УкрРус

Неуспокоенные души

  • Неуспокоенные души
    Russia Today

В ночь с 13 на 14 июня террористы сбили самолет ИЛ-76 при заходе на посадку в аэропорту Луганска. На борту находились 49 украинских военных: 40 человек из 25-й военной бригады и 9 членов экипажа. Все они погибли.

Список погибших был обнародован в течение суток, а вот попрощаться с ушедшими мужьями, сыновьями, отцами и предать их тела земле близкие не могут до сих пор, спустя почти три недели после теракта.

Несмотря на то, что судебные генетики Днепропетровского областного бюро судебно-медицинской экспертизы работают сверхурочно и без выходных, идентификацию тел завершат не ранее, чем через месяц, поскольку останки погибших были сильно изувечены, и процесс выделения ДНК из них очень длительный.

- 19 июня к нам были доставлены фрагменты человеческих тел. Тела, которое можно было бы предъявить для опознания родственникам, не было ни одного. Поэтому возникла необходимость проведения судебно-медицинской экспертизы останков погибших с последующей идентификацией. Для этого нужно было проводить генетические исследования. Сейчас проводятся судебно-генетические экспертизы, назначенные СБУ Харьковской области. От того, насколько быстро она будет проведена, зависит то, когда состоится погребение останков этих тел, - рассказал "Обозревателю" заведующий бюро судебно-медицинской экспертизы (СМЭ) Днепропетровской области Валерий Войтенко по пути в генетическую лабораторию.

- А можно как-то спрогнозировать, когда будет завершена экспертиза?

- Спрогнозировать это практически невозможно. Потому что там есть масса фрагментов человеческих тел, которые неизвестно кому принадлежали. Дело в том, что тела получили политравму. В результате попадания снаряда, был взрыв самолета – взрывная травма, потом падение самолета – травма от падения с большой высоты, потом произошло возгорание – ожоги, после этого тела еще несколько дней пролежали на солнце, потому что не было возможности их забрать.

В результате всего этого получилась комбинированная травма, все были по фрагментам, ни одного целого тела не было. Все это крайне осложнило проведение экспертизы, потому что не было возможности взять кровь для анализа. Надо было для экспертизы брать уже костные фрагменты.

- То есть, необходимо провести анализ не 49 тел, а нескольких сотен или тысяч фрагментов?

- Нет, не тысяч, но где-то порядка 90 фрагментов. Это те, которые направлены на исследование. Фрагментов было гораздо больше, можно сказать, что их было несколько сотен. Но мы отбирали только те, где была возможность определить генотип, и соответственно последующую принадлежность этих тел. Также для сравнения брали материал родственников каждого погибшего. В основном, это прямые родственники – мать, отец, дети и так далее.

Объяснения продолжила заведующая отделением судебно-медицинской генетики Днепропетровского СМЭ Ольга Ивашина.

Эксперт постоянно прерывается, чтобы посмотреть на лабораторные приборы или добавить препараты в пробирки, где проходит синтез ДНК

- Мы должны сравнить фрагменты между собой, потому что их больше, чем тел, и там, конечно же, могут быть повторы. Если бы была кровь, то есть если бы их вывезли сразу же, чтобы можно было взять кровь, то было бы проще, но поскольку мы имеем дело с костями, то процесс очень длительный.

"Каждая вертикальная полоска – это один человек. Вот так мы сравниваем", - объясняет генетик.

Ивашина рассказывает, что пока идет начальная стадия идентификации тел – выделены ДНК всех фрагментов, и начался процесс сравнения. После этого, когда уберут повторяющиеся фрагменты, приступят к их сравнению с родительскими ДНК, чтобы определить останки каждого из погибших.

- Это займет, как минимум, месяц. Да и то, это почти нереально, но мы очень стараемся, - решается она на осторожный прогноз.

В связи с длительностью процедуры у днепропетровских властей возникала идея захоронения останков в братской могиле.

- Но это очень тяжело организовать, опираясь на наши законы. Кроме того, некоторые родственники хотят, чтобы у них была возможность посещать своего сына или мужа хотя бы на кладбище, - объяснила советник губернатора Днепропетровщины Татьяна Губа.

Генетики постоянно просят осторожно сообщать информацию об экспертизе – боятся травмировать родственников погибших, ведь им и так нелегко – они еще долго не смогут провести в последний путь дорогих им людей, погибших за Украину; не смогут даже посмотреть на них в последний раз – жестокая расправа террористов лишила их даже этой возможности.

Наши блоги