УкрРус

Развал добровольческого движения в Украине: от А до Я

  • Развал добровольческого движения в Украине: от А до Я

Курс президента Петра Порошенко на свертывание добровольческого движения, как идейного наследия Майдана, является полностью закономерным, с точки зрения логики сосредоточения власти в одних руках. Однако тогда, год назад, далеко не всем из нас это было понятно.

Несомненно, все точки над "і" расставит время. Феномен украинского добровольческого движения еще станет предметом не одного объемного исторического исследования в будущем. Я же хотел бы поделиться собственным виденьем тех событий, основанным на личном опыте - не только как журналиста, но и непосредственного участника событий весны-лета 2014 года.

От донецкой самообороны к "Правому сектору"

В конце марта-начале апреля прошлого года я и многие мои товарищи по донецкой самообороне, ранее объединившие свои усилия для обеспечения безопасности проукраинских митингов в Донецке, были вынуждены срочно выехать за пределы города.

Сразу же после кровавого митинга 13 марта, в результате которого от рук пророссийских титушек на центральной площади Донецка погибли как минимум двое донецких активистов и около пятидесяти человек получили ранения, нас стала разыскивать местная милиция - подчиненные главы УМВД Донецкой области Константина Пожидаева, назначенного уже министром Аваковым. Все шло к тому, что на нас повесят организацию массовых беспорядков.

При этом изо дня в день милиция, которая "с народом", сквозь пальцы наблюдала за стремительным усилением агрессии со стороны апологетов "русского мира" во всех городах Донбасса. Параллельно России сдавался Крым. Без единственного выстрела.

13-е марта в Донецке

Я и мой друг, земляк и соратник, с растущей тревогой наблюдали за тем, что творилось, из Киева. После убийства подчиненными главы МВД Александра "Белого" Музычко мы не могли не принять участия в митинге "Правого сектора" около Верховной Рады с требованиями отставки Авакова и решительных действий власти против сепаратистов на востоке Украины, который состоялся сразу же после очередного вече на Майдане.

Тогда, 27 марта, с подачи власти, протестующих едва ли не обвинили в провокациях в интересах Путина, а саму акцию необоснованно назвали штурмом. Становилось очевидным, что внутренний враг Украины в лице власти по своему коварству вряд ли уступает оккупантам, но досконально разбираться в том, что происходит, было некогда.

Неудивительно, что защищать свою малую родину от сепаратистов мы, как и сотни добровольцев со всей Украины, отправились именно в "Правый сектор". В 20-х числах апреля мы прибыли на одну из баз ПС в Днепропетровске - бывший детский лагерь имени Терешковой. К тому моменту террористами, при полном содействии со стороны донецких силовиков, уже были захвачены административные здания в ряде городов Донбасса, а также был зверски убит мой знакомый - депутат горловского горсовета от "Батькiвщины" Владимир Рыбак.

Время летело, террористы укреплялись, а патриоты все сидели на базе и ожидали оружия и приказа. "Правый сектор" пытался убедить новую власть позволить добровольцам принять участие в АТО с оружием. Некоторые "стволы", вроде чеченских "борзов", нам уже приходилось видеть у активистов, несмотря на то, что прямо на въезде на территорию базы за нами велось наблюдение со стороны сотрудников некоего штаба сопротивления Днепропетровской области, одетых в милицейский камуфляж. Остальным оружием патриотов-добровольцев якобы обещала обеспечить власть.

Спустя полторы недели нашего пребывания на базе, мне, моему земляку, а также нашему побратиму с Киевщины удалось уговорить руководство дать нам согласие на выезд в Донецкую область - на разведку. По прибытии назад нас пообещали вооружить для выполнения боевых заданий. Тогда еще возможно было просочиться в зону АТО незамеченными. Хотя уже в то время экстремистами в Славянске были взяты в плен трое офицеров "Альфы", которые находились на выполнении задания.

За несколько дней пребывания на Донетчине нам удалось немало успеть. К примеру, мы узнали адрес квартиры в Макеевке, в микрорайоне "Зеленый", в которой проживали граждане России, организовавшие захват и удержание местными "ополченцами" здания горсовета в Макеевке, разведали позиции террористов на блокпосте при въезде в Красноармейск и даже внедрили своего человека из местных в расположение боевиков в еще одном городе Донбасса.

Информацию, в том числе с фотографиями, мы оперативно отправляли в "Правый сектор".

Оружие в обмен на политический пиар

Когда же мы вернулись в Днепропетровск, то оказалось, что все добровольцы все также сидят с голыми руками, вопрос с оружием не был решен. Собранная нами информация безнадежно устаревала. В то же время, опасность пребывания в Донецке для семей активистов - выходцев оттуда - росла день от дня. Я вернулся в Киев - искать жилье для своей семьи, которую нужно было срочно вывозить.

(Между тем, как выяснилось немного позже, вопрос с оружием решался проще простого. Правда, когда это понадобилось самим представителям власти).

За время, проведенное в Днепропетровске, нам приходилось видеться за пределами нашей базы с другими патриотами, которые также пытались договориться с властью насчет своего вооружения. Среди них были в том числе и Андрей Дзындзя, и позднее погибший от пули снайпера муж Татьяны Чорновол, наш общий товарищ - Николай Березовой.

В мае они также вступили в батальон "Азов", который был основан активистами Автомайдана и "черными человечками" из СНА. Туда же пошли и оба моих товарища, которые за две недели до этого так же, как и я, оставили ПС.

Так вот, пока "Правый сектор" все еще ожидал разрешения вооружиться, бойцы "Азова", объединенные в то время лишь общей идеей да названием, беспрепятственно были вооружены народным депутатом Олегом Ляшко. Больше десятка автоматов и приблизительно такое же количество пистолетов были доставлены и розданы "азовцам" поздним вечером - лишь под личную роспись.

В разгар предвыборной кампании кандидату в президенты просто не терпелось прослыть защитником Украины. Это уже потом батальон перейдет в распоряжение МВД, а Аваков приставит к комбату Билецкому всевидящий глаз в лице своего давнего бизнес-партнера Вадима Трояна. Ну чем не аналог комиссара в Красной армии! К слову, из-за конфликтов с последним "Азов" покинула тогда часть патриотов.

Вероятно, что вооружи тогда власть с такой же готовностью всех организованных в отряды добровольцев - агрессию в Донбассе удалось бы пресечь в зародыше, не дожидаясь вступления в конфликт российских войск. Ведь во время зимнего противостояния с режимом Януковича мы все продемонстрировали чудеса самоорганизации и внутренней дисциплины.

Но в том-то и дело, что новая власть оказалась абсолютно не готова к такому количеству добровольцев, готовых отстаивать независимость Украины и идеалы Майдана с оружием в руках и умереть на поле боя. Корыстолюбцу не дано понять суть самопожертвования. Ведь ментальная пропасть между народом и власть предержащими никуда не делась и после революции. Но об этом ниже.

Банальное и простое решение власти

Естественно, что руководители государства решили поступить в соответствии с классикой жанра: если нельзя сходу победить, то нужно сначала возглавить. Но чего не хватало власти - так это времени для маневра. Поэтому новые кормчие страны, с самого начала держа патриотов на крючке постоянными обещаниями скорой выдачи оружия, судорожно искали карманных комбатов, которые бы сумели возглавить и укротить народное движение, стремящееся к настоящей свободе и демократии.

На роль подобного эмиссара могла подойти любая фигура, вне зависимости от моральных убеждений, политических пристрастий и особенностей биографии. Как выяснилось позже, последний критерий при вящей необходимости можно было откорректировать вплоть до изменения имени и фамилии в паспортной графе. Главное - чтобы будущий командир был лоялен к действующей власти и мог называться новым лицом. Последний фактор играл особую роль на фоне массовой раздачи главой МВД Аваковым должностей старым коррумпированным кадрам. А обеспечить лояльность проще всего было наличием компромата на дежурного командира - такими кадрами испокон веков было проще управлять.

Комбаты-соглядатаи

Вы до сих пор верите в то, что милиции и спецслужбам не было известно, что под именем "легендарного комбата" Семена Семенченко скрывался заурядный мошенник и аферист Константин Гришин? А может быть, в то, что вечная маска на лице самозваного командира "Донбасса" помешала правоохранителям проверить его далеко не безупречное (в плане отношений с законом) прошлое? Я - нет.

В моей памяти и памяти моих товарищей "Семен" навсегда останется негодяем, который вызвавшись возглавить донецкую самооборону в марте прошлого года, покинул митинг за пять минут до начала бойни в сопровождении нескольких милиционеров. Потом, когда нас преследовала донецкая милиция, его неоднократно видели входящим в здание Донецкого облУМВД вальяжной походкой.

Уверен, что все справки относительно Гришина-Семенченко были своевременно наведены руководством МВД, и именно подобная кандидатура полностью устраивала власть. Отсюда и масштабная кампания по созданию героического образа комбата "Донбасса", развернутая в СМИ и с лихвой перекрывавшая любые попытки донести до общественности альтернативную общепринятой точку зрения.

То же самое касается бывшего комбата батальона "Артемовск" и нынешнего народного депутата Константина Матейченко, на протяжении всей своей недолгой политической карьеры менявшего политические пристрастия как перчатки - от крайне оппозиционных до максимально провластных. Как известно, подобная беспринципность на властном Олимпе считается достоинством.

Понятное дело, что комбаты-ставленники, будучи одним миром мазаны, всегда держались друг за друга. По крайней мере, против общего врага в лице рядовых украинцев.

В конце августа минувшего года, когда я проходил регистрацию добровольцем в "Днепр-1", ко мне с предложением обратился мой товарищ по донецкой самообороне, уже служивший в данном батальоне. Он рассказал, что его пригласили на пресс-конференцию в столицу поведать о мартовских "подвигах" Семенченко в Донецке, и попросил меня заменить его. Я согласился. Так вот, после критики фейсбучного комбата "Донбасса" на пресс-конференции в УНИАН был выброшен из батальона "Днепр-1" мой старый друг - командир пятой роты Владимир Шилов, который в то время находился в Киеве на лечении после тяжелого ранения во время героической обороны Песок. Ему на мобильный при мне звонил в истерике комбат Береза. Стало окончательно понятно, что руководство как "Донбасса", так и "Днепра-1" были звеньями одной и той же порочной системы, выстроенной Аваковым сотоварищи.

Параллельно с подготовкой милицейских (или от Минобороны - как в "Айдаре") удостоверений для большинства добровольцев и постановкой их на учет власть не забывала и о применении исстари известного принципа - "разделяй и властвуй". В первую очередь, это касалось самого независимого из добровольческих объединений - "Правого сектора". Остальные добробаты за месяцы своего существования выродились, образно говоря, в добровольно-принудительные. Я имею в виду вовсе не возросший уровень дисциплины, а существенное ограничение бойца в правах.

Разделяй и властвуй

Сегодня мало кто помнит, что на вышеупомянутый мной "штурм" Верховной Рады 27 марта народ позвали и повели за собой с вече на Майдане Андрей Билецкий и Илья Кива. В тот же день и состоялось наше первое личное знакомство, которое позже продолжилось уже на их базе в отеле "Казацкий". Тогда оба они являлись руководителями "Правого сектора" по всему востоку Украины: первый возглавлял силовое крыло организации, второй - политическое. Требования "правосеков" в тот день были предельно конкретны и безапелляционны: провести "полную люстрацию власти", отправить Авакова в отставку "за убийство Саши Белого", "коррупционные схемы", "лоббирование интересов России" и "требования разоружить активистов" Майдана. Ни больше, ни меньше.

Протест "Правого сектора" у ВР 27.03.2014. На фото: Андрей Билецкий и Илья Кива

Сложно сказать, чем спустя некоторое время Авакову удалось привлечь под собственные знамена своих самых ярых противников. Не думаю, что деньгами. Возможно, сыграли на честолюбии. Однако, факт остается фактом: Билецкий стал командиром "Азова", подчинившегося МВД. Его заместителями - Олег Однороженко и Игорь Мосийчук, которые тогда также представляли ПС и ратовали за отставку главы милиции. На добровольческой базе в Днепропетровске в конце апреля мы встретили лишь Илью Киву, но и он через несколько месяцев пошел на службу к Авакову - получив должность заместителя главы Донецкой областной милиции.

Мавр сделал свое дело, мавр может уходить

Так или иначе, но власти удалось почти все, что ею изначально задумывалось. Все это время не получалось подчинить лишь лидера "Правого сектора" Дмитрия Яроша, который имел слишком большой вес среди патриотов. Но, как показало время, и это не стало недостижимой задачей.

После договоренностей в Минске решение власти разоружить "незаконные вооруженные формирования" оформилось уже и юридически. Началась последовательная дискредитация добровольцев в СМИ. Надо сказать, что сами бойцы своими действиями способствовали этому процессу лишь в малой мере. К примеру, батальон "Шахтерск", расформированный в октябре 2014-го Аваковым за мародерство, был позднее также успешно реорганизован в батальон "Торнадо". При этом верхушка подразделения осталась ненаказанной, в том числе и комбат Руслан Онищенко.

Знаю о невероятных жестокости и зверствах комбата "Торнадо" и его ближайших соратников в отношении как обычных граждан на оккупированных территориях, так и своих же подчиненных - от собственных же товарищей из числа бойцов целого ряда добровольческих батальонов, в том числе из "Азова" и "Днепра-1". Двое из них сами состояли в рядах бывшего "Шахтерска" до самого последнего времени, остальные - вовремя ушли оттуда в другие добробаты - от греха подальше. Мои источники в военной прокуратуре на протяжении многих месяцев вторили то же самое. Так что, в данном конкретном случае у меня нет оснований не верить словам Матиоса.

Вопрос в другом: почему "торнадовцев" решили привлечь к ответственности по такому обширному ряду уголовных статей лишь сегодня - после того, как те стали активно препятствовать нелегальному угольному траффику с территории "ЛНР" в Украину? Ответ очевиден - они помешали большим людям, делающим политическую и экономическую погоду в стране. Им, небожителям, априори противны все добровольцы - как мародеры, так и патриоты.

Такая политика двойных стандартов ожидаемо вылилось в то, что мы все сегодня наблюдаем.

Вспомним, что тот же "Айдар" поливают грязью едва ли не с первых дней его существования. Как известно, политическая группировка Яценюка-Авакова все время находится в состоянии "холодной войны" с послушным Порошенко Минобороны, в подчинении у которого и находился данный батальон. Пропрезидентское крыло власти также пыталось отреагировать, но с опозданием. К примеру, как я узнал позднее, в организации вышеупомянутой сентябрьской пресс-конференции по Семенченко самое активное участие принимали тогда еще советник министра обороны Александр Данилюк и советник заместителя министра обороны Василий Будик. Не зря они находились среди нас еще за несколько часов до начала выступления. И пусть на мероприятии были озвучены лишь правдивые факты, сам интерес к нему Минобороны весьма показателен.

В итоге, на сегодняшний день практически все добровольцы находятся в непосредственном подчинении у власти. При том, что на деле в силовых структурах ничего принципиально не поменялось. Бойцов, как и прежде, одевают и обувают преимущественно волонтеры, а в милиции и армии процветает коррупция. Более того, МВД сегодня активно преследует тех, кто отказался подчиняться курсу государства на разоружение добровольцев.

А могло ли быть иначе? Для того, чтобы ответить на этот вопрос - обратимся к недавнему прошлому.

Наша песня хороша - начинай сначала...

Весь потенциал еще вчерашней оппозиции в полной мере отображала серия акций "Вставай, Украина!", которые прошли в 2013 году в большей части областных городов страны. В среднем эти митинги собирали не больше 2-5 тысяч участников. Народ не отозвался на призывы липовой оппозиции, не готовой серьезно воевать с преступным режимом, а настроенной исключительно на политические торги и сохранения своего присутствия в органах власти. Майдан случился вовсе не благодаря стараниям Яценюка, Кличко или Тягнибока, а вопреки беззаконию, чинимому Януковичем.

Протестующие на Грушевского выпустили в Кличко струю из огнетушителя, когда он пытался их успокоить, называя акцию провокацией и уговаривая демонстрантов вернуться на Майдан

Поэтому не только прежняя власть, но и оппозиция, как и десять лет тому назад, оказалась не готовой к столь масштабному народному протесту. И потому будущие лидеры страны на протяжении всех трех месяцев народного противостояния сдавали революцию по-полной. Они постоянно называли самую смелую и отчаянную часть протестующих провокаторами, требовали покинуть с боем захваченные админздания в центре Киева и вернуться с форпоста революции на Грушевского назад на Майдан, самовольно отпускали захваченных майдановцами бойцов-ВВшников и титушек - вместо обмена на арестованных патриотов, бесконечно оттягивали раздачу обещанного активистам огнестрельного оружия аж до самого расстрела Небесной сотни, подписали соглашение с без пяти минут свергнутым диктатором и так далее. Все это и являлось предтечей провального для Украины АТО, но только в миниатюре.

А теперь мы все "маємо, що маємо": никаких больше вече на Майдане, никаких тебе добровольческих батальонов.

Как и стоило ожидать, еще недавно такой популярный среди украинских патриотов тезис о том, что "сначала победим внешнего врага, а затем вернемся в Киев и наведем порядок", не выдержал испытания временем. Все закономерно. Ведь альтернативой завершения революции всегда является воссоздание олигархической диктатуры.

Наши блоги