УкрРус

Иностранный легион "ДНР" и "ЛНР": вербовщики из Афганистана и наемники из Армении

Читати українською
  • Иностранный легион "ДНР" и "ЛНР": вербовщики из Афганистана и наемники из Армении
    vk.com/Армен Акоб

В необъявленной войне на Донбассе по обе стороны фронта воюют тысячи иностранцев. В составе пророссийских террористических войск так называемых ДНР и ЛНР они, в большинстве своем, наемники из России, Армении, Белоруссии, ряда восточных стран, вроде Казахстана и Киргизстана, а также союзники РФ из непризнанной Приднестровской молдавской республики (ПМР) и т.д. На стороне украинской армии участие в АТО также принимают граждане Грузии, Белоруссии, Латвии, Литвы, Эстонии, скандинавских стран и… России.

Наемники "республик"

Иностранцы, воюющие на стороне "Д/ЛНР", в соцсетях и на публике особо не скрывают ни свои национальности, ни цели, которые преследуют на Донбассе. На каналах Youtube – сотни видео, где террористы-иностранцы рассказывают, как "пришли защищать русских от бандеровцев". Уже за кадром, в своих группах в соцсети "Вконтакте", они обсуждают зарплаты, которые они получают в качестве наемников. По разным данным, за месяц "службы" в армии "республики" иностранные боевики получают от 7-8 до 10-12 тыс. гривень. Истории этих людей больше похожи на досье в криминальных хрониках.

Рафи Джабар, родился в Афганистане, жил в городе Джалал-Абад, (Киргизстан) и в Ростове-на-Дону, боевик батальона "Восток"

Рафи Джабар – один из самых известных наемников-иностранцев, которые воюют на стороне "Д/ЛНР". Свою "популярность", заработанную на крови украинцев, этнический афганец стал обретать в 2014-м году. Он присоединился к батальону "Восток", раскрутил в соцсети "Вконтакте" свою страницу, и между боевыми выездами занимался вербовкой молодежи в ряды террористов. Джабар является главой некой Молодежной организации "Единый Кавказ", так что находить новых боевиков "на контракт" долгое время у него не вызывало особых трудностей. Кроме вербовки, Рафи отвечал в террористическом батальоне "Восток" также за боевую переподготовку.

На днях в российских СМИ растиражировали новость, что в канун Нового года Джабара арестовали на украино-российской границе. Боевика обвинили в незаконной перевозке оружия на территорию РФ, и он, по данным российской прессы, сейчас находится в СИЗО. Однако страница террориста в соцсети "Вконтакте" до сих пор довольно активна. Там он пишет о "доблести" батальона "Восток" и вспоминает соучастников, которые погибли на Донбассе.

Рафи Джабар (слева) и убитый по приказу Плотницкого боевик с позывным "Хан". Источник фото: vk.com\Рафи Джабар

Интересно, что некоторых наемников-иностранцев, по словам самого Рафи, в "республиках" убивают свои же. Одну такую историю он описал на своей странице в соцсети. По данным Джабара, боевики "ЛНР" по приказу своего предводителя Игоря Плотницкого расстреляли наемника с позывным "Хан", которого обвиняли в мародерстве и бесчинствах в городе Красный Луч. Расстрел выполнили в рамках "полевого суда" террористов.

"По приказу Плотницкого убили много достойных сыновей этой земли. Я знал их всех, и они были хорошими солдатами", - написал "Вконтакте" Рафи.

Наемники из Армении: Армен Акопян и Артур Гаспарян

Довольно много на стороне террористов воюет также наемников из Армении. Граждане страны-союзницы РФ объединяются в спецбатальоны "ДНР, ЛНР" и ездят на Донбасс, как говорят сами, "в командировки" на несколько месяцев, а после без всяких препятствий возвращаются домой.

Наемник из Армении Артур Гаспарян гордится фотографией с террористом Гиркиным. Источник фото: vk.com\Артур Гаспарян

К примеру, Артур Гаспарян из Еревана работает у себя дома в местной милиции. В отпуск едет в Донецк, где, как говорит сам, он защищает "русских от укров". Кроме регулярных военных поездок, Гаспарян занимается также "чисткой информационного пространства": ругается в соцсетях с людьми, поддерживающими Украину, и вычисляет тех, кто остался на оккупированной территории, но верит в победу сил АТО. Альбом фотографий с "командировок" Гаспарян "Вконтакте" назвал "укропия".

Армен Акопян из Еревана "служит" в военном госпитале боевиков. Источник фото: vk.com\Армен Акоб

Еще одна боевая единица "ДНР" - Армен Акопян, который также родился и вырос в Ереване. Судя по его страницам в соцсетях, за пределы Армении он выезжал не часто. Сейчас Акопян живет в Донецке, служит в одном из батальонов террористов и работает в военном госпитале боевиков. За "службу" Акопян имеет несколько грамот и медалей от руководства "республики".

Николай Гырбя, г. Унгень (Молдова), боевик "ДНР", служил в армии РФ

Николай Гырбя служил в российских ВДВ, а теперь "на контракте" у террористов "ДНР". Источник фото: vk.com\Николай Гырбя

Николай Гырбя из молдавского города Унгень – наиболее типичный представитель наемников из так называемых республик. В 2002-2004 гг. он проходил службу в российской армии – служил на контракте в ВДВ. По данным наших источников, наемники, вроде Гырби, получают самые большие зарплаты, и становятся командирами взводов в армии террористов. Информацию о том, что Николай приехал в Украину на так называемые заработки "Обозревателю" подтвердила и одна из знакомых Гырби, которая есть у него в друзьях в соцсети "Вконтакте".

"У Коли есть дочка, ей четыре годика. Жена его ждет в России, а в "Новороссии" он сейчас просто служит: контракт закончится, и Коля уедет домой", - сказала нам знакомая Гырби.

"Воюем не за Украину, а против России"

Когда в Дебальцево Донецкой начались ожесточенные бои, на подмогу украинским военным пришли бойцы из так называемого невидимого батальона. Одни из них сейчас уже получили украинское гражданство и даже подписали контракты в ВСУ, другие – продолжают свою борьбу с террористами без всяких документов и оформлений. Иностранцы, которые до сих пор выезжают на боевые задания в АТО, предпочитают не называть своих имен и фамилий. Во избежание разного рода неприятностей, они просят не публиковать даже их позывные.

Мы встречаемся в людном месте в торгово-развлекательном комплексе в центре Киева. Он – высокий и спортивный мужчина до 40 лет. На нем черная куртка и черные джинсы: ничего, на первый взгляд, примечательного.

"Вы ко мне, наверное, да? Присаживайтесь, я закажу вам кофе. Пока будут нести, положите, пожалуйста, свой паспорт и удостоверение журналиста на стол", - говорит мне военный.

Я выполняю просьбу, он невозмутимо проверяет документы, просит отключить мобильный телефон, вытащив из него батарею. Записывать наш разговор на диктофон тоже не разрешает, мол, зачем привлекать к себе лишнее внимание? "Давайте просто побеседуем, а вы, если так надо интервью, берите все и запоминайте", - говорит мне собеседник.

Он воюет в АТО с лета 2014 года. Военный родился и вырос в Грузии. Говорит, что на Донбассе, при всем уважении к Украине, воюет не за нашу страну, а против России. В 2008-м он уже сражался с российскими войсками, и уверяет, что за этническую чистку сел в Южной Осетии и смерти в Абхазии россияне будут отвечать кровью еще много лет. Это история грузина, воюющего на Донбассе:

"Кто хочет попиариться или получить какие-то льготы – лезет на телек, выбивает себе что-то. Мне это все неинтересно. Я – разведчик, и на Донбассе воюю с одной целью: отомстить русским за все войны, что они устраивали. Нужно доказать, что у РФ нет никакого могущества. С такой целью в АТО находится большинство иностранцев, которых я знаю. Все мы братья, конечно, но каждый будет отстаивать что-то свое. В Абхазии у меня погиб брат, так что я отстаиваю, по сути, также интересы кровной мести.

Хочу сказать, что солдаты в Украине очень хорошие, правда, правительство к ним ваше странно относится. Мы, вот, участвовали в обороне Дебальцево прошлой зимой. Тогда было странно, почему ВСУ не дают приказ укреплять город, если информация о его надвигающемся захвате ходила еще с лета. И, когда уже котел замыкался, то было дико, что руководство не стало сразу выводить солдат. То же самое с донецким аэропортом… Я там не был, но знаю ребят, которые были. Они рассказывали, что терминалы давно были заминированы, что просили дать команду взрывать все и уходить, а ее, почему-то, не поступало. В общем, неурядицы есть.

Мы работаем тихо, следы оставляем, как правило, только в виде 200-х (погибших. – Авт.). Заходим в тыл ублюдков, делаем им пару "салютов", и также незаметно уходим. Однажды мы ходили в разведку в районе шахты Бутовка. Это был январь 2015 года, и там были ожесточенные бои. Так случилось, что завязался бой, и мы, хоть и не должны были, стали его участниками. Тогда погибло несколько украинских военных, и один из них остался мертвым на поле боя. Тогда его товарищ пополз к нему, и вытащил тело друга к своим. Так бы поступил любой грузин, так что мы с вами точно одной крови.

Конечно, многие свои действия мы координируем с руководством ВСУ. Есть и совместные операции, и разработки по волонтерской линии. Но, в большей мере, работаем отдельно. У нас на этой войне все-таки разные задачи".

Наши блоги