УкрРус

Кражи денег из банков перестают восприниматься как преступление

Читати українською
  • Кражи денег из банков перестают восприниматься как преступление

Ограбление банка благодаря деятельной работе кинематографа стало восприниматься обществом как нечто романтическое и даже отчасти благородное мероприятие. Банковская система, так уж вышло, скорее отдельный от него организм, хотя и работает с деньгами вкладчиков. Банк – это место где лежат деньги, вот и все, а банкиры к ним приставлены как шкаф к стене. И если не хватает на шубу жене, есть проблемы в бизнесе или просто лень работать – можно пойти и украсть миллион-другой.

Прекрасные актеры в ярких фильмах годами демонстрируют как изощренные способы грабежа (подкопы, проникновение с помощью технических чудес и прекрасной физподготовки), так и банальное вторжение в масках и со стрельбой. Дальнейшая погоня с перестрелкой и разрушением городской инфраструктуры только украшает сюжет. И в принципе, режиссеры всегда на стороне дерзких грабителей. Равно как и составители рейтингов ограблений.

Захватывающе читаются истории о том, как в 1963 году в Англии банда из пятнадцати человек остановила королевский почтовый поезд, отцепила два вагона и за двадцать минут украла 2,6 млн. фунтов стерлингов. Вдохновитель операции Ронни Бриггз оказался единственным, кому удалось уйти, и до 2001 года он припеваючи жил в Бразилии. Пока не решил вернуться, чтобы умереть на родине. Точнее, в тюрьме на родине.

Стоило ему уехать, как 60 трудолюбивых бразильцев, работая в три смены, соорудили 80-метровый подкоп в хранилище центрального банка Форталезы. Через него ребята вынесли 69 млн. долларов. А поскольку деньги были в местной валюте, такое количество грабителей пришлось кстати: по текущему курсу 165 млн. реалов затянули на 3,5 тонны.

Между этими событиями тоже случилось немало. Например, 16 июля 1976 года воры во главе с фотографом (и бывшим военным) Альбертом Спаджиари пробрались в хранилище банка "Сосьете Женераль" в Ницце из городской канализации и устроили там банкет по случаю Дня взятия Бастилии. А заодно вскрыли 400 ячеек, забрали около 60 млн. франков деньгами и драгоценностями, и развешали по стенам найденную коллекцию фото местных знаменитостей в стиле ню. На одной из стен грабители оставили надпись: "Без оружия, без ненависти, без жестокости". Видимо, поддавшись призыву, полиция никого в итоге не поймала.

Такая легкость невольно наталкивает на мысль, что любой мог бы сделать нечто подобное. А потом с чемоданом денег улететь на Гоа и курить там под пальмой легкие наркотики, любуясь закатом. Наше массовое общественное сознание, проглотив приехавшую из-за границы систему ценностей "каждый сам за себя", отрыгнуло убеждением "лучше не работать – просто жить". Это убеждение усугубляется и общей несправедливостью окружающего мира: все, мол, воруют, а мне нельзя? И в кризисные годы, когда в украинские банки хлынул поток государственных денег, призванных удержать их от банкротства, моральная установка превратилась в практические действия.

Только почему-то оказалось, что ограбления банков – не такая уж веселая штука. Во-первых, в западных фильмах банковские работники - всегда жертвы, что априори предполагает их честность. А топ-десять украинских ограблений тесно связан с топ-менеджментом самих финучреждений. Игорь Гиленко в "Банке "Надра", владелец трех банков Павел Борулько, один из руководителей VAB Банка Сергей Максимов, временный управляющий банком "Родовид" Сергей Щербина... А если вспомнить банковские аферы докризисного времени – список существенно увеличится.

Во-вторых, украинские налетчики не проявляют большой фантазии, и в силу специфики наших традиций предпочитают палить, не дожидаясь, когда охрана полезет в драку. Ограбление "Креди агриколь" в Донецке со стрельбой, в результате которой один человек скончался, или нападение на отделение "Приватбанка" с пятью трупами вызвали шок, а не радость за успех дерзких преступников. Сразу вспомнилось, что у охранников и кассиров есть семьи и дети.

В-третьих, в преступлениях в финансовой сфере чаще всего оказывались замешаны сотрудники самих банков – кассиры, менеджеры, руководители отделений. А одним из самых популярных способов "сравнительно честного отъема денег" – оформление кредита. Тем более что эта услуга много лет активно рекламировалась самими банками. Собственно говоря, "топы из топа" тоже с удовольствием использовали этот инструмент.

Выдача денег "своим" фирмам, в том числе, под фиктивный залог, с последующей обналичкой, оформление кредитов на подставных лиц или на клиентов банка без их ведома – таких примеров при желании можно набрать несколько десятков. Отличие состоит лишь в цифрах и финале операции. Первые руководители чаще растворяются (возможно, в направлении Гоа). Мелкие служащие чаще попадаются. Однако это напрямую зависит от суммы украденного, хватит ли ее, чтобы поделиться "с кем надо".

Может случиться и так, что даже уголовные дела, по которым уже вынесен приговор, возвращаются к исходной точке. В начале октября прошлого года в Донецке начато судебное следствие по делу бывшей руководительницы енакиевского отделения "Донгорбанка", уже приговоренной к восьми годам лишения свободы. Повторный допрос свидетелей, продолжающийся в январе наступившего года, показал во всех подробностях, как можно заработать свой миллион долларов. Точнее, $1,4 млн.

В далеком 2007 году гражданка Елена Соколова приехала почему-то в Енакиево и попросила в безбалансовом отделении банка долларовый кредит. По бумагам – на развитие конфетного производства в Харьковской области, с приложением бизнес-плана. На словах все сотрудники отделения знали, что Соколова намерена его купить, рассчитавшись кредитными деньгами. Не будучи еще его владельцем, предпринимательница свободно оперировала печатью и ставила подписи. И путем нехитрой манипуляции с документами, едва сводящее концы с концами предприятие, подающее государству отчеты об убытках, превратилось в заемщика класса "Б", с годовой прибылью в 4 млн. 626 тыс. грн.

Сомнения в том, что кредит будет возвращен, высказанные при проверке поданных документов, в итоговую заявку на выдачу денег не попали. Отделение рекомендовало центральному офису рассмотреть ее и кредитный комитет "Донгорбанка" принял положительное решение. Как пояснил в судебном заседании в минувший вторник свидетель Леонид Львовский, тогда руководивший отделом корпоративного бизнеса, проверка документов, поступивших из отделения, нормативами не предусмотрена и никогда не проводилась. А сумма для банка "несущественная".

Зато бывший главбух ООО "Укан" Ирина Ханина, также вызванная в суд, показала, что для предприятия семь миллионов гривен по текущему курсу были неподъемной суммой: отдавать кредит было нереально. И тогда ее изумление вызвало то, что деньги в один день были потрачены не на производственное оборудование для новых линий, а на сырье – арахис и прочие сладости.

Через короткое время бизнесмены кредит отдавать перестали, их имущество оказалось продать невозможно, а деньги, разошедшиеся по разным счетам "на сладости", превратились в наличные и пропали. И теперь адвокаты доказывают, что никто ни в чем не виноват: руководитель отделения банка Елисеева выполнила инструкцию, вышестоящее начальство не возражало, следовательно, мошенничества нет. А то, что кредит не вернули – так это бывает. Бизнес не пошел. Сами ведь говорите: "деньги несущественные".

И, наверное, никто не удивится, если "вдруг" суд вынесет оправдательный приговор, согласившись с доводами о том, что выдавать кредиты бизнесменам – прямая обязанность банковского работника. Узнавшие об этом люди, покачают головами и согласятся, что все получилось "как обычно". Массовое сознание, проглотив приехавшую из-за границы систему ценностей "деньги – мерило всего", отрыгнуло убеждением "бабло побеждает зло".

Как-то незаметно всовременной Украине ограбление перестало считаться преступлением, если оно совершено без фомки, финки и кастета. Но это не киноромантика. Это саморазрушение.

Наши блоги