УкрРус

Глава "Правого сектора" Донетчины: сдадим Широкино – Мариуполь могут уничтожить

Читати українською
  • Глава "Правого сектора" Донетчины: сдадим Широкино – Мариуполь могут уничтожить | фото 1
    1/1
    © Сергей Чирин

После завершения очередного раунда переговоров контактной группы в Минске в СМИ появилась новость: якобы стороны переговоров договорились о демилитаризации Широкино. Такая инициатива в мирном Киеве вызывает определенные дискуссии. А вот люди, живущие в непосредственной близости от стертого с лица земли курортного поселка, в своем отношении к отводу украинских военных от Широкино однозначны: демилитаризацию они расценивают как предательство.

Такой точки зрения придерживаются и активные патриоты Мариуполя. На заседании самообороны крупнейшего после Донецка города в этом регионе, которое состоялось 8 июля, они вместе с представителями добровольческих батальонов обсуждали возможные риски демилитаризации Широкино и формировали план действий на случай, если командование даст приказ бойцам отступить.

Чем так плоха идея демилитаризации Широкино и чего стоит ожидать украинской власти в случае принятия подобного решения со стороны "Правого сектора", "Обозревателю" рассказал один из участников этого заседания – глава "Правого сектора" Донецкой области Сергей Чирин.

Сергей, объясните, чем грозит демилитаризации Широкино?

Каждые новые минские соглашения приводят к сдаче территорий, гибели людей. Иловайск, Дебальцево - и пошло-поехало. Согласно информации, которая у нас есть, а также судя по официальным заявлениям (после завершения переговоров контактной группы в Минске 7 июля), мы понимаем (и наши опасения нам подтвердили некоторые военные), что демилитаризация Широкино, о которой уже достаточно давно идут разговоры,скорее всего, будет реализовываться. Главой государства или Генеральным штабом. Более того, есть информация, что то же самое планируют сделать с Авдеевкой.

Если посмотреть на карту – можно четко увидеть, что с каждым раундом минских переговоров мы по факту только теряем территории. После Минска-2 они (российско-террористические войска – ред.) от Широкино должны были отойти. Эта территория вообще должна была быть освобождена. А они наоборот захватили, сколько смогли, а теперь еще и нас хотят подвинуть с тех позиций, которые мы держим.

Кроме смещения реальной линии столкновения, какие еще риски в предложении о демилитаризации Широкино вы видите?

Там высота. Если только мы сдаем эту высоту - а это 12 км от Мариуполя – им ничего не мешает стать на этой высоте и начать точечно уничтожать город. Они будут видеть все в радиусе 12-15 километров – и смогут все накрывать.

Плюс – тяжелое вооружение, технику, которую мы должны отвести (танки условно) – мы должны будем отвести к черте города. То есть, по факту, либо мы вообще должны технику убрать, либо мы должны зайти в город. А это значит, что Мариуполь будет уничтожаться. Такое же уже было. Были обстрелы. Поэтому люди однозначно настроены не сдавать Широкино. Обещают пойти и упрашивать военных, солдат не уходить. Опять поднимется, как в прошлый раз, многотысячный митинг. И люди пойдут на Широкино пешим ходом. Такое решение было принято – и оно будет реализовано, как только мы увидим, что этот проект с демилитаризацией будет реализовываться и дальше.

Мы – это "Правый сектор" или мариупольцы?

Это мариупольцы. На заседании были большей частью общественники. Добровольческие батальоны фактически представлял только я. Представители "Донбасса" и ВСУ были в зале, но официально свою позицию они не озвучивали.

Вам известна их позиция? Рассчитываете ли на поддержку других добровольцев?

У нас есть договоренность с батальоном "Донбасс". Ведутся переговоры с "Азовом" о том, что если будет отдан преступный приказ отступать от Широкино и военные начнут его выполнять - то мы тогда выходим на передовую и становимся на укреплениях, где должна стоять наша украинская армия.

У нас с 7 июля началась мобилизация. Люди едут отовсюду. Даже те, кто никогда автомат в руки не брал. Чуть больше чем за день прибыл 21 человек. Мы сразу отправляем их на нашу базу под Юрьевкой. Она у нас тут появилась в конце прошлого года – кстати, благодаря мариупольцам. Они ездили в Стрий и на встрече с Ярошем уговорили его, чтобы он сюда прислал наших бойцов. Сначала там была рота. Сейчас – батальон и учебный центр.

Людей, которые прибывают, мы сразу начинаем обучать. Те, кто непосредственно в боевых действиях участвовать не будет (обеспечение, тыловой резерв), проходят десятидневную подготовку. Те, кто отправится на передовую, обучаются 20 дней. Оттуда, из этого центра, наши ребята выдвигаются в Марьинку, Красногоровку, Волноваху, Широкино, Гранитное.

Командир центра - друже Червень, Андрей, как и другие командиры, сейчас уехал, оставил вместо себя заместителя. У нас началась полная мобилизация. Все уехали поднимать и собирать людей. Если действительно будет сдача и мы это поймем, увидим – до тысячи своих людей мы сюда планируем привезти. И занять оборону Мариуполя. Ведь как только мы эту высоту сдаем – все. Мариуполь будет уничтожен.

А Авдеевка? В чем риски в случае ее сдачи?

То же самое с Авдеевкой. Пески, аэропорт, Опытное, чуть дальше – Водино, Тоненькое и Авдеевка - это такая дуга стратегическая, которая держится с прошлого год . Аэропорт держали 242 дня только потому, что мы не сдали Авдеевку. С одной стороны Авдеевки – Ясиноватая, которая сейчас под ними. С другой – Донецк, район шахты Октябрьской. Как только мы сдадим Авдеевку, являющуюся форпостом – мы позволим им объединиться, что они и планировали, и чем пугали нас еще с зимы. Я тогда был в Авдеевке. Когда убрали нас, через неделю или даже дней 5 убрали и наших ребят с Песок. Тогда всех убирали с линии разграничения – типа, согласно минским договоренностям. Мы тогда отступили. Отошли. Надеялись, что не сдадут.

Сейчас получается интересная ситуация. В Авдеевке находятся предприятия "хозяина Донбасса". И в Мариуполе есть его предприятия. И в Енакиево. Это – замкнутый цикл. Хотелось бы верить: то, что именно эти важные для олигарха два города хотят сейчас таким образом сдать – просто совпадение.

Кстати, нам следует готовиться и к всплеску внутреннего сепаратизма. Через мэров городов, через админресурс, через Оппозиционный блок они будут продолжать действовать. И в Авдеевке ахметовский коксохимический завод является градообразующим предприятием, и в Мариуполе та же история.

К слову, они пару дней назад поехали разговаривать по поводу кандидата в мэры. Тут они будут держать бой. С одной стороны, договариваться и каким-то образом переломить ситуацию и провести демилитаризацию Широкино. С другой – Мариуполь остается самым крупным городом после Донецка. С приехавшими сюда переселенцами тут находится порядка 700-750 тысяч человек. Плюс – округа, поселки. И есть риск, что под выборы тут будут поднимать внутренний сепаратизм. За счет градообразующих предприятий, принадлежащих Ахметову, за счет большого количества людей, за счет админресурса, который однозначно будет использоваться. Поэтому такая вот сдача территорий наталкивает на мысль, что какие-то договоренности на определенном уровне существуют.

"Правый сектор" не очень позитивно оценивает "успехи" Украины в Минске…

Наша позиция однозначна: минские договоренности, вне всякого сомнения, – преступление. Для нас однозначно, что любая пядь земли, которая будет сдана во имя якобы каких-то стратегических целей – это предательство Украины, украинского народа. Это саботаж. Любой человек, кем бы он ни был (включая Верховного Главнокомандующего), который отдаст приказ или промолчит во время его выполнения – для нас является преступником и врагом Украины. Мы просим наших побратимов – это и ВСУ, и Нацгвардия, и "Донбасс", который уже с нами, и "Азов", с которым ведем переговоры – мы просим их выдвигаться и держать нашу землю. Не отдавать ее.

Наши ребята, уже второе подразделение, зашли на прошлой неделе в Авдеевку именно по этому вопросу. Я лично был там несколько дней назад. Мы размещаемся сейчас по передовой. Посмотрим, где быстрее понадобимся.

То есть, ваша цель – не допустить сдачи Широкино и Авдеевки?

Наша цель – освобождение всей территории Украины. Наша принципиальная позиция – никаких переговоров с террористами. Наше твердое убеждение, о котором мы говорим, и сегодня я тоже об этом четко и жестко заявлял: переговорщики в процессе переговоров в Минске – люди, не уполномоченные Украиной, не ратифицированные Верховной Радой. Это люди Путина. Это враги Украины. Предатели.

Мы сейчас просим военных не выполнять преступные приказы, если таковые будут отданы. У них есть такое право. И просим жителей Мариуполя сохранять уверенность и спокойствие. Никто отходить не будет. Даже если что-то, не дай бог, произойдет – мы, наоборот, концентрируемся, усилим.

Местные жители действительно настроены решительно?

Это крайне важно – что и у общественности, и у части представителей местных властей есть понимание того, что они могут повторить участь Дебальцво, Иловайска, Донецка, Луганска… На моей памяти в ближайшее время уже во второй раз возможна ситуация, когда людей будут призывать опять выходить и отправляться туда, на передовую (как это уже было). И морально помогать военным принять верное решение – с помощью плакатов, флагов. Люди готовы живым щитом становиться и просить украинских бойцов, офицеров среднего звена: "Пожалуйста, сыночки, не уходите, не бросайте нас"… По крайней мере, такие эмоциональные заявления звучали сегодня во время собрания.

Авдеевку также нельзя сдавать. Там же укрепрайоны, которые мы делали. Если мы их освобождаем – то второй такой линии серьезной нет. Ты выкопал окоп, у тебя блиндажи, у тебя система оповещения. Саперы поработали. И это все ты должен оставить и отойти туда, где надо готовиться с нуля?

И главное – для чего? Объясните, для чего? Ни одна война в истории мира не была выиграна отступлением или даже обороной. Только наступлением. Поэтому наша твердая позиция: мы дождемся того времени, когда Путин будет иметь уже минимальные финансовый ресурс и желание дальше продолжать войну. И тогда пойдем в наступление. Будем освобождать свою землю.

У вас нет опасений, что снова повторится недавняя история – с конфликтами с ВСУ, с ультиматумами, с окружением?

Тогда, в первый раз, они попробовали нас вот так пощупать. Напомню: тогда мы были не на передовой. Сейчас ситуация кардинально противоположная. У солдат минимальное на сегодняшний день доверие к командованию - после всех проигрышей и потерь. Командование, высшее командование, не разделяет их цели и задачи. Недавно было озвучено, что один из генералов Генштаба, некто Воробьев, имеет брата, заседающего в Госдуме России. Он был люстрирован, а его президент вернул назад. Его предателем называют сами военные и те люди, которые занимаются тыловым обеспечением.

Очень все похоже на измену. Порошенко подталкивают: ты вот это чуть-чуть уступи. С нескольких сторон работают – со стороны ОБСЕ, предатели из Генштаба, переговорщики из минской контактной группы...

Идет сдача. Случай с Ефимовым (нардеп от Краматорска Максим Ефимов- ред) – яркий тому пример. Он в День Конституции раздавал в Краматорске атрибутику с цветами триколора. И сразу после этого тризуб, который в центре Краматорска на площади был нарисован, залили краской. Они уже начинают раздувать сепаратизм.

Очень жаль – и я об этом не раз открыто говорил – что пропрезидентская и премьерская партии в свой состав включили и таким образом легализовали бывших регионалов. Дав им таким образом "добро" на дальнейшую деятельность. Это не просто какой-то там дешевый предатель, который свою шкуру спасает. Это конкретные преступники. Они имеют четкие задачи. С такими - никаких переговоров. Это для нас враги. Причем намного хуже, чем тот враг, который в форме пришел с той стороны. Он, по крайней мере, обозначился. И мы четко понимаем, что это враг - с чужой территории, с чужой идеологией, и зовется он совсем по другому, Российская Федерация. А это - "наши". Под флагом Украины. В пропрезидентских, пропремьерских партиях, которые начинают изнутри все разлагать.

Поэтому борьба нам предстоит жесткая - как на передовой, так и в тылу. В Мариуполе уже две недели работает наш офис. В тылу мы поработали и там с севера на юг начали действовать уже 16 наших организаций. Теперь мы в Мариуполе. Мариуполь будет очень важным. Здесь будет схватка. Это крупнейший город с порядка 20-25% избирателей. Поэтому они здесь попробуют взять реванш, имея крупные предприятия.

Вся эта мразь до сих пор имеет тут огромное влияние.

Наши блоги