УкрРус

5 экологических бомб Донбасса, которые могут сдетонировать во время войны

  • Луганская тепловая станция в г. Счастье после минометного обстрела
    Луганская тепловая станция в г. Счастье после минометного обстрела
    112.ua

Восточные регионы Украины и в мирное время были зоной повышенной экологической опасности - по техногенной нагрузке Донетчина не имела аналогов в Европе. Сейчас в Луганской и Донецкой областях многие предприятия вынужденно остановили работу, некоторые эвакуированы или разворованы, но опасности меньше не стало. Наоборот - риск ЧП умножился.

Фактически некому стало контролировать состояние потенциальных источников бедствия, которые достались нам в наследство от СССР и находятся в зоне АТО. Появился и такой новый фактор риска, как "экологический терроризм": время от времени недалекие участники войны начинают шантажировать противника угрозой взорвать что-нибудь. Хотя последствия катастрофы могут сказаться как на здоровье самих эко-террористов, так и на здоровье нескольких поколений ни в чем не повинных людей.

"Обозреватель" обратился к экологам и неравнодушным жителям Донбасса с просьбой помочь составить список объектов, разрушение которых может привести к бедствию не только регионального масштаба. Перед вами пятерка самых опасных - по нашей версии.

1.Секретный объект "Кливаж" (Енакиево) и другие затапливаемые шахты

Большинство экспертов сходятся во мнении, что мирный ядерный взрыв, произведенный на Донбассе почти 36 лет назад, будет иметь отдаленные последствия. И буквально все призывают помнить о заброшенных шахтах, из которых перестали откачивать воду. Это вызовет проседание грунта, а, может, и отправит под землю города и поселки.

На сегодня более чем в 10 шахтах, которые находятся на территории, подконтрольной боевикам, "защитники" остановили работу (откачка постоянно прибывающих подземных вод не ведется). Горняки предупреждают, что шахтные воды являются агрессивными. Сначала произойдет засоление почв и ухудшится качество питьевой воды, потом начнут разрушаться дома, а затем большие территории превратятся в болота.

Но это, как говорится, еще полбеды.

Особого внимания заслуживает город Юнокоммунаровск, расположенный близ Енакиево Донецкой области. А точнее - закрытая шахта "Юнком", которая сочетает в себе сразу две проблемы: перспективу затопления и радиоактивную угрозу.

Именно здесь, в 1979 году, советские ученые провернули секретный эксперимент под названием "Кливаж": устроили подземный ядерный взрыв на глубине 903 метра.

Официально целью применения "мирного атома" было стремление избавить угольные пласты от излишков газа (и, надо сказать, ожидания не оправдались – взрывы метана продолжались и после эксперимента). Неофициально же – советские ученые проверяли свои теории на простых советских людях.

До Чернобыля было еще целых 7 лет и потому местные жители не сразу заметили связи между "Юнкомом" и участившимися случаями смерти от внезапной болезни. Спустя несколько лет многие участники эксперимента ушли из жизни. А под землей в результате взрыва образовалась полость-капсула, в которой, по словам специалистов, сохраняется до 95% продуктов радиоактивного распада.

Последние 13 лет на шахте не добывали уголь, она работала как водокачка. Хотя процедура допуска сюда была такой же, как и на Атомную станцию.

Шахта "Юнком" (она же – "Юный Коммунар")с 2002 г. не добывает уголь, а природные процессы, нарушенные человеком, продолжают идти своим чередом. Закрыть любую шахту не так-то просто. Пустоты занимаются подземными реками, метан выходит на поверхность.

Фото со страницы Nova Gorlivka в Facebook.

Как рассказал "Обозревателю" один из бывших специалистов "Укруглереструктуризации", воду из "Юнкома", зная чрезмерную опасность этой шахты, даже сейчас откачивают. Но приток стремительно увеличивается за счет миграции подземных вод между всеми действующими и закрытыми шахтами региона. Вода прибывает из замерших угольных предприятий Енакиево, Горловки, Дзержинска (где уже и насосы затоплены), сметает опоры и выдавливает метан из выработки.

"По данным об объеме водопритока мы подсчитали, что уже через год-два подземные воды из "Юнкома" смогут подняться до уровня реки Булавинки, - сообщил "Обозревателю" эксперт, просивший не раскрывать его имя, так как близкие этого человека остаются на оккупированой территории. - Булавинка несет свои воды рядом с "Юнкомом" и омывает шлакоотстойник "Енакиевского металлургического завода". Для начала подземным водам даже не нужно выходить на поверхность - достаточно подняться на горизонт 300 метров (300 м. вглубь земли – прим.ред) - и тогда возникнут размывные грунты. Образуется жижа, на которой здания уже не устоят, буквально "сложатся". Но главное – подземная радиоактивная капсула будет уничтожена агрессивной шахтной водой. Объем поднятых вод попадет в Булавинку и сделает ее судоходной. И по этой речке уже радиоактивная вода смоет ядовитую шлаковую гору ЕМЗ и отправится дальше - до Азовского моря".

Так выглядит река Булавинка, которая, как пугают эксперты - может стать судоходной. Из-за стоков Енакиевского метзавода вода имеет коричневый цвет.

Фото со страницы Nova Gorlivka в Facebook.

По оценкам горловских маркшейдеров, которые исследовали ситуацию, вода из горных выработок шахты "Юнком" может привести к радиоактивному загрязнению акватории Азовского и Черного морей уже в 2017-ом году.

2."Кровяной яд" и прочие запасы Горловского химзавода

Осенью 2013 года с территории закрытого Горловского казенного химического завода (это было одно из крупнейших оборонных предприятий СССР) были вывезены тысячи тонн мононитрохлорбензола. Высокотоксичные отходы больше 20 лет пролежали под открытым небом в проржавевших бочках и протекающих емкостях среди заводских руин. Причем валялись эти кучи яда рядом с тротилом, который до 2001 года производил засекреченный завод-"почтовый ящик".

Интересно, что об отгрузке последней партии мононитрохлорбензола (МНХБ) в первый раз на правительственном уровне отчитались в 2011 году, но вскоре обнаружились дополнительные тысячи тонн ядовитой "неучтёнки".

В таких емкостях хранили "кровяной яд", попадания одного миллиграмма которого в организм человека достаточно для наступления смерти.

фото Gazeta.ua

А так выглядел сбор мононитрохлорбензола. Несмотря на заявления руководителей, которые под эту чрезвычайную ситуацию "освоили" больше сотни миллионов бюджетных гривен, химическая угроза не исчезла до сих пор.

Фото Cazeta.ua

Что угроза никуда не делась в результате очередной эвакуации "самой-самой последней партии" яда в 2013 году - стало понятно буквально сразу, из пояснений Татьяны Тимочко (эксперта "Всеукраинской экологической лиги"). Она шокировала присутствовавших на торжественных "проводах" груза: "На территории химзавода остались еще 2 временных могильника, которые протекают, заражая почву и воду. Их срок жизни истек еще в 1999 году. Внутри и "кровяной яд" (так еще называют мононитрохлорбензол – прим.ред), и ртуть, и другие вещества, которые трудно определить из-за перемешивания. Состояние и объемы не известны, объект представляет опасность не только для города. Есть угроза попадания ядов в грунтовые воды. Мониторинг вод не ведется..."

Стоит сказать, что упомянутые могильники появились на заводе после страшной химической аварии, последствия которой старались скрыть: в 1989 году с разрывом в несколько дней на химзаводе случилось сначала протекание "кровяного яда", а затем – аммиака. Все это попало в выработки горловской шахты "Александр-Запад", где позже обнаружили еще и формалин с азотно-тукового завода (так тогда назывался будущий горловский завод "Стирол"). Ядовитая смесь убила и сделала инвалидами как минимум 250 шахтеров и горноспасателей, которые шли на выручку, не представляя - с какой адской смесью ядов столкнутся под землей. Останки троих погибших так и остались в выработке – их не смогли достать и вывели на поверхность символическую могилу (памятный знак).

Бывшие работники завода рассказали "Обозревателю", что в 2013 году на самом деле успели вывезти не больше трети ядовитых запасов, а оставшегося - если принять во внимание соседство закрытого химзавода с уже упомянутым "Стиролом" - вполне хватит, чтобы спровоцировать техногенную катастрофу. В случае попадания осколков в "стироловские" емкости с аммиаком, может исчезнуть с лица земли не только Горловка, но и несколько соседних городов.

3. Бесхозный радиоактивый могильник посреди взрывного полигона в Донецке

Несколько дней назад общественность потрясла новость, которой... примерно 50 лет: донецкий химзавод, где 16 июня прогремел очередной мощный взрыв, хранил ядерные отходы. На самом деле на обширнейшей территории Донецкого казенного завода химических изделий, который некогда был военным заводом № 1 в Украине, начали проводить захоронения радиоактивных отходов еще в 1963 году.

Пункт захоронения радиоактивных отходов (ПЗРО) представляет собой бетонный склеп, немного выходящий на поверхность, контроль за состоянием которого с 1977 года (момента консервации) практически не ведется. Об этом местному экологу Станиславу Топалову сообщило Министерство промполитики (хозяин завода в Украине). Государственный спецкомбинат "Радон", проводивший захоронение, по словам Топалова, постоянно спорил с заводом на тему – у кого же из них на балансе должен находиться обременительный ПЗРО. И в итоге могильник так и остался "ничейным".

Первое нарушение целостности этого "ядерного склепа" было зафиксировано в 1993 году. А в 2005-м правительство постановило: надо произвести передислокацию. Государственная комиссия подписала акт об аварийном состоянии "могильника", который "требовал безотлагательных мер по перезахоронению" (цитата из акта). Но операция провалилась – то ли из-за недостатка финансирования, то ли из-за чьей-то халатности.

Тем временем, завод-"почтовый ящик" не закрылся. Из производителя оружия он превратился в завод по утилизации своей же негуманной продукции с уже истекшим сроком годности. Кроме советских снарядов, приводил в небоевое состояние запрещенную импортную продукцию - такую, как противопехотные мины канадского и американского производства. Впрочем, как уверяют злые языки, утилизировано было далеко не все (кое-что припрятано, украдено и продано).

Кстати, в рамках программы по разоружению Украины, в 2005 году, на этот завод приезжал будущий Президент Барак Обама, и, по мнению заводчан, остался доволен увиденным. А завод продолжал взрывные работы, постепенно приближаясь к аварийному могильнику.

В компании с другими сенаторами Барак Обама инспектировал бывший военный завод. Смотрел, как же в Донецке уничтожают боеприпасы. Возможно, и не подозревая, что где-то совсем рядом находится "склад радиации".

Фото argprint.com.ua

Спустя несколько лет после визита Обамы, взрывные работы подобрались почти вплотную к "могильнику". Взрывы проводились в 100 метрах от ПЗРО (на заводе эти работы называли испытаниями). А на расстоянии 50 метров от могильника заводчане расположили погреб со взрывчаткой.

О "бетонном склепе",грозящем отравить радиацией грунтовые воды, до начала АТО забыли.

Что происходит на территории завода сегодня - об этом мы с вами можем только догадываться. Но не менее пяти раз за последний год (19 августа 2014 г., 20 сентября, 20 октября, 8 февраля 2015 года и 16 июня)над ДКЗХИ поднимался "ядерный гриб".

Всякий раз непосвященные в нюансы деятельности этого завода жители снимают взрывы на видео и выкладывают на канал ютюб с разными комментариями. Одни авторы называют такие "грибы" "работой партизан Донбасса".

А другие заявляют о "ракетных ударах по Донецку". Последнюю версию радостно подхватывают "Лайф ньюз" и "Россия-24". Демонстрацию фрагментов любительской съемки, московские дикторы обычно сопровождают репликами вроде: "Украинские силовики использовали точку У".

На самом же деле – за все, что происходит на территории ДКЗХИ с момента начала боевых действий целиком отвечают так называемые "власти ДНР", захватившие предприятие и, похоже, возобновившие там военное производство. Объект, как и до войны, является секретным, и о возможном радиоактивном загрязнении никто в сегодняшнем Донецке ничего не знает.

4. Авдеевский коксохим и все предприятия черной металлургии

Известный защитник природы, директор организации "Киевский эколого-культурный центр" Владимир Борейко и донецкий исследователь Сергей Денисенко, зам. председателя общественного объединения "Донецкое экологическое движение", сошлись во мнении, что все предприятия металлургического комплекса несут в себе чрезвычайную опасность в случае, если становятся целью артобстрелов.

"Прямое попадание наиболее опасно. Огромное количество химических веществ находится в емкостях на территории таких заводов - попадание в цистерны этих заводов может вызвать выброс, горение, загрязнение подземных вод, а еще обычно на территориях этих производств находятся могильники, и всякие пруды-накопители, которые десятилетиями бесконтрольно использовались. Представьте, если "бяка" из всех "отстойников" прорвется в Северский Донец и отравит речку?" - говорит Владимир Борейко.

Одно из таких предприятий находится непосредственно в зоне боевых действий и подвергается регулярным обстрелам – это крупнейший в Европе Авдеевский коксохимзавод. Еще в июле прошлого года на нем впервые возник пожар в результате попадания снаряда. Тогда же руководство завода предупредило, что, если не прекратятся обстрелы, это рано или поздно "взорвет" всю Авдеевку.

С тех пор здесь регулярно происходят воспламенения и гибнут люди. В результате очередной атаки на комбинат со стороны боевиков "ДНР" в конце мая на заводе произошел пожар с утечкой аммония.

Начиная с июля прошлого года на территории Авдеевского коксохимзавода разорвалось более 200 снарядов, прилетают они преимущественно из оккупированного Донецка.

Фото telegraf.com.ua

"Большинство металлургических и коксохимических предприятий Донбасса – потенциальные "грязные бомбы". В случае обстрелов, например, коксохимзаводов - Авдеевского, Ясиновского, Енакиевского – неконтролируемые стоки загрязнят земли и водные объекты. Попадание отходов сделает водоемы на несколько месяцев мертвыми. В случае пожаров в воздух попадает сажа, тяжелые металлы, соединения серы и пресловутые диоксины. Может быть нанесен вред дыхательным путям и кровеносной системе людей," - комментирует Сергей Денисенко.

5. Плотины ТЭС и фильтровальные станции.

Донетчанин Сергей Денисенко называет в числе наиболее опасных объектов фильтровальные станции с запасами ядовитого хлора.

"Емкости с хлором - это объекты высокого класса опасности. В случае утечки хлора с фильтровальных станций на несколько километров вокруг не останется ничего живого. Это прямая угроза для жизни людей. Чтобы вы знали: сто лет назад хлор использовали как боевое отравляющее вещество", - рассказал "Обозревателю" Денисенко.

А луганчанин Дмитрий Снегирев обеспокоен состоянием дамб, разрушение которых может привести к затоплению больших территорий. И особо выделяет ТЭС в городе Счастье (Луганской области).

"Не дай Бог, ударят по плотинам в Счастье – будет гидроудар такой силы, что и России достанется, - полагает Дмитрий Снегирев, лидер гражданской инициативы "Правое дело". – Там же каскад из 4 водохранилищ. И они находятся в состоянии, как говорится, давно требующем ремонта. Повреждение плотины приведет к затоплению всех приграничных районов – в том числе и по ту сторону границы. Так что пусть россияне скажут своим коллегам в "ЛНР", чтобы прекратили обстрелы".

Впрочем, как вспоминает Снегирев, не только террористы, но и представители "Айдара" шантажировали противника обещанием взорвать ТЭС.

Пожар на Счастьинской ТЭС 11 марта оставил большую часть Лугаснкой области без света.Это предприятие не раз становилось предметом шантажа.

Фото podrobnosti.ua

В сентябре 2014 года командир батальона Нацгвардии Сергей Мельничук признался, что его бойцы заминировали электростанцию и она будет взорвана: "Если будет прорыв, мы ее просто грохнем, чтобы Луганску электроэнергия не досталась".

А в октябре уже боевики, приблизившись к ТЭС на танках на расстояние прямого выстрела, прямой наводкой обстреляли станцию.

В качестве иллюстрации "экологического терроризма" Дмитрий Снегирев вспоминает завод "Азот" (в Северодонецке) с его емкостями аммиака. В начале боевых действий представители главаря "ЛНР" Болотова заявляли, что взорвут аммиак к случае наступления сил АТО.

"Огромные цистерны с аммиаком в июле прошлого года пришлось вывезти с территории, а сейчас на "Азоте" заявляют, что производство будет восстановлено. Считаю, это может привести к ЧП общенационального значения. Запуск такого опасного производства вблизи боевых действий - ошибка. А шантаж - просто глупость. Потому, что катастрофа коснется всех. Не говоря о том, что по обе стороны противостояния живут люди одной страны".

Наши блоги