. Во время этого штурма был убит подполковник 3-го полка. Он лежал лицом вниз на носилках. Белая спина с двумя пулевыми ранениями неподвижно смотрела в небо. Также было около десятка раненых разной степени тяжести".

На следующий день была предпринята новая попытка, при этом была попытка использовать отвлекающий маневр: сымитировали обычное наступление, а 25-ая постаралась атаковать со стороны Сауровки. И в этот раз погибли два человека, была сожжена БМД.

В третий раз поступили по-другому: отправили под Саур-Могилу пять танков с боекомплектом, зарядили фугасами. Они выехали и начали бить каждый по своей цели. За полчаса отработали весь комплект и уехали. Сильно досталось стеле мемориального комплекса – она внутри пустотелая, была выполнена из армированного бетона, а снаружи облицована плиткой, поэтому прилетевшие издалека снаряды не могли причинить ей большого вреда. Танковые снаряды просто пробивали стены стелы насквозь, и они скоро превратились в решето.

"Штурм и в этот день был неудачным. Танкам не удалось завалить стелу, хотя и прямых попаданий было немало. Устаревшие огнесмеси не смогли поджечь "зелёнку", хотя и было 39 градусов в тени. Самоуверенность с десантников сбили два "двухсотых", полученных когда рядом с БРДМом (по всей видимости БМД – Прим.) разорвалась мина. Осколки прошили обшивку насквозь, унеся жизни бойцов".

Окрестности боев вокруг высоты (Гугл-карта по состоянию на конец 2015 г.)

Следующая попытка штурма была назначена на 7 августа. По воспоминаниям Капиноса: "Четвертый штурм мы планировали сутки. Командовали с Гордийчуком сообща. Вдвоем были на командном пункте, который вынесли прямо под курган. Был там и генерал Назаркин (на тот момент заместитель руководителя АТО. – Прим.) - давал понять, что он с нами, но не вмешивался и не мешал. По документам ответственность была возложена на меня - мне было приказано взять высоту. Мы обсуждали все возможные варианты с комбатом 25-ки, думали, спорили, вызывали к себе опытных солдат, просматривали Интернет, даже нашли виртуальную экскурсию по мемориалу. Лично мне никто не звонил, но психологическое давление – "давайте быстрее, быстрее!" ощущалось. Да мы и сами понимали, что ее надо взять, потому что кольцо замыкалось. Командование приняло решение отводить войска от границы, где их расстреливали из России, и уходить вглубь. Мне это казалось совершенно оправданным".

Для броска были отобраны только добровольцы. Были созданы две штурмовые группы – одна из состава 30-й механизированной бригады, вторая – из десантников 25-й, поддержанные добровольцами.

"По нашему замыслу танки били по первому пилону, пока до его уровня поднимались десантники, потом, по той же схеме, поднимались выше. Это было очень сложно. Артиллерийская батарея стояла за 15 км и крыла в указанное место прямым попаданием в вершину и саму стелу. Все терриконы и высоты в районе Снежного и Тореза мы задымили, чтоб врагу оттуда невозможно было понять, что происходит на кургане. Потом мы дали им команду прекратить огонь и начался стрелковый бой. Параллельно мои подобрались на БМП до админзданий, где засели сепаратисты. 25-ка в этот момент получила первого погибшего и откатилась назад. Это был самый драматичный момент. Потом лично комбат повел их в бой, а мы с "Сумраком" остались на командном пункте. Они нас там обнаружили и принялись обстреливать. Мы не ожидали этого, но хорошо, что так вышло - били по нам, а не по тем, кто пошел в атаку. Мою группу повел сержант, хотя в составе были офицеры. Его первого и ранило в ногу. Вместо него принял командование мой взводный - Валик. Ему не удавалось выкурить сепаратистов, и он запросил танк, а я не мог связаться с танкистами - нам заглушили всю связь. Каким-то чудом я сумел по мобильному уловить сигнал, связался с командиром роты в Петровском, продиктовал ему приказ и он передал его СМС-сообщением по телефону. Таким образом танк все-таки выдвинулся в нужное место и завалил то здание.

То был переломный момент - комбат 25-ой второй раз повел ребят в атаку, и сепаратисты поняли, что это все, начали бежать. Нам спецназ докладывал, что два буса людей умчались оттуда. На высоте осталось 50 самых отчаянных. Хотя для такой высоты под прикрытием артиллерийского огня хватило бы и 30. Мы начали штурм в 16 часов 7 августа, а уже в 18 над высотой подняли флаг 25-ой бригады".

Бойцы 25-й десантной бригады на Саур-Могиле

Штурм завершился. Началась гораздо более трагическая история – оборона высоты…

Знаменитая фигура солдата мемориального комплекса до и после окончания боев

Наши блоги