УкрРус

Рейдеры на экспорт

Читати українською
  • Рейдеры на экспорт
    www.companion.ua

В последние дни в ряде российских СМИ активно муссируется информация: некое украинское предприятие не вернуло российскому Внешэкономбанку (в лице его украинской "дочки" – Проминвестбанка) кредиты на сумму около 54 млн долларов. Можно сказать, что разгорелась самая настоящая информационная война вокруг этого, скажем так, не самого крупного экономического спора в масштабах страны.

Некоторые российские источники указывают, что одной из заинтересованных сторон этого конфликта стал российский предприниматель с неоднозначной репутацией Владимир Палихата. Более того, в этих публикациях акцент делается на то, что якобы Палихату притянул в это дело управляющий Проминвестбанка (ПИБ), менеджер из России Виктор Башкиров. Если это правда, то получается весьма парадоксальная ситуация. Самого Виктора Башкирова сегодня в Украине обвиняют в том, что он якобы довёл подведомственный ему российский актив до ужасного состояния. О качестве управления говорит уже тот факт, что Пром­инвестбанк под руководством Башкирова все свои показатели ухудшил в разы. Отсюда сам собой напрашивается вопрос: не для того ли Башкиров начинает привлекать к этому процессу человека с тёмной историей, чтобы как-то поправить своё положение? Если это так, то насколько это закономерно и насколько такая политика может оказаться эффективной?

Если судить по публикациям, то пока, кроме репутационного ущерба, Пром­инвестбанк не получил ничего. Более того, украинские СМИ начали открыто обвинять Башкирова в том, что при его руководстве капитал вверенного ему банка начал таять с угрожающей скоростью. А вот личный капитал Башкирова, наоборот, за это время вырос.

После общения с представителями украинских деловых кругов у меня есть все основания утверждать, что ситуацию от имени Проминвестбанка (и, значит, опосредованно ВЭБа) действительно пытается решить российский предприниматель Владимир Палихата. Более того, эту информацию, судя по всему, не особенно скрывают и в России. А это уже совсем другой поворот. Дело в том, что, как я писал в прошлом расследовании, с моей точки зрения, Владимир Палихата - человек, который нанёс серьёзный ущерб национальной безопасности России. Здесь уже даже не важно, с умыслом он это сделал или нет, но факт остаётся фактом – с ним опосредованно связаны серьёзные попытки уничтожить ряд предприятий, производящих редкие и уникальные комплектующие для стратегического российского оружия, прежде всего ракет "Тополь", "Булава" и "Искандер".

Я убеждён, что Палихата – это человек, с которого за всё учинённое им в начале 2000-х необходимо сурово спросить. Я утверждаю, что это необходимо сделать, так как затрагиваются вопросы национальной безопасности России – такие вещи нельзя прощать. Предательство интересов своей страны не имеет срока давности. И вот теперь встаёт вопрос: почему государственными интересами российского банка в Украине озаботился вдруг такой человек? Тем более что ни сам ВЭБ, ни, что самое интересное, Пром­инвестбанк абсолютно никак не муссируют эту тему? Почему-то этим делом занимается человек с очень непрозрачным прошлым – Владимир Палихата? Так ли уж здесь всё бескорыстно?

Банк, который почти лопнул

Чтобы понять истоки этой истории, необходимо вернуться на несколько лет назад – в кризисный 2008 год. Накануне кризиса Проминвестбанк считался одним из самых устойчивых банков Украины. Он твёрдо занимал шестую строчку, и его владелец, бизнесмен Владимир Матвиенко, любил подчёркивать, что это чуть ли не единственное кредитное учреждение страны без иностранного участия. И, в общем-то, до кризиса, насколько можно понять из открытых источников, этот предприниматель не собирался продавать свой банк. И вдруг в 2008 году произошла неожиданная смена владельца – основным акционером стал российский ВЭБ. ВЭБ, что называется, вошёл очень технично – до последнего мгновения никто не знал, что именно российский банк станет новым владельцем одного из самых интересных банковских активов Украины. ВЭБ назначил собственного управляющего – им стал мало кому известный в России менеджер Виктор Башкиров.

И здесь есть небольшая деталь, которая очень важна для понимания всего происходящего в дальнейшем. Как утверждает Галина Рудская, руководитель украинского ООО "Восход", в переходный период Владимир Палихата сотрудничал с Проминвестбанком. Но после того как ВЭБ зашёл в украинский банк, этот человек в кратчайшие сроки был устранён из всех реестров. То есть репутация этого человека в России такова, что терпеть его на своей территории не желает ни один серьёзный игрок. И речь идёт в данном случае даже не о том, что его боятся – что такое какой-то Палихата для ВЭБа? – а о том, что неизвестно, чего ждать от такого человека. По моей информации, озвученной в ряде украинских источников, новый собственник в лице ВЭБа предпринял очень жёсткие действия, чтобы расстаться с миноритарным акционером с "подмоченной" репутацией.

И, собственно, после этого до 2013 года о Владимире Палихате никто не слышал, пока в российских и украинских СМИ не начался информационный "наезд" на украинские компании, которые обслуживаются в ПИБ, в частности "Восход", которую обвинили ни много ни мало в присвоении почти 54 млн долларов, принадлежащих российскому государственному банку. Собственно, это была вся предыстория, а вот теперь непосредственно сама история.

С пафосом продешевили

Ещё раз подчеркну: весь пафос "разоблачительных" статей заключался в том, что он не возвращает государственные российские деньги. Поэтому давайте, собственно, разберёмся, что произошло с этими злополучными кредитами. Галина Рудская показывает мне переписку с Проминвестбанком и объясняет собственное видение проблемы:

– Кредит, о котором идёт речь, был взят ещё при прежнем собственнике банка в 2007 году. Сумма должна была быть получена двумя траншами – примерно по 500 млн гривен каждый (450 млн грн. - Ред). Кредит мы должны были использовать на строительство объектов коммерческой недвижимости и на расширение сети продуктовых магазинов под названием "Обжора". Первый транш мы получили и использовали по прямому назначению, начали строить ряд бизнес-центров. И часть из них ввели в эксплуатацию. Но в 2008 году в Пром­инвестбанке сменился собственник, и нам по разным причинам начали отодвигать выплату второй части транша. Компания обслуживала всё тело кредита, хотя половина выданного кредита была заморожена в недостроенной недвижимости и незаконченных проектах по причине того, что банк не выдал вторую часть транша. А в 2013 году уже у нас возникли финансовые трудности, как мы считаем, совершенно объективные, так как вся Украина вошла в тяжёлый кризис. Обороты резко упали, и мы на какое-то время стали испытывать сложности с обслуживанием кредита. Более того, поскольку мы всегда были добросовестными заёмщиками и, кроме того, являлись компанией, где, что называется, всегда были "живые деньги", мы рассчитывали, что Пром­инвестбанк пойдёт нам навстречу и реструктуризирует долг. Мы неоднократно обращались в ПИБ, чтобы выйти на переговоры о реструктуризации долга или найти другие законные пути решения создавшейся ситуации, но ответа не было. И фактически нас поставили перед угрозой банкротства.

При этом Галина даёт понять, что считает действия банка не совсем этичными – в Украине не так много стабильно работающих предприятий, с её точки зрения, можно было бы и пойти навстречу хотя бы для того, чтобы сохранить несколько тысяч рабочих мест в экономике страны. Но банк решил по-другому и обратился с иском в суд о взыскании залогового имущества. И вот тут-то и вышла осечка – суд отказал Проминвестбанку. Почему? Потому что банк не предоставил тот самый второй транш и соответственно не может выдвигать требования о взыскании залога, так как залог ещё, грубо говоря, не доведён до ума. То есть не построен. Вот так.

Иными словами, арбитражный суд посчитал, что в данной ситуации грубый тактический просчёт совершил сам банк. И, более того, даже на этой стадии ничего страшного не произошло – на самом деле, казалось бы, обычный бизнес-конфликт. Причём в этой плоскости вполне себе цивилизованный.

Поскольку с судами у Проминвестбанка вышла осечка, то отсюда вытекает вполне логичное решение – садиться за стол переговоров, так как это выгодно обеим сторонам. Но, судя по всему, именно на этой стадии конфликт и вышел из цивилизованной плоскости.

Галина показывает мне переписку с банком, где Проминвестбанк официально отказывается вступать в переговоры со своим заёмщиком.

– Вместо этого нам дают неофициально, через руководящих менеджеров, понять, что вести переговоры будет уже вышеозначенный Владимир Палихата. Причём никаких официальных документов Палихата так и не предоставил, – рассказывает мне директор "Восхода". – Со мной он не пожелал встретиться, а стал пытаться выйти на некоторых наших акционеров.

По словам Галины, в компании "Восход" несколько владельцев. И на одного из них неоднократно и настойчиво пытался выйти г-н Палихата.

– Я не знаю, произошла у них встреча или нет. Но я, со своей стороны, официально затребовала у Проминвестбанка подтверждения полномочий Владимира Палихаты. Мой запрос был проигнорирован. А после этого на нас и начался "наезд" в российских СМИ. Честно говоря, мы этой грязью возмущены просто безмерно и сегодня готовим открытое письмо руководству ВЭБа, чтобы спросить: оно вообще в курсе того, что происходит в их украинском филиале Проминвестбанка?

Вот такой поворот. Получается, мало того что банк, мягко говоря, сам создал тупиковую ситуацию с банкротством, неправильно оценив судебные риски, так ещё и обратился к известному своими жёсткими мерами человеку, которого в своё время к тому же вывел из состава акционеров.

Галина задаёт мне риторический вопрос:

– Чисто с юридической точки зрения, каким образом без нашего участия банк наделил Палихату полномочиями по сбору долгов? Перепродал долг, дал доверенность? Или что это? Ведь тут есть ещё один момент, который надо учитывать. Мы написали в центральный офис ВЭБа о том, что готовы на любые переговоры о возвращении долга. Но из центрального офиса ВЭБа ответили, что это не их полномочия, а полномочия ПИБ. А в свою очередь в Киеве чётко нам дают понять: все переговоры будет вести Палихата – никаких залогов, давайте деньги. Знаете, у меня тут чисто риторический вопрос из-за этой позиции возникает: а нет ли здесь коррупции? И вообще, вы представляете уровень ведения дел в банке, владельцем которого является государственный ВЭБ, – привлечь к выбиванию долгов человека с сомнительной репутацией? А ведь это один из крупнейших банков России, где в правлении сидят первые лица государства! Как на фоне сотрудничества стран государственный банк ведёт дела подобным образом? И ведь поглядите: из-за подобного способа ведения дел речь уже идёт о судьбе всего Проминвестбанка. Он ведь стал давно уже убыточным, разве в Москве это не видят? Ещё пять лет назад это был один из лучших банков страны. И поглядите, во что его превратили – какая-то, прошу прощения за выражение, крыша для рейдеров! – резюмирует бизнес-леди с горечью.

Согласитесь, картина получается очень полная. И очень неоднозначная для репутации российского банка.

А где государственные деньги?

Если вы думаете, что это вся история, то ошибаетесь. Во всех этих событиях есть ещё один персонаж, которого нельзя оставлять за кадром. Это управляющий Проминвестбанка российский менеджер Виктор Башкиров. Именно он, по словам Галины, передал неофициальные полномочия Владимиру Палихате по "выбиванию" долгов из "Восхода".

– Таких неофициальных переговорщиков нанимают только в одном случае, когда у наёмных менеджеров появляется собственный интерес, – комментирует мне ситуацию кандидат социологических наук Сергей Кузнецов. – Посмотрите на ситуацию: банк в лице управляющего не заинтересован в цивилизованном решении спора, не заинтересован в сохранении стабильного предприятия. Он всё переводит в теневую плоскость, а когда мы отказываемся и просим официальных полномочий, начинается грязная атака в российских СМИ.

И вот здесь сразу встаёт вопрос: а центральный офис Внешэкономбанка в Москве в курсе того, что вытворяет их наёмный менеджер в Украине? Он санкционировал эту пиар-кампанию или нет? Украинская компания вполне обоснованно хочет получить официальный и публичный ответ от руководителя этого банка Владимира Дмитриева. И здесь мы подходим к тому, с чего я начал, а именно: как эта вся история сказывается на политическом климате между Украиной и Россией. Дело в том, что Виктор Башкиров принимал в 2008 году вполне себе стабильный банк, а летом 2013 года было объявлено о фактическом банкротстве этой "дочки" ВЭБа. Причём сам процесс произошёл как-то очень странно – только за один квартал объём безнадёжной задолженности Проминвестбанка значительно вырос! Потрясающий факт, и вот что об этом пишет заместитель председателя банковского комитета Верховной рады Украины Степан Кубив в журнале "Форбс":

"Они (Проминвестбанк. – Ред.) знали о росте безнадёжных кредитов заранее и начали к нему готовиться. Если банк имеет убытки и не увеличивает капитал, он не может выдавать крупные кредиты в одни руки". Согласно отчётности ПИБа, максимальный размер кредитного риска на одного контрагента (норматив Н7) на 1 июля 2013 года достиг 21,4% регулятивного капитала. Это значит, что кому-то из своих клиентов ПИБ, чей регулятивный капитал равен 5,2 млрд гривен, выдал 1 млрд гривен. Максимально допустимое значение Н7 – 25%. Декларируя убыток, банк вынужден уменьшить размер капитала и рискует нарушить нормативы НБУ. "Или ему придётся просить клиента вернуть часть кредитной задолженности досрочно", – констатирует Кубив.

Перевожу, что называется, на русский для неискушённого читателя: Кубив фактически намекает на некую сомнительную составляющую, поскольку Проминвестбанк якобы вывел куда-то на сторону миллиард гривен на грани собственных возможностей, рискуя нарушить условия и ставя под удар банковскую лицензию, и не хочет официально объяснить, куда (кстати говоря, другие украинские СМИ открыто пишут в данном случае о возможном выводе средств, предоставленных Проминвестбанку Национальным банком Украины).

И вот здесь нужно объяснить: Степан Кубив считается "мозгом" нынешней оппозиционной коалиции, которая захватила Майдан. И более того, Кубив, как ярый сторонник евроинтеграции, считает, что движение в сторону России – это очень плохо. В частности, он часто комментирует процесс интеграции финансовых институтов наших стран – за последние пять лет в Украине прочно обосновался ряд крупных российских банков, включая Сбербанк, ВТБ и ВЭБ. И в качестве подтверждения своего тезиса он приводит историю Проминвестбанка: российский государственный банк, пользуясь жёсткими технологиями, прибирает к рукам стабильный украинский ПИБ и через пять лет фактически доводит его до банкротства – путём вывода средств из банка. Причём средств государственного бюджета Украины. При этом управляющие банками, "заброшенные" из России, совершенно не заботятся об интересах экономики страны.

И знаете, Кубиву верят, потому что, во-первых, человек, уважаемый. А во-вторых, возразить нечего. По факту всё именно так. По крайней мере, история с "Восходом" и кредитами это подтверждает. И более того, на этом фоне местная пресса очень любит обсуждать фигуру самого Виктора Башкирова. В частности, его моральный облик: мол, приехал в Украину чуть ли не "в тапочках", а сегодня обзавёлся многочисленной охраной, "Мерседесами", яхтами и вообще ведёт себя даже не как старший брат, а гораздо хуже – как-то уж очень высокомерно. И я так понимаю, почву для таких жёстких оценок украинской прессе Виктор Башкиров действительно даёт. Но об этом, возможно, уже в следующей публикации.

А заканчивая эту часть, я хочу задать вопрос руководству ВЭБа: судя по приведённым выше фактам, речь действительно идёт о потере огромных государственных средств России – в виде банкротства целого филиала в Украине, имеется в виду Проминвестбанк. И ВЭБ как-то на это реагирует или всё закончится "грязными наездами" в прессе? Сегодня, когда президенты двух стран договорились, возможно, и украинским, и российским банкам надо повернуться лицом к украинским заёмщикам.

Наши блоги