УкрРус

Андрей Сенченко: переговоры о выходе наших военных из иловайского котла были возможны на нескольких уровнях

  • Украинские военные на Донбассе
    Украинские военные на Донбассе

Боевые действия под Иловайском Донецкой области в августе 2014 года унесли сотни жизней украинских военных и стали наиболее кровавым эпизодом непризнанной украино-российской войны. Тогда регулярные российские войска открыто перешли границу и нанесли удар по украинским подразделениям, очищавшим территорию Донбасса от незаконных вооруженных формирований, состоящих из коллаборантов и наемников. "Сила права" публикует свидетельские показания политика и общественного деятеля Андрея Сенченко о тех событиях.

Пятый эпизод из свидетельских показаний Андрея Сенченко на заседании по делу №761/9437/15-ц о факте вооруженной агрессии Российской Федерации против Украины от 22 марта 2016 года в Шевченковском районном суде г. Киева.

4 сентября 2014 года Верховной Радой Украины была создана Временная следственная комиссия по вопросам расследования обстоятельств трагических событий, которые привели к гибели и захвату в плен бойцов добровольческих батальонов, а также Вооруженных сил Украины возле города Иловайск Донецкой области.

20 октября 2014 года комиссией был обнародован промежуточный отчет о результатах расследования.

Комиссия, которую мне было доверено возглавлять, изучала следующие события и сопутствующие им обстоятельства:

— события в приграничном секторе "Д" (т.н. секторе АТО) с 23 июля и до его ликвидации в 24:00 24 августа 2014 года;

— наступление на г.Иловайск, окружение города частями регулярных войск Российской Федерации и развитие ситуации в иловайском котле с 24 августа и до начала прорыва 29 августа 2014 года;

— попытки деблокирования г.Иловайска силами антитеррористической операции (АТО);

— переговоры о выходе группировки украинских войск из г.Иловайска;

— прорыв сил АТО из г.Иловайска.

Комиссией был утвержден план работы, подготовлены и направлены письменные вопросы в адрес руководителя Антитеррористического центра СБУ, начальника Генерального штаба Вооруженных сил Украины, министра обороны Украины, министра внутренних дел Украины, председателя Государственной пограничной службы Украины, председателя Службы внешней разведки Украины, председателя Службы безопасности Украины, руководителя Главного управления разведки министерства обороны Украины, начальнику информационного управления (разведки) Государственной пограничной службы Украины, Генерального прокурора Украины, командующего Национальной гвардией Украины, председателя Донецкой областной государственной администрации, министра охраны здоровья.

Комиссией также были опрошены руководители и должностные лица министерств и ведомств, являющихся субъектами антитеррористической операции, эксперты, а также непосредственные участники событий из числа командиров, бойцов и волонтеров, в т.ч. военнослужащих Вооруженных Сил Украины, Национальной гвардии и добровольческих батальонов министерства внутренних дел Украины.

Опросы проходили в режиме заседания комиссии, а также непосредственно в зоне АТО и госпиталях.

В результате проведенной работы установлено следующее.

События в секторе "Д" с 23.07.2014 и до его ликвидации в 24:00 24.08.2014 года

Первоначальная задача группировки сектора "Д" состояла в изоляции района АТО, закрытии участка государственной границы Украины с Российской Федерацией протяженностью около 140 км на участке Изварино – Кумачево с целью недопущения незаконного пересечения государственной границы группами российских наемников и обеспечения таких групп, а также сепаратистов из числа местного населения вооружением и боеприпасами.

На 23 июля, дату смены командования сектора "Д" группировка украинских войск насчитывала около 4000 человек личного состава.

По состоянию на 23 июля 72-я отдельная механизированная бригада, 79-я отдельная аэромобильная бригада (без сведенного пулеметно-гранатометного взвода), 2-я батальонная тактическая группа 24-й отдельной механизированной бригады, батальонно-тактическая группа 28-й отдельной механизированной бригады, механизированная рота, самоходно-артиллерийская батарея 51-й отдельной механизированной бригады, 2-я и 3-я гаубичные артиллерийские батареи 55-й отдельной артиллерийской бригады, прикрывающие границу на участке Изварино – Кумачево, были измучены многодневными систематическими ракетно-артиллерийскими обстрелами с территории Российской Федерации.

В особо критическом положении находились подразделения 1-й и 2-й батальонных тактических групп 72-й отдельной механизированной бригады в районе н.п. Червонопартизанск и подразделения 2-й батальонной тактической группы 24-й отдельной механизированной бригады в районе н.п. Зеленополье и Должанский.

Перечисленные подразделения занимали оборону в восьми отдельных опорных пунктах на узком участке приграничной территории от Мариновки Донецкой области до Червонопартизанска Луганской области. Доступ в указанный коридор, ограниченный с востока границей с РФ, а с запада стратегической высотой Саур-Могила и городами Снежное и Торез, ставшими базами террористов, наши части имели только из района Амвросьевки.

Кроме того, задачу по перекрытию государственной границы в секторе "Д" выполняла сводная тактическая группировка "Кордон" под командованием генерал-майора О.А.Биньковского в составе подразделений Государственной пограничной службы и частей Южного ОТО Национальной гвардии Украины, которые находились в таком же положении и начиная с 13 июля систематически обстреливались с территории РФ с использованием артиллерии , минометов и реактивных систем залпового огня БМ-21 "Град".

Используя высоту Саур-Могила, противник постоянным артиллерийским огнем отрезал наши подразделения от всех видов снабжения. Самыми опасными были массовые артиллерийские обстрелы с территории России и приграничной украинской территории, куда регулярно выдвигались российские батареи. Любые попытки перемещения подразделений в этом районе мгновенно накрывались мощным ракетно-артиллерийским огнем и были затруднены плотным минированием не только коммуникаций, но и больших территорий.

По сути, весь личный состав перечисленных подразделений является свидетелем российской вооруженной агрессии против Украины.

4 августа 2014 года в результате наступления российских наемников бойцы 1-й батальонной тактической группы 72-й бригады численностью около 400 человек, прижатые к государственной границе и находящиеся под постоянным ракетно-артиллерийским обстрелом с территории Российской Федерации, были вынуждены отступить на территорию Ростовской области РФ.

В 04:00 13 августа основным командным пунктом сектора "Д" доложено руководству штаба АТО о танковой атаке района сосредоточения батальонной тактической группы и командного пункта 30-й отдельной механизированной бригады силами приблизительно 20 танков Российской Федерации и пехоты противника.

В 04:25 21 августа по району основного командного пункта сектора "Д" был нанесен удар реактивными системами "Ураган" с территории РФ.

Потери в результате российской вооруженной агрессии в секторе "Д" среди военнослужащих Вооруженных Сил, Национальной гвардии и пограничной службы только за период с 23 июля т.г. по 24 августа 2014 года составили убитыми не менее 125 человек и раненными не менее 706 человек.

Кроме того, в плену на территории России оказались только из состава 72-й бригады около 400 и 51-й бригады около 50 военнослужащих.

23 августа 2014 года подразделениями Государственной пограничной службы Украины на территории сектора "Д" были обнаружены колонны бронированной техники, которые выдвигались с территории Российской Федерации в направлении н.п. Амвросьевка и Кутейниково Донецкой области.

Приблизительно в 10:30 24 августа, во время парада в Киеве, офицеры штаба сектора "Д" с передового командного пункта в лесопосадке на трассе Амвросьевка — Кутейниково наблюдали колонну бронетехники российской армии общей численностью более 100 единиц в составе боевых машин десанта, танков, самоходных артиллерийских орудий, а также большое количество тентованных камазов с боеприпасами и личным составом, которые на большой скорости продвигались вглубь территории Украины.

Действия Российской Федерации против Украины стали носить характер масштабного военного вторжения с применение тяжелого вооружения.

Наступление на Иловайск, окружение города частями регулярных войск Российской Федерации и развитие ситуации в иловайском котле с 24 августа и до начала прорыва 29 августа 2014 года.

В первых числах августа 2014 года штабом АТО было утверждено решение "О проведении войсковой операции по разгрому основных сил незаконных вооруженных формирований в г.Иловайск и взятии его под контроль".

Проведение указанной операции было частью плана по окружению Донецка через Иловайск и далее на Зугрес с задачей перерезать трассу Шахтерск-Донецк, которая использовалась для снабжения боевиков с территории России.

Первая попытка входа в Иловайск с двух направлений состоялась 10 августа и нарвалась на замаскированный укрепрайон сепаратистов и заминированные участки. Потери убитыми в батальоне "Донбасс" составили 4 человека.

Позднее батальон "Днепр" совместно с батальоном "Донбасс" смогли зачистить половину Иловайска, однако на вторую половину города сил не хватало.

24 августа командованию сектора "Б", расположенному вблизи Иловайска, стало известно о пересечении государственной границы несколькими колоннами российской бронетехники численностью по 80-100 единиц.

К полудню 24 августа российские войска силами самоходных артиллерийских установок ударили по тылам сектора "Б", расположенным в секторе "Д", а к вечеру 24 августа подразделение 51-й бригады уже взяло в плен первых 10 российских десантников из 331-го полка ВДВ России, переданных затем в штаб АТО.

После этого и до начала прорыва из котла 29 августа обстрелы иловайской группировки не прекращались.

Из зоны Иловайска в течение 24 и 25 августа через Старобешево и 27 августа в направлении Волновахи еще удавалось вывозить раненых.

Такая ситуация неплотного окружения, позволяющего вывести группировку из котла, сохранялась как минимум до утра 27 августа.

В период с 25 по 27 августа генерал Р.Б.Хомчак неоднократно запрашивал у штаба АТО решение. Необходимо было либо существенно усиливать группировку, разрывать кольцо окружения и окончательно брать Иловайск, либо срочно выходить из котла.

Все эти дни командование иловайской группировки получало только один приказ: "Держаться и ждать подмоги". Так было упущено время.

Суммарные потери сектора "Б" в зоне г.Иловайска с начала наступления на город 10 августа 2014 года и до начала прорыва из котла утром 29 августа 2014 года комиссии Верховной рады установить не удалось в связи с препятствованием в работе комиссии со стороны министра обороны Украины В.В.Гелетея и начальника Генерального штаба В.Н.Муженко

Попытки деблокирования Иловайска силами АТО

Одними из самых неисследованных эпизодов иловайской трагедии остаются события, связанные с попыткой деблокирования группировки украинских войск.

Министерство обороны Украины и Генеральный штаб не ответили по существу на вопросы Следственной комиссии, касающиеся этой операции и под надуманными предлогами отказались обеспечить явку на заседание комиссии начальника штаба АТО генерал-майора В.Н.Назарова, а также оставшихся в живых командиров частей и подразделений, принимавших участие в операции по деблокированию Иловайска.

В штабе АТО знали о критической ситуации с обеспечением окруженной иловайской группировки. Закончились 82-мм мины к минометам, имевшимся на вооружении батальонов, практически на исходе были патроны, вода и продовольствие. Кольцо окружения уплотнялось на глазах.

Бойцы и командиры через родных и близких пытались достучаться до политического и военного руководства страны и требовали направить в Иловайск помощь. Под Администрацией президента и Генеральным штабом 28 августа 2014 года прошли многолюдные пикеты с требование срочно принять необходимые решения.

Представители Администрации президента и Генштаба на этих митингах убеждали солдатских матерей и жен, что помощь идет.

Но к этому времени 25-26 августа в районе Старобешево-Кутейниково уже были разбиты силы 4-й роты 2-го батальона 51-й отдельной механизированной бригады направленные на деблокирование нашей группировки.

Штаб АТО по-прежнему не давал команду на выход, убеждая, что помощь идет.

Обещания помощи продолжались и 27 августа, когда под Старобешево уже догорала колонна сводной ротной тактической группы 92-й Чугуевской бригады.

Очевидно, что решение относительно судьбы иловайской группировки должно было приниматься с учетом многих факторов, в том числе фактического наличия у штаба АТО резервов, а также их реального состояния. Однако, в любом случае, такое решение должно было приниматься своевременно и быть адекватным реальной обстановке.

К началу окружения Иловайска войсками Российской Федерации первоначальный замысел штаба АТО об окружении Донецка и перекрытии трассы Шахтерск — Донецк утратил смысл.

В условиях, когда для полного взятия города нашими войсками не хватило сил, удерживать частично занятый город в условиях массированного вторжения российских войск и невозможности снабжения нашей группировки также не имело смысла.

В такой ситуации непринятие руководством АТО своевременного решения о выводе войск из окружения выглядит преступным.

Не менее преступной выглядит попытка деблокирования иловайской группировки сначала силами 4-й роты 2-го батальона 51-й моторизованной бригады, а затем силами одной сводной ротной тактической группы 92-й Чугуевской бригады, которая после двухдневного 160 километрового марша своим ходом 27 августа была практически полностью уничтожена превосходящими силами российских войск под Старобешево.

Нашим воинам противостояли как минимум две сводных батальонных тактических группы в составе подразделения 331-го костромского полка ВДВ, 98-й ивановской дивизии ВДВ, 19-й отдельной мотострелковой бригады (г.Владикавказ), 8-й отдельной мотострелковой бригады (н.п. Борзой), 31-й ульяновской и 56-й камышинской отдельных десантно-штурмовых бригад вооруженных сил Российской Федерации и не менее 500 боевиков незаконных вооруженных формирований, что убедительно подтверждает факт российской вооруженной агрессии против Украины.

На вопрос о потерях в этих операциях ни министр обороны, ни начальник Генерального штаба никаких ответов следственной комиссии Верховной Рады не дали.

Дальнейшие планы руководства АТО относительно операции по деблокированию иловайской группировки, предусматривающие проведение такой операции 1-2 сентября, носили скорее отвлекающий характер и напоминали дымовую завесу, поставленную с целью выхода из зоны ответственности министра обороны В.В.Гелетея, начальника Генерального штаба В.Н.Муженко и начальника штаба АТО В.Н.Назарова.

Переговоры о выходе из Иловайска

Проведение переговоров о выходе наших военных из иловайского котла было возможно на нескольких уровнях.

Первый – переговоры на уровне непосредственных участников боевых действий.

Указанные переговоры по поручения руководителя сектора "Б" генерала Хомчака Р.Б. вел начальник разведки оперативного управления командования "Юг" полковник О.С.Штурко.

При этом российская сторона не знала от чьего имени ведутся переговоры и, по всей видимости, предполагала, что речь идет о возможном выходе одного из подразделений.

Договоренности на уровне командиров среднего звена были достигнуты, однако уязвимость подобных переговоров состояла в том, что российская группировка, окружавшая Иловайск, состояла из большого числа частей и подразделений разной подчиненности и, что главное, на более высоких уровнях командование могло без предупреждения отменить любые договоренности.

Сам факт ведения таких переговоров нашими военными, находящимися в окружении на территории Украины, с представителями вооруженных сил РФ является неоспоримым доказательством российской вооруженной агрессии против Украины.

Второй – переговоры на уровне министерства обороны и Генерального штаба.

Достоверно известно, что министр обороны никакие переговоры на эту тему не вел.

Также достоверно установлено, что на утро 29 августа, т.е. на момент начала прорыва нашей группировки из окружения, контакта между начальником Генерального штаба Вооруженных Сил Украины генерал-полковником В.Н.Муженко и начальником Генерального штаба ВС РФ генералом армии В.В.Герасимовым не было. Последний находился с визитом в Китае. Общение на более низком уровне в Генштабе РФ не могло обеспечить решение проблемы, что и подтверждается имеющейся информацией.

В моем телефонном разговоре с начальником Генерального штаба В.Н.Муженко, состоявшемся приблизительно в 20:30 29 августа 2014 года последний в ответ на мой вопрос подтвердил, что вступить в контакт с начальником Генерального штаба ВС РФ В.В.Герасимовым ему не удалось. Его переадресовали к третьестепенным лицам, не принимающим решения.

Таким образом, информация начальника Генерального штаба ВС Украины В.Н.Муженко, доведенная до генерала Р.Б.Хомчака 28 августа о том, что начаты переговоры с российской армией и руководством не соответствовала действительности и лишь вводила последнего в заблуждение.

Третий – переговоры на политическом уровне. Во время встречи президентов Украины и России в Минске, состоявшейся 26 августа, Иловайск уже находился в окружении.

К этой дате у нас в плену уже находились 10 российских десантников из 331-го полка воздушно-десантных войск Российской Федерации.

На тот момент времени освобождение первых в истории военного противостояния на Донбассе пленных российских военнослужащих, имеющих официальный статус, был для российского политического руководства вопросом №1 и явно мог стать эквивалентом открытия гарантированного коридора для вывода наших войск из окружения.

После минской встречи, вечером 27 августа по неофициальным каналам через меня Администрацией Президента Украины был получен запрос на обмен пленных российских десантников, о котором я уже говорил ранее. Указанный запрос подтверждался российской стороной вплоть до полудня субботы 30 августа.

Однако, до начала прорыва утром 29 августа решение украинской стороной принято не было.

Позднее пленные десантники были переданы российской стороне.

Прорыв сил АТО из Иловайска

Решение о прорыве из иловайского котла было принято руководителем сектора "Б" генералом Р.Б.Хомчаком после консультаций с командирами батальонов во второй половине дня 28 августа.

Дальнейшее пребывание в окружении в условиях острого дефицита воды и продуктов питания, а главное, без боеприпасов было невозможно.

Предложения российских военных, поступавшие через начальника разведки оперативного управления командования "Юг" полковника О.С.Штурко о выходе без техники и оружия было отвергнуто всеми командирами.

В итоге была достигнута договоренность о выходе двумя колоннами по двум маршрутам в 06:00 29 августа с оружием и техникой в сопровождение БТРов с российскими десантниками, которым на выходе из кольца должны быть переданы трое пленных военнослужащих Российской Федерации, один из которых был ранен.

Были сформированы две колонны, во главе каждой из которых было по 2-3 единицы бронетехники, в середине и в конце каждой колонны также был танк и БМП.

В составе одной колонны на легковых машинах по асфальтированной дороге двигался батальон "Донбасс", а в составе второй на грузовиках и проходимых микроавтобусах – батальон "Днепр".

Первым этапом осуществлялся выход наших сил из Иловайска на рубеж Многополье — Агрономическое в 6 километрах от города.

Сбор колонн был организован таким образом, чтобы к точке начала маршрута все подразделения вышли одновременно. Первый этап операции прошел без потерь.

Далее предстояло пройти через кольцо российских войск.

В 05:45 29 августа в район Многополья на одном БТР-Д и санитарной машине прибыли российские десантники, которые заявили, что условия меняются.

Выход будет без оружия и техники одной колонной по указанному ими маршруту, как выяснилось позже, проходящему по их засадам.

После сбора наших колонн в исходных точках для начала движения российская сторона начала тянуть время.

Приблизительно в 08:00, с учетом складывающейся обстановки, генерал Р.Б.Хомчак дал команду, и колонны двинулись по двум первоначально намеченным маршрутам. В составе каждой из колонн находилось по одному пленному российскому военнослужащему. Третий пленный раненый российский военнослужащий находился в санитарной машине вместе с нашими ранеными.

После начала движения первую линию российских войск, состоявшую из пехоты, колонны преодолели без боя.

На второй линии в районе села Чабаны, недалеко от Старобешева начался расстрел наших колонн российскими войсками из всех видов оружия. Наши войска героически приняли бой и подбили несколько танков и БМП противника. Далее, по мере выхода из строя автомобильной техники, наша группировка рассеивалась и малыми группами прорывалась из окружения.

Общая численность личного состава в двух наших колоннах составляла по разным оценкам от 970 до1100 человек.

В связи с отказом Министерства обороны и Генерального штаба в предоставлении данных комиссии не удалось установить достоверно потери при прорыве из иловайского котла. Однако косвенные оценки говорят, что суммарные потери при прорыве из окружения превысили 300 человек убитыми.

Потери только подразделений МВД и Национальной гвардии в зоне Иловайска с 24 августа по состоянию на 20 сентября 2014 года составили: убитыми – 31 человек, раненными – 170 человек, пропавшими без вести – 65 человек, пленными – 98 человек.

Все перечисленные потери наша страна понесла в результате российской вооруженной агрессии.

Выводы комиссии

В результате расследования Временная следственная комиссия Верховной Рады Украины сделала следующие выводы:

1. В основе причин, приведших к иловайской трагедии, лежат фундаментальные проблемы в организации обороны страны.

В результате невыполнения норм Закона Украины "Об обороне Украины" в части введения военного положения не был образован единый центр организации обороны страны – Ставка Верховного главнокомандующего и, как следствие, не был введен в действие Стратегический план применения вооруженных сил и иных вооруженных формирований, а также правоохранительных органов для отпора вооруженной агрессии против Украины.

Должным образом не была организована оборона страны, как система политических, экономических, социальных, военных, информационных, правовых, организационных и иных мер по защите государства в условиях вооруженной агрессии Российской Федерации против Украины.

Не были приняты необходимые решения об эвакуации стратегически важных предприятий в западные регионы страны.

Отсутствие единого центра организации обороны привело к непониманию стратегического замысла государства-агрессора — Российской Федерации на каждом этапе этой войны.

2. Непринятие решения о введении военного положение привело к дезорганизации управления военными действиями, что в значительной степени предопределило иловайские события.

Организация военных действий в режиме антитеррористической операции была построена на искусственных взаимосвязях, несоответствующих законам Украины и статусу органов, участвующих в АТО.

Фактически на всех этапах проведения т.н. антитеррористической операции каждое ведомство воевало самостоятельно, и многие из руководителей силовых ведомств-участников АТО принимали участие в управлении обороной страны, как бы на общественных началах, т.е. без полноценной ответственности за свои решения.

Полной мерой ответственность легла только на плечи тех, кто с оружием в руках ценой своих жизней защищал Украину.

3. Ошибочные кадровые решения существенно осложнили обстановку, а неадекватные действия министра обороны В.В.Гелетея и начальника Генерального штаба–Главнокомандующего Вооруженными Силами Украины В.Н.Муженко привели к иловайской трагедии.

Уровень координации действий силовых структур даже для условий АТО был неудовлетворительным.

Таким же неудовлетворительным образом была организована работа Генерального штаба по управлению применением Вооруженных Сил.

Сложившаяся обстановка явилась результатом неадекватных действий либо бездействия со стороны Руководителя АТО — Начальника Генерального штаба В.Н.Муженко, а также начальника штаба АТО генерала В.Н.Назарова.

Политическим и военным руководством страны не были приняты исчерпывающие меры по организации коридора для вывода наших войск из окружения.

Обнадеживающая информация, доводимая начальником Генерального штаба В.Н.Муженко до командования сектора "Б" относительно возможностей деблокирования и перспектив открытия коридора, носила скорее дезинформирущий характер.

4. Иловайская трагедия имела не только тяжелые военные, но и не менее тяжелые политические последствия для страны.

Результатом ошибок, допущенных военным руководством страны, явились сотни загубленных человеческих жизней и покалеченных судеб.

Стало падать доверие народа к руководству страны и армии.

Собственную слабость и неспособность руководить обороной страны руководители министерства обороны и Генерального штаба стали объяснять силой и непобедимостью агрессора.

Из уст политического и военного руководства стала тиражироваться недостоверная информация об утрате на поле боя 65% военной техники.

В стране и армии насаждались пораженческие настроения, ответственность за которые также должны разделить министр обороны В.В.Гелетей и руководитель АТО В.Н.Муженко.

Эти настроения явились фоном встречи президентов Украины и России, состоявшейся 26 августа 2014 года в Минске и в значительной степени предопределили подписание 5 сентября 2014 года неоднозначного по своему содержанию и последствиям минского соглашения.

К сожалению, после осознания страной иловайской трагедии, не произошло осознание персональной ответственности теми, кто в ней виноват.

Показания Андрея Сенченко по трем эпизодам, связанням с событиями в Крыму, читайте здесь.

Также вы можете ознакомиться с показаниями о переговорах по поводу обмена десяти "заблудившихся" российских десантников в августе 2014 года.

Наши блоги