УкрРус

"Война имеет один плюс - она объединила украинцев": поляк-доброволец рассказал, почему воюет за Украину

Читати українською
  • "Война имеет один плюс - она объединила украинцев": поляк-доброволец рассказал, почему воюет за Украину
    Фото Татьяны Черкашиной

Пока российская пропаганда всеми силами пытается раздуть конфликт между украинцами и поляками, напоминая о сложных взаимоотношениях между Украиной и Польшей и трагических страницах нашей совместной истории – граждане наших двух стран продолжают разрушать стереотипы. Так, среди бойцов батальона "Аратта" Добровольческой украинской армии можно встретить не только россиян, белорусов или чеченцев, но и поляков. К примеру, уже больше года в "Аратте" плечом к плечу с украинцами воюет польский бизнесмен Конрад, за плечами которого – служба во Французском иностранном легионе и участие в миротворческих миссиях в самых горячих точках планеты. Он не только не побоялся приехать в "логово" к самым настоящим "бандеровцам" - но и готов рисковать собственной жизнью за свободу Украины. Конрад рассказал "Обозревателю" о том, что подтолкнуло его к участию в казалось бы совершенно не его войне, о своем личном фронте в борьбе с российской пропагандой, которая до сих пор влияет на умы большинства граждан самой лояльной к Украине страны – Польши и о том, почему он считает Украину своей второй родиной.

Если спросить у Конрада, почему он решил приехать воевать за Украину – он ответит: не мог иначе. И потому, что имеет по материнской линии украинские корни, и потому, что его собственная попытка разобраться в том, что происходит на востоке Украины, показала – речь не о гражданской войне, а о неприкрытой агрессии России в отношении страны-соседа. "У нас в Польше российская пропаганда очень сильна. Поэтому я старался искать видео на Ютубе – без комментариев. Так у меня начала формироваться картинка того, что происходит", - рассказывает польский доброволец.

Он не отрицает – разобраться, что к чему, удалось не сразу. Когда закончился Майдан, а события на Донбассе только-только начинались, Конрад  думал, что причина обострения ситуации – в противостоянии простых людей с востока Украины против притеснений со стороны государственной власти.  И даже допускал мысль о том, чтобы отправиться защищать этих самых "простых людей". Но очень скоро начали появляться первые сообщения о российских "зеленых человечках", штурмовавших админздания, о первых "гумконвоях", об обстрелах украинских  пограничников с той стороны границы и нарушениях государственной границы российскими военными подразделениями. Так что сомнений в том, что речь идет вовсе не о "гражданской войне", у Конрада не осталось. Как и в том, что, в случае, если бы Украина пала под российским натиском, гарантий, что аппетиты Кремля не распространились бы дальше на запад, попросту нет.

Конрад признается: долгое время не знал о своих украинских корнях. Когда слышал в детстве, как бабушка по матери говорит "часник" и "кіт" вместо польських "czosnek" и "kot" - списывал это на недостаточную образованность сельской женщины. Когда же подрос – узнал, что его деда, офицера царской армии из Екатеринослава (нынешний украинский город Днепр) расстреляли сотрудники НКВД, а его жена и дочь (мать Конрада) вынуждены были спасаться от репрессий бегством в Польшу.  Тогда Конрад понял, что к чему. Единственное, о чем жалеет,  что так и не успел расспросить у бабушки и мамы о подробностях того периода их семейной истории.

За плечами Конрада – служба во Французском легионе и около 5 лет участия в миротворческих миссиях в Сомали и на границе Афганистана. "Там было очень жарко", - коротко описывает свой предыдущий военный опыт Конрад, оставляя собеседнику право догадываться, в прямом или переносном смысле он говорит о "жаре".

После завершения военной карьеры Конрад занялся бизнесом. Он и сейчас не бросил собственное дело: в Польше куда проще, чем в Украине, построить бизнес таким образом, чтобы он не требовал постоянного присутствия владельца. Поэтому воюющему на Донбассе в составе батальона "Аратта" поляку достаточно лишь время от времени наведываться домой. Тем более, что уже после первого приезда в Донецкую область Конрад перевез на Донбасс и свою жену Ольгу, и 17-летнего сына Давида. "Ребята надо мной подтрунивают: на разведку, мол, приехал, посмотрел, что здесь поляков не едят – и семью перевез!" - смеется Конрад.

Его жена Оля, услышав вопрос о том, не страшно ли ей было ехать туда, где идет война,  даже немного удивляется. "А как иначе? Во-первых, я за годы жизни с мужем очень многому от него научилась. А во-вторых, мне рядом с ним ничего не страшно! Наш сын Давид  сначала вроде хотел ехать, потом испугался поездки, потому что слышал, что в Украине идет война. Но в конце концов начал сам проситься: папа, возьми меня с собой! Ему сейчас 17 лет, и он рвется в бой. Но командир пока не берет его на передовую из-за возраста. Сейчас Давид на какое-то время должен вернуться в Польшу, потому что начинается учеба. Но как только отпразднует 18-летие – сразу планирует вернуться сюда. Говорит, приедет сразу в Широкино", - рассказывает Ольга.

На фото (слева направо): Ольга, Конрад и их сын Давид на базе батальона "Аратта"

О задачах, которые выполняет в батальоне "Аратта", Конрад говорит не особо охотно – озвучивать ему разрешается далеко не все. Как-никак идет война, поэтому и приходится соблюдать некоторый режим секретности. Отмечает лишь, что хотел бы больше принимать участие именно в боях, но комбат "Аратты" "Червень" считает, что в качестве инструктора, имеющего серьезный опыт службы в миротворческих миссиях, Конрад будет куда полезнее.

Свою персональную миссию в этой войне Конрад видит также и в том, чтобы рассказывать у себя на родине, что на самом деле происходит в Украине. "Возможно, вы будете удивлены, но для большинства поляков, которые черпают информацию из СМИ, война на Донбассе закончилась минимум год назад. А это важно, чтобы в Польше люди понимали, что на самом деле творится на территории нашего соседа – Украины. Сейчас, по моему мнению, в Польше наиболее проукраинское правительство за много последних лет. Но российское лобби по-прежнему сильно. Сильна и российская пропаганда. Поэтому я стараюсь привозить сюда польских журналистов. Чтобы освещение событий в Украине не ограничивалось сюжетами, которые в последнее время стали обычной практикой: когда военкор выходит на балкон отеля километрах в 15 от места, где идут бои, машет рукой куда-то в сторону фронта и трагическим голосом говорит что-то вроде: там вчера были обстрелы, там можно увидеть поврежденные машины…" - описывает Конрад сложившуюся в Польше ситуацию с новостями о войне на востоке Украины.

По словам Конрада, такая ситуация сложилась не из-за недостатка смелости или профессионализма у польских военкоров, а из-за большой стоимости страховки, которую должны выплачивать владельцы польских СМИ, отправляя своих сотрудников в места, где им грозит опасность. На такие расходы готовы идти не все.

- Не так давно столкнулся с ситуацией, когда моему знакомому журналисту, работающему на одном из государственных польских телеканалов, отказали в просьбе поехать в командировку на Донбасс. Не потому, что не заинтересованы в правде, а из-за дорогой страховки. Тогда нам помог случай. Мы случайно познакомились с музыкантами одной из польских рок-групп, которые, в свою очередь, знакомы с фронтменом украинской группы "Гайдамаки". Взяли его номер телефона. Вот как раз под предлогом съемок музыкантов этой и ряда других украинских групп мой знакомый и получил возможность поехать в командировку в Украину. И приехал прямо на Донбасс. Я возил его и съемочную группу в Широкино, они попали как раз на обстрел и сняли, как и из чего  нас, вопреки Минским соглашениям, обстреливают с той стороны. Результатом этой командировки станет документальный фильм о реальной войне в Украине, который будет показан в Польше в конце сентября - в начале октября, - рассказывает Конрад.

Польский доброволец не понимает, почему за два с лишним года Украина по-прежнему проигрывает России в информационной войне. "Российская пропаганда базируется на лжи.  Украине же все это не нужно. Достаточно просто говорить и показывать правду о том, что происходит. Это и будет самая действенная и самая убедительная контрпропаганда. Я называю ее "контрпропаганда, построенная на правде", - подчеркивает Конрад.

Фото: Леонид Логвиненко

У наших народов – польского и украинского – очень сложная история взаимоотношений, - признает Конрад. Впрочем, умные люди давным-давно забыли старые реальные и вымышленные взаимные обиды. Тем не менее, когда Конрад приезжает во Львов, откуда родом его жена, частенько слышит от львовян о том, что поляки спят и видят, как бы забрать этот город у Украины. "У себя в Польше я никогда не слышал о подобных притязаниях. Ну и что, что какое-то время территория западной Украины находилась под властью Польши? Это дело прошлое. В то же время, на родине часто слышу страшилки о "фашистах", о радикалах, о Бандере, о его последователях в современной Украине – очень часто рожденные российской пропагандой. На такие рассказы реагирую всегда одинаково. Говорю: посмотрите на меня. Я уже много времени нахожусь в Украине, среди этих самых "бандеровцев" - и меня, как видите, никто там не съел. Обычно помогает", - улыбается польский доброволец.

Возвращаться домой для Конрада – мероприятие далеко не такое опасное, как для добровольцев из России или Беларуси, которых сразу же после возвращения на родину практически гарантированно ждет тюрьма. Тем не менее, в Польше тоже существует статья за "наемничество" - и при желании, признается Конрад, его тоже могут задержать и отдать под суд. Тем более, что в польском аналоге  нашей СБУ о нем прекрасно знают. Но сейчас, когда, по мнению Конрада, правительство Польши как никогда проукраинское, риски для него минимальны. Поэтому он продолжает периодически ездить домой, собирая среди бойцов батальона "Аратта" "заявки на подарки". Кто-то просит тактические перчатки, кто-то – хорошие берцы… Так что Конрад, который покупает все, чего не хватает его украинским побратимам, может считать себя еще и немножко волонтером. 

Конрад признается: считает своей родиной Польшу. Но и Украина для него – далеко не чужая страна.

Услышав вопрос о том, смог бы он переехать в нашу страну навсегда, Конрад сначала отшучивается. Говорит, что в Украине ему нравится абсолютно все. Ну, или почти все.

- У вас есть три ужасные вещи, с которыми я не могу мириться. Это – мобильный интернет, поезда и шаурма. Это те три вещи, которые мне не нравятся. Все остальное – просто отлично. Правда-правда! Какой у вас мобильный интернет – мне не надо рассказывать, ты и сама знаешь. Ваши поезда – это ужас. Что же касается шаурмы, которую у нас в Польше называют кебабом и которую поляки считают уже национальным блюдом – сколько ни ездил по Украине, нигде не нашел ничего даже отдаленно похожего на настоящий кебаб.  Остальное – прекрасно. Единственное: мне надо придумать, с чего здесь жить. Потому что я знаю, как зарабатывать деньги в Польше. Как зарабатывать на жизнь в Украине - я не имею понятия. Как только найду ответ на этот вопрос – сразу забираю собаку, кота, Олю – и переезжаем сюда навсегда, - с улыбкой говорит Конрад.

Потом становится серьезным:

- На самом деле, мне в Украине нравится все. Особенно люди. Украинцы – очень хорошие – открытые, добрые… Не без того, что попадаются и плохие люди, и безнадежно глупые – но такие есть в каждой стране: и в Польше, и в Германии, и во Франции, везде… В целом же, я бы сказал, что украинцы – очень добрый народ. Жаль только, что вы так мало улыбаетесь. Просто на улице, незнакомым людям. Посмотрите, как ходит народ по улице: каменные лица, ни тени улыбки, взгляд устремлен впереди себя… У нас в Польше – не так. Люди улыбаются друг другу и так активно смотрят по сторонам, что у человека непривычного может сложиться впечатление, что поляки постоянно кого-то ищут в толпе.

Мне нравится ваша новая полиция, - продолжает размышлять Конрад, - Знаю, что украинцы эту реформу воспринимают по-разному, но мне кажется, это все-таки перемены к лучшему. Расскажу один случай. Засиделись мы как-то в одном из львовских баров. Наливка, пиво… Короче, выхожу я оттуда где-то в четыре утра. Настроение у меня отличное. Дай, думаю, проверю, есть ли вокруг люди. Стал – и кричу: "Слава Украине!". Тишина. Снова крикнул – и тут в ответ со всех сторон – голоса: "Героям слава!"… Не успел порадоваться – вижу: бегут ко мне двое полицейских. Подбежали – и хап меня. Один  говорит: "Нельзя так кричать!". А я отвечаю: "Эту фразу я могу кричать всегда и везде. Я ничего плохого не кричал – только хорошее". Коп сказал: "Я понимаю… Только, пожалуйста, немножечко потише. Спокойной ночи!" - и руку к козырьку поднес…

Мне очень нравится эта традиция. У нас в Польше нет ничего подобного. Не знаю, было ли у вас такое раньше, потому что "Слава Украине!" - "Героям слава!" я впервые услышал, только когда началась война. Услышал – и понял: война таки имеет один неоспоримый плюс – она объединила людей. И если ты на улице крикнешь "Слава Украине!" - ты сразу поймешь, есть вокруг тебя украинцы или нет, - говорит Конрад, задумчиво поглаживая сине-желтую "фенечку" на запястье правой руки.

Я бы хотел, чтобы нечто подобное было и в Польше. Это – тот элемент, который я бы хотел забрать к себе на родину, потому что, как мне кажется, нечто подобное должно быть в каждой стране. Но у нас пока никто не кричит "Слава Польше!"…

Наши блоги