УкрРус

Моложе Украины и старше войны. О чем мечтают бойцы с непростой судьбой

Читати українською
  • Моложе Украины и старше войны. О чем мечтают бойцы с непростой судьбой

Ко Дню Независимости "Обозреватель" рассказывает истории солдат, которые родились после 1991 года. Они младше Украины, но уже успели пережить сильные потрясения: были ранения в боях, подрывались на растяжках и борются с тяжелыми заболеваниями. Несмотря на это, военные не сдаются, и говорят: "Независимость – это свобода, и за нее нужно бороться".

Евгений Дзюба, 22 года, курсант военного колледжа. Борется с саркомой Юинга 3-й степени.

Евгений Дзюба (в центре) с волонтерами Анной Гвоздяр и Андреем Нановским.

Чтобы заставить меня жить дальше, друг сказал мне: "Приезжай, вырывай могилу и хорони себя"

Курсанту военного колледжа Евгению Дзюбе всего 22 года. Парень родился в Одессе, а вырос в Полтаве. С детства Женя мечтал заниматься чем-то общественно полезным, но еще будучи школьником, был вынужден пойти работать – надо было помогать родителям и постепенно переходить на свой хлеб.

"Папа вышел на пенсию, а мама продолжает пока работать на предприятии. Заочно я учился на инженера сельскохозяйственной промышленности. Во время учебы приходилось работать, потому что семья у нас не богатая, у меня еще младшая сестра есть, и родителям содержать всех нас было довольно сложно. И потом: сидеть без дела – совсем не мой принцип: мужчина обязан зарабатывать на кусок хлеба, и в этом нет ничего удивительного", - рассказывает Дзюба.

Когда в Украине начался очередной кризис, и в Полтаве, как и во многих других городах в начале 2013-го года, начались массовые сокращения.

"Меня тоже уволили, я ринулся искать хоть какую-то работу. Но, признаться честно, не могу сказать, что с детства мечтал быть военным. Пришлось, ведь это тоже профессия, которая очень даже неплохая в плане воспитания, выдержки и силы духа. Обстоятельства сложились так, что я решил подписать контракт. Службу начал в пожарном взводе, где со временем стал курсантом", - продолжает парень.

В АТО Женя не был: их подразделение не раз готовилось выезжать на фронт, но поспешно собраться не давала основная работа – выезды на пожары и спасение тут, на гражданке.

"Все началось прошлой осенью. У меня дико стала болеть правая нога. Так сильно, будто мне наживо ломали ее или очень сильно били по ноге молотком. Не хочу даже описывать, насколько это больно. Пошел к врачу, выдали направление в Центральный военный госпиталь в Киеве. Приехал, обследовался в госпитале и в онкоинституте, поставили диагноз "рак", а, точнее, "злокачественная опухоль голени, саркома Юинга 3-й степени". Что чувствует онкобольной? Как жить дальше с болезнью? – Ну, что я могу сказать… Да, это нелегко. И у меня был период, когда хотелось выть от обиды, и кричать в никуда: "За что? Почему именно я? Что я такого сделал?" Но потом это прошло. Мне очень помог мой друг, который, чтобы заставить меня жить дальше, в разговоре по телефону как-то в апреле сказал: "Приезжай, вырывай могилу и хорони себя", - делится солдат.

После той сильной и хорошей по своему содержанию фразы товарища, по словам Жени, он стал по-другому смотреть на мир: решил объявить саркоме войну и бороться с ней до победного конца.

"Поскольку рак стал съедать кость в ноге (саркома Юинга – одна из самых агрессивных форм злокачественных опухолей, известных современной медицине. – Авт.), меня распределили на лечение в Национальный институт рака и отделение травматологии киевского госпиталя. Врачи говорили, что к опухоли трудно подобраться, что есть очень большая вероятность ампутации ноги. В госпитале я лежал вместе с ребятами, которые были в АТО, лишились там рук и ног… Лежал и думал: "Они ведь так держатся, шутят и радуются каждому дню! Не думают, как жить дальше, а просто берут и живут. Я тоже так буду – сдаваться ни в коем случае нельзя!" - уверяет парень.

Сейчас Женя дослуживает, после чего полностью вернется на гражданку, чтобы вести свою собственную войну за жизнь и свободу быть таким же, как и все. Чуть больше месяца назад парню удалили саркому, сохранив при этом ногу. Также он прошел два курса лучевой терапии и несколько "химий" - теперь осталась еще парочка химиотерапий и…небольшой перерыв перед новым этапом борьбы.

"Я не привык сидеть на чьей-то шее, поэтому сейчас хочу пройти оставшиеся курсы химиотерапии, а потом искать работу – надо собирать на последующие курсы, а это, как известно, не дешевое удовольствие. Но я не сдаюсь: у меня одна жизнь и я буду дальше за нее бороться и давать остальным шансы на веру до самой победы", - подытожил Дзюба.

Для желающих помочь:

Карта ПриватБанка 5168 7572 1803 9396 Дзюба Евгений Романович.

Читайте:Волонтер Ольга Башей: сотни достойных ребят до сих пор не представили к наградам

Денис Голодюк, 23 года, солдат 95-й аэромобильной бригады. Был тяжело ранен в боях под Славянском: врачи еле спасли Денису ногу, а от вражеской пули парня спас бронежилет.

Денис Голодюк

Независимость – это свобода, а свободу, как известно, во все времена заслуживали кровью

Бойцу 95-й житомирской аэромобильной бригады Денису Голодюку – 23 года. Парень родился и вырос в Хмельницкой области. С детства он мечтал быть военным – хотел пойти по стопам отца. Когда пришло время, Денис не бегал от военкомата и нигде не прятался – вручили повестку, пошел служить. Позже, уже после "срочки", парень подписал контракт и стал солдатом в разведвзводе 95-й бригады.

Денис не раз смотрел в лицо смерти – он участвовал во многих серьезных операциях и тяжелых боестолкновениях в зоне АТО. Два боя уже из прошлой, военной жизни, он не забудет никогда.

"Первый тяжелый бой был 2 мая недалеко от горы Карачун. Перед ним нам выдали новые бронежилеты и каски, уже тогда было ясно: намечается что-то по-настоящему серьезное. Тогда мы должны были зачистить сепарский блокпост и взять высоту, но попали в засаду. А еще там нас встретила толпа местных жителей. И когда наступил вечер, за спинами людей, которых мы пришли защищать, по нам стали стрелять террористы. В этот день я впервые увидел смерть: сепары убили моего товарища Петю Коваленко. Ему было 20 лет", - рассказывает Голодюк.

Но самое сложное ждало Дениса впереди. Спустя месяц, 3 июня 2014 года, он и сам окажется между жизнью и смертью. Подразделение парня получило задание выдвигаться с горы Карачун, которую удерживала 95-я бригада, в сторону Красного Лимана – там надо было зачистить очередной блокпост сепаратистов. О серьезности той операции свидетельствовало большое количество военной техники, включая два танка, ведущие колонну. Позже об этом бое в СМИ напишут: "украинские военные попали в засаду, трое наших ребят погибло, еще 47 – получили ранения". Под Семеновкой, пригороде Славянска, Денису Голодюку оторвало большую часть ноги выше ступни, а еще пуля попала в спину – парня спас бронежилет. Нога Дениса буквально держалась на волоске из сухожилия, а он, несмотря на страшное ранение, не терял сознание и еще пытался помогать товарищам – подавал "рожки" и старался не смотреть на полуоторванную ногу.

С тех пор прошло больше года. Денис перенес 30 (!) операций, ногу врачи сохранили, но восстановить ее функции уже не удастся – ходить парень сможет, а вот стопу уже не почувствует никогда. Каждый день Денис борется с сильнейшими болями, но в этом не признается и на излишнюю опеку отвечает: "У меня все хорошо! Вот увидите, я еще станцую!"

Чтобы помогать таким же, как и он сам, у себя на Родине в Хмельницкой области Денис организовал сообщество участников АТО, и теперь занимается общественной работой.

"То, что произошло со мной, было не зря. Другие парни тоже были ранены и погибали не зря. Это за Украину и за нас, украинцев. Потому что независимость – это свобода, а свободу, как известно, во все времена заслуживали кровью".

Олег Кравченко, 22 года, солдат 72-й механизированной бригады. Подорвался на растяжке под Волновахой.

Крайний справа - Олег Кравченко.

Я родился и вырос в Донецкой области. Из-за различий во взглядах не общаюсь со многими друзьями, но свято верю, что в Украине будет мир

Солдату 72-й механизированной бригады Олегу Кравченко – 22 года. Парень родился в Донецкой области, в АТО пошел защищать Родину, и на войне собственным примером всячески пытался доказать, что Донбасс – это Украина.

"Война застала меня на срочной службе. Из-за особого положения меня не могли демобилизовать, и я добровольно, еще будучи солдатом срочной службы, поехал в АТО. Там пробыл 8 месяцев, а потом уже подписал контракт. Поскольку я сам родился в Донецкой области, то прекрасно знаю эти места, и для меня особенно важно, чтобы на родной мне земле не было войны. Из-за различий во взглядах сейчас я не общаюсь со многими своими друзьями, но свято верю, что в Украине будет мир", - рассказывает Олег.

В свои чуть больше 20-ти он прошел одни из самых горячих точек АТО – был на Саур-Могиле, в Гранитном... В марте этого года парень подорвался на растяжке под Волновахой, чудом остался жив и теперь, несмотря ни на что, мечтает вновь вернуться на службу.

"Это было 15 марта. И этот день я буду помнить всю жизнь. Так сложилось, что у нас произошла ротация, после чего из "стареньких" - тех, кто знал нашу посадку и местность, в целом остались только я и мой товарищ. Утром мы проснулись от криков, все кричали, что что-то взорвалось, началась паника. И я решил сходить, узнать, что, на самом деле, происходит. Пошел в сторону, куда якобы что-то прилетело, и сам подорвался на растяжке. У меня уже было много операций, много недель в госпиталях. Но врачи дают мне неплохие шансы, ведь им удалось спасти мне и руки, и ноги. То есть, есть шанс, что я вернусь на службу, и мне бы этого очень хотелось", - продолжает солдат.

Отвечая на вопрос, что для него, человека младше независимой Украины, означает слово "независимость", Олег просто говорит: "Независимость – это наше все. За нее мы боремся, за нее мы готовы погибнуть".

Для желающих помочь:

Карта ПриватБанка 5168 7420 2026 7260 Кравченко Олег Сергеевич.

Наши блоги