УкрРус

Широкино: поселок-"призрак". Фоторепортаж с фронта

  • Широкино: поселок-"призрак". Фоторепортаж с фронта

Несмотря на протесты жителей Мариуполя, возмущение "Правого сектора" и нежелание "Азова" и "Донбасса" покидать Широкино, решение о выведении украинских бойцов из самой горячей точки сектора М было принято. Еще в понедельник штаб АТО уверял, что об этом и речи нет, а Генштаб заявлял, что на смену добровольцам в Широкино войдет морская пехота. Утро вторника началось с заявлений журналистов о том, что в селе больше нет бойцов полка "Азов" и батальона "Донбасс". Во вторник вечером новички-морпехи приняли свой первый бой.

Незадолго до выведения из Широкино добровольческих батальонов, "пожелание" оставить этот населенный пункт террористам высказал президент РФ Владимир Путин. Обосновывая свое желание "очистить" Широкино от украинских бойцов Путин заявил, что подобное "ранее делали ополченцы в знак доброй воли".

Мы не будем сейчас касаться темы, действительно ли то, что происходит – "сдача территорий". Просто покажем, каким стало Широкино за время боевых действий. Каким оно было за неделю до сегодняшнего дня.

Здесь, такое впечатление, не уцелел ни один дом. По крайней мере, на нашем пути таких не встретилось...

Водитель полка "Азов", позывной "Зуб", участвовал в штурме Широкино:

"...Утром выехали. Рано утром. Даже ночью. Сначала разведчики пошли вперед, с корректировщиками. Потом выставили артиллерию. Мы начали работать артиллерией, а потом уже штурмовики пошли вперед. Впрочем, особо поработать нашей артиллерии они не дали... Из-за чего все началось – с их стороны сильно участились обстрелы. Широкино было тогда, в начале февраля, ихнее. Сопино было ватное - ни туда, ни сюда. И вот этот крайний блокпост, Пионерское. А дальше уже никто ничего не контролировал. Получилось так, что они очень уж близко подошли к Мариуполю. Думаю, поэтому командование и решило отбросить их назад"...

Первая остановка в этом разрушенном и заброшенном поселке – "Маяк". Когда-то здесь был одноименный детский оздоровительный лагерь. Теперь - руины, в которых сменяли друг-друга бойцы "Азова", "Донбасса" и ДУК.

Мужчины жили тут посреди гор разбитого кирпича и обрушенных после прямых попаданий снарядов перекрытий. И даже в таких условиях пытались приукрасить свой быт. Свойственная украинцам хозяйственная жилка и тут дала о себе знать.

Стены в чуть ли не единственном уцелевшем помещении украшают детские рисунки и мрачновато-философские надписи, которые в мирной жизни отдают пафосом, а на войне превращаются в констатацию факта. Не обреченность, а спокойное понимание.

Встречаются и куда более практические напоминания-cоветы.

Уже на втором этаже обстановка все больше напоминает поздние фото из донецкого аэропорта. Зияющие дыры на месте потолка, вынесенные взрывными волнами кирпичные перегородки и остатки мозаики на стене, ранее украшавшей столовую для отдыхающих в лагере детей - являют собой апокалиптическую картинку.

Досталось и домам, расположенным сразу за забором лагеря.

Позывной "Зуб":

"На "Маяке" мы закрепились в первый день штурма. Стрельбы много было. Они в ответ уже гаубицами долбили. И так долбили, нормально. По "Маяку" в первый день "Грады" работали… Ситуация такая была – с утра вроде мы пошли в наступление. Дальше - их танки выехали, и мы начали отступать. Потом закрепились - и с того момента так и держали оборону. Единственное, когда они уже внаглую начинали загонять технику, лезть сюда - наши 82-е минометы начинали работать. Они в ответ уже долбили САУшками гаубицами.

Они ушли за школу, за край Широкино. Там у них просто блокпост сильный. Укрепление сильное. Дот работал, пулеметчик. Подойти туда невозможно. А 82 штурмовым минометом тем более эти фортификационные укрепления не разобьешь"

Несмотря на то, что активные боевые действия именно в этом месте не ведутся и артиллерийские снаряды довольно давно не залетали на "Маяк", к окнам сопровождающие все же просят близко не подходить. С той стороны поселка чуть ли не ежедневно работал снайпер.

Среди бойцов поговаривают: в Широкино прибыла титулованная российская снайперша.

Позывной "Зуб":

"Говорят, там сейчас снайперша из России. С ней еще чуть ли не целый взвод охраны ходит, с этой снайпершей. Разведчики говорили. Плюс - по радиоперехвату слышно все. Сейчас в основном снайперы работают. Им вроде тоже их "командование" дало приказ не стрелять. Только одиночные волки бродят. Шакалят"

Впрочем, в целом на момент нашей поездки в поселке было относительно спокойно. Настолько, что, покидая "Маяк", мы разминулись сразу с двумя машинами ОБСЕ.

До этого транспорт международных наблюдателей по соблюдению "перемирия" в зоне АТО за неделю пребывания на Донбассе нам удалось увидеть лишь раз – в мирной Константиновке. Сразу несколько автомобилей с характерными надписями ожидали своих владельцев у одного из константиновских ресторанчиков. Наблюдатели, очевидно, именно там отслеживали отвод тяжелого вооружения и соблюдение режима тишины.

Следующая наша остановка – так называемые "коттеджи". Здесь, на самом берегу моря, когда-то жили люди. Кто-то – постоянно. Кто-то приезжал сюда на летние месяцы. Кто-то – сдавал жилье отдыхающим, которых в мирное время здесь было пруд-пруди.

Сейчас аккуратненькие улочки этого небольшого коттеджного городка изменились до неузнаваемости. О масштабах разрушений можно судить, сравнив два спутниковых снимка поселка: первый сделан до начала войны, второй - в разгар боевых действий в Широкино.

Фото: страница Frankensstein в LiveJournal

Практически все двери либо вынесены взрывными волнами, либо сорваны с петель мародерами (такое, что уж греха таить, тут тоже случалось). Изрешеченные осколками стены, выбитые стекла, покореженные крыши… Все это теперь – новое, обезображенное лицо некогда аккуратного и приветливого места отдыха.

Повсюду – осколки от снарядов. И не менее страшные осколки чужих жизней. Одежда. Мебель. Детские игрушки. Люди бежали отсюда, не думая о том, как забрать нажитое имущество.

Повсюду – осколки от снарядов. И не менее страшные осколки чужих жизней. Одежда. Мебель. Детские игрушки

Позывной "Зуб":

"Коттеджи мы заняли тоже в первый день штурма. Мы как линию эту заняли – и все. Нам сильно далеко тоже уходить нельзя было, потому что там выше уже Новоазовская трасса, Саханка. Если бы мы пошли туда, выше, на Саханку - они нас просто в кольцо взяли бы и все. Потому что обещанного подкрепления мы так и не дождались. "Азов" своими силами штурмовал. К нам на подмогу ВСУ должны были прийти. Мы же уже, когда штурмовали, вроде подразделением Нацгвардии были...

Когда мы начали отступать – армейцы просто никак не отреагировали. Хотя могли те же танки поподбивать. Нормальный минус противнику нанести. Почему не вмешались? Не знаю... Там у командования головы большие... А я что? Я просто водитель. Я просто вожу горячие головы там, где горячо...".

Там у командования головы большие... А я что? Я просто водитель. Я просто вожу горячие головы там, где горячо..

Свастик, которыми, если верить российским СМИ, "нацисты" из добровольческих батальонов должны были исписать все имеющиеся поверхности, "Обозреватель" в Широкино не нашел. Максимум, что мы увидели – это вот такую "шутку" кого-то из бойцов.

Некоторые дома люди, судя по всему, не решались оставить до последнего.

Проходим чуть дальше. Оказывается, снесенная крыша или изрешеченные осколками стены – еще не самое страшное. Отдельные дома уничтожены практически полностью.

На этом месте, к примеру, еще пару месяцев назад стоял двухэтажный домик:

Чем ближе к противоположному концу Широкино, куда отступили террористы – тем масштабнее разрушения. Что неудивительно: от крайнего "рубежа" украинских воинов до позиций террористов – всего несколько сот метров.

"Вон там крайнее здание - школа, оттуда сепаратисты периодически очень плотно нас обстреливали. Это был один из их опорных пунктов. До недавнего времени. Они с северной стороны устанавливали минометы и работали. Оттуда стрелковым можно работать. Дистанция позволяет. Там до 400 м – абсолютно нормальная дистанция для стрелкового оружия", - рассказывает медик полка "Азов" с позывным Даллас .

Он устраивил "Обозревателю" экскурсию по полуразрушенному зданию, где тогда обосновались бойцы.

Здесь, как и на "Маяке" - выбитые перегородки, обрушенные перекрытия, горы кирпичей и зияющие дыры в стенах...

На вопрос о том, действительно ли на момент поездки "Обозревателя" террористов в Широкино уже не было, ребята реагируют бурно:

- Все, кто рассказывает, что сепары ушли – пусть пройдут туда, в конец села и вернутся обратно. Для начала. Тогда мы поверим, что они ушли, - говорит один из бойцов.

- Вот именно. Там, сразу за забором, начинается кинотеатр с эффектом 8-D, с эффектом полного присутствия. Где руки-ноги отрывает, - включается в разговор второй.

- Все все понимают просто делают вид что этого нет. Да, они не стреляют из определенных видов оружия. Но они все равно стреляют. И будут это делать… Их бойницы можно видеть даже отсюда. Вон там серое здание - в 300 метрах от нас. И вон там, за фонарем – сейчас плохо видно, но там есть выбитая стеночка. Там уже их позиции. Они иногда туда заходят. Так что живем мы не скучно. В невойне, - объясняет третий боец.

Там, сразу за забором, начинается кинотеатр с эффектом 8-D, с эффектом полного присутствия. Где руки-ноги отрывает

Позывной "Зуб":

"Основная масса разрушений, которые ты сегодня видела, сделаны за последние два месяца. В последнее время они вообще не стеснялись ничем стрелять. "Партизаны" - однозарядные "грады" и минометы 120-миллиметровые, и гаубицы, САУ-1, Сау-2, САУ-3 - 122 и 152 мм... На воронки я тут насмотрелся...

Непонятно, как они там обо всем этом договариваются... Как можно демилитаризировать Широкино? Как?! Сколько там наших пацанов погибло… А сейчас просто взять и отдать эту землю? Сказать: нате, террористы, это ваша земля? Непонятно. Но если раньше даже у нас каждый боец в полку имел свое слово, мог высказаться за или против каких-то решений - то сейчас у нас армия. Что скажут – то придется делать...".

Как можно демилитаризировать Широкино? Как?! Сколько там наших пацанов погибло… А сейчас просто взять и отдать эту землю? Сказать: нате, террористы, это ваша земля?

Последствия тех обстрелов будут видны еще очень долго. Воронки в человеческий рост, срезанные снарядами деревья, осколки и разрушенные здания.

О том, что когда-то здесь, в Широкино, кипела жизнь, напоминают разве что брошенные людьми вещи. Да кусты роз, чудом сохранившиеся в том аду, который длился здесь долгие месяцы.

Наши блоги