УкрРус

Переселенка из России под Львовом "арестовала" своего сына. Односельчане в шоке

  • Львовщина, 23-летний Николай Сенькив
    Львовщина, 23-летний Николай Сенькив
    Скриншот

На Львовщине в селе Гаи Пустомытовского района переехавшая в 1995 году из российского Санкт-Петербурга со своим мужем-украинцем 56-летняя Валентина Сенькив шокировала односельчан тем, что на протяжении длительного времени изолировала от людей своего сына.

Сейчас 23-летний Николай практически не умеет разговаривать, сообщает "Радио Свобода".

Председатель сельского совета села Гаи Зиновия Кот говорит, что парень, по ее мнению, психически неуравновешенный, не идет на контакт.

"Мы обращались в социальные службы, когда тот мальчик не ходил в школу. Он не агрессивный – просто замкнутый в себе, спрятался бы в щелочку, чтобы его никто не трогал. Нигде они на учете не стоят. Неизвестно, каким он будет в будущем. Влияния на эту семью никто не имеет ", - отметила председатель.

В материале говорится, что после смерти мужа россиянка так и не получила украинский паспорт. В ее полуразрушенном доме царит антисанитария.

Ее сын Николай в школу почти не ходил, но свидетельство о 9-летнем образовании ему таки выдали. Несмотря на то, что молодой человек с трудом формирует предложения, женщина отправляет его иногда на заработки и "напоминает Маугли".

Вначале супруги Сеьнкив обменяли российское жилье на Львов, а затем – на дом в селе Гаи, получили денежную доплату, машину и даже корову. После смерти супруга Валентина осталась одна со своими двумя сыновьями. Старший сын погиб в мае 2015 года, и женщина осталась 23-летним Николаем.

Односельчане рассказывают, что старший сын также проживал в замкнутом пространстве как и Николай. Отмечается, что он был единственный, кто из этой семьи получил украинское гражданство. Он и содержал мать со своим младшим братом.

Односельчане предлагали Валентине помощь в получении украинского паспорта, но та предпочитала перебиваться милостыней под церквями во Львове.

В селе Валентину называют "ленивой москалькой", но, несмотря на это люди ее жалеют и стараются оказывать посильную помощь.

По словам заместителя руководителя департамента соцзащиты во Львовской ОГА Оксаны Яковец, таких семей на Львовщине – единицы. Чиновница отметила, что сейчас не существует законодательных механизмов, чтобы заставить женщину и ее сына работать, а также пройти медицинское обследование.

Место:
Наши блоги