УкрРус

Андрей Миргородский: любовница Януковича? Никогда ее не видел и не знаю

Читати українською
  • Андрей Миргородский
    Андрей Миргородский
    Facebook

"Обозреватель" пообщался с одним из претендентов на пост главного архитектора города Киева Андреем Миргородским.

Недавно в СМИ была растиражирована информация о том, что якобы вопрос с назначением главного архитектора Киева уже решен, и им станет Миргородский, имеющий довольно неоднозначную репутацию как среди архитекторов, так и среди граждански активной общественности Киева.

Андрей Миргородский известен тесным сотрудничеством с ближайшим окружением Януковича, а также такими скандальными проектами, как реконструкция Почтовой площади (ТРЦ, который соотносят с именем "завхоза" Януковича Андрея Кравца), памятник жертвам Голодомора за почти полмиллиарда гривен, Гостиный двор, вертолетная площадка для беглого экс-гаранта и пр.

- Начать хотелось бы с того, что сейчас появилось много информации о том, что вы будете главным архитектором Киева, и якобы вопрос уже решен. Подтверждаете?

- Это такая информация – умозаключительная, никакого отношения к реальности не имеющая. Будет конкурс и будет ясно, что там будет. Пишут, что есть какие-то договоренности. Но никаких договоренностей нет.

- Вы намерены участвовать в конкурсе?

- Я участвую. Подал документы. Но еще раз повторюсь: то, о чем пишут в интернете, что этот вопрос уже с кем-то обсужден и решен – чистая глупость, этого нет. Есть 14 человек, желающие участвовать, и есть трехэтапный конкурс, через который надо будет каждому из них пройти. Если верить информации, которая у меня есть, то эти три этапа будут длиться еще неделю или две. Вроде, там сегодня что-то решается, но решаться могут только организационные вопросы, а не связанные с результатами конкурса. Так что это все досужие разговоры, которые к правде никакого отношения не имеют.

- Известно, что вы проектировали обновленную Почтовую площадь…

- В какой-то части, этот проект не весь мой.

- Есть по бокам от Киевского речного вокзала две башни (пристройки). Сейчас возникла скандальная ситуация: оказывается, что эти пристройки построены на чужой земле, под них не было землеотвода, и теперь есть уголовные дела...

- Уголовных дел нет. Занимался земельными вопросами по площади при Попове его заместитель Голубченко. Я присутствовал на многих совещаниях, когда обсуждались вопросы, в том числе и по земле. "Киевзем" готовил по этим площадкам аналитику, которая говорила о том, что это коммунальная земля, которая никому не передана ни в аренду, ни в пользование. Ничего не существовало, что подтверждало бы чью-то собственность или право аренды на эту землю. Не было ни одного документа. Поэтому я думаю, что уголовного дела там не может быть. Это может быть разбирательство административное.

Я думаю, что ничего нового это разбирательство никому не даст. Это коммунальная земля, претендует на нее Речной порт. Какое отношение имеет Речной порт к зданию Киевского речного вокзала – я тоже не очень понимаю. Это здание в свое время было приватизировано и передано в частные руки. Здесь есть вопрос логики в принципе. Действительно, Речному порту в советское время была передана определенная зона вдоль Днепра, и они должны согласовывать любые строения, связанные с прибрежной частью. Имеется в виду строительство набережных, дебаркадеров, портовых сооружений, причальных сооружений, укрепления берега, намыв, углубления русла и т.д. Это все их парафия.

В данном случае территории, о которых идет речь, являются коммунальной собственностью города, и только город имеет право ими распоряжаться. Город распорядился, провел на этой земле определенные мероприятия: построил тоннель, лестницу, которая ведет на набережную, саму набережную. Перепад между крышей тоннеля и набережной – огромный! Надо было спуститься, потому что лестница достаточно большая (мы называем ее "одесской"). В этом месте под будущей лестницей было старое аварийное ТП, которое реконструировано, и был земляной откос. Вместо этого город дал жизнь трем инвестиционным проектам, и продал их, так как имел на это право.

- То есть эти объекты уже в частной собственности?

- Они в собственности города. Город провел реконструкцию развязки. В процессе реконструкции город нашел, что эта площадь может быть предметом инвестиционного конкурса. В частности, эти два объекта и подземный комплекс, который за пределами тоннеля. Город, а не кто-нибудь является заказчиком строительства этих объектов. Сегодня они находятся в городском управлении. Но по выполнению инвестором своих обязательств, по окончанию полностью финансирования, ввода в эксплуатацию, перечисления паевого участия, эти объекты, согласно с договором, перейдут инвестору. Как всегда происходит в таких случаях. Ничего нового.

- Вы также проектировали торгово-развлекательный комплекс. Как так получилось, что там нет паркинга, ведь строительные нормы требуют этого?

- Здесь существует история вопроса. Дело в том, что желание вдохнуть в эту площадь какую-то жизнь - превратить ее из транспортной в публичную - у города появилось после того, как он уже почти построил саму развязку. Строительством развязки занимался наш бывший премьер-министр (Николай Азаров. – Ред.), подчиненные ему институты и инженеры. Город к этому проектированию имел достаточно отдаленное отношение. Сегодня имеем то, что имеем. Площадь была таким образом развязана в транспорте, что невозможно со всех магистралей, которые окружают сегодня Почтовую площадь, заехать и выехать в сторону. Не существует возможности съезда/выезда с этих магистралей в какие-то паркинги. Не заложено ни кармана, ни возможности обзора, ни технической возможности для расширения, чтобы сделать карман для заезда на паркинг. Нет возможности для так называемой полосы разгона-торможения. Реконструкция этой развязки убила возможность строительства внутри площади паркингов. Еще до того, как было принято решение строить инвестиционные объекты.

Да, там появились объекты, которые по логике своей нуждаются в строительстве парковочных мест. Но есть и другая логика, есть и другой опыт города Киева, где такие объекты работают без паркингов. За примерами далеко ходить не надо. Это, к примеру, ТРЦ "Глобус" под Крещатиком, это – ТРЦ "Метроград". У обоих этих объектов нет ни одного парковочного места, которое бы принадлежало этим торговым центрам или обслуживали их. Эти объекты построены с расчетом на трафик, который существует благодаря наличию рядом общественного транспорта, в первую очередь – метро.

Торговый центр, который находится на Почтовой площади – не совсем торговый центр. Это устаревшее название. На самом деле это – полноценный общественный центр, он напрямую связан с выходом из метро на подземном уровне, и поэтому все группы товаров и уровень сервиса, все сориентировано в этом подземном центре на человека, который приехал на общественном транспорте. Конечно, есть еще пешеходы, которые могут здесь находиться. Их будет достаточно много, потому что площадь находится в зоне туристических интересов – это историческая площадь. Мы постарались ее максимально уберечь от застройки какими-то объектами надземными, чтобы площадь не потеряла тот масштаб, ту планировочную структуру, которая ей всегда была присуща. Поэтому наличие или отсутствие паркинга не является критическим вопросом. Но в любом случае размещение на соседней территории паркингов нами приветствуется.

Нашей мастерской было сделано предложение построить паркинг рядышком, на месте руин кафе "Вітрило", которое находится слева от Речного вокзала.Это неплохое решение. На этом месте нами запланировано строительство трехуровневого паркинга на 140 машиномест. Вопрос сейчас находится в юридической плоскости, и я думаю, что через какое-то время он будет решен. Сегодня еще обсуждается вопрос строительства там опоры канатной дороги на Труханов остров. Мало того, есть еще возможность построить паркинг возле здания "Киевпасстранса". Эту возможность я предлагал мэру использовать для обеспечения площади паркоместами. Для людей, которые хотели бы приехать сюда не на общественном транспорте, а частном. Эти слова были услышаны, и сегодня мэрия этим занимается.

- Известна история, что на месте, где строится торговый центр, была раскопана древнерусская улица. Какова сейчас ее судьба?

- Да, там ведутся серьезнейшие раскопки. Там найдена набережная, а не улица. Раскопки идут фактически без остановок (показывает фото).

- Одновременно со строительством ТРЦ?

- В том месте, где ведутся раскопки, объявлен строительный мораторий. Инвестор, который финансирует строительство подземного общественного центра, согласился приостановить строительство. Мало того, он поменял технологию строительства: вместо того, чтобы идти стандартным способом заливки перекрытий, как обычно это делается – снизу вверх, он согласился на конструкцию top-down, когда делается верхняя плита, и она накрывает все, что находится внизу. А внизу фактически находится сырая земля. И только потом, сверху вниз, уже идет строительство самого объекта. То есть он согласился на удорожание стоимости работ более чем на десять миллионов гривен.

- Он – это Андрей Кравец?

- Это компания "Хенсфорд-Украина". Я не знаю – Андрей Кравец это или нет. Это не ко мне вопрос. Я работаю с заказчиком "Хенсфорд-Украина". Вообще заказчиком данных работ является киевское коммунальное предприятие. А с кем у них инвестиционный конкурс – меня это не касается. Знаю только, что инвестор выделил на эту технологию дополнительные деньги. Только на то, чтобы поменять конструктивную схему и пойти по методу строительства "top-down". Знаю также то, что на сами археологические раскопки им выделено несколько миллионов гривен. И он подтвердил (мы получили письмо) свое желание в будущем подземном пространстве организовать помещение музея, в котором артефакты и какие-то археологические находки будут экспонироваться, и будут являться частью туристической зоны этой площади.

В строительстве площади есть определенные заминки. К сожалению, от самих археологов мы еще не получили официальное решение, каким образом найденные объекты будут экспонироваться. Должны ли там быть какие-то специфические условия? Например, газовые камеры для хранения элементов дерева, которым сотни лет. Или это будут сделаны какие-то модели этих объектов, и тогда они смогут храниться просто при открытом воздухе за стеклом. Либо этот будут камеры или еще какие-то специфические условия для экспонирования. Или это будет фрагмент города, либо макет города. Задание мы пока не получили. Археологи работают. Как только у нас будет понимание, что делать, мы обязательно это понимание врисуем в те зоны, которые нам будут для этого отведены. Так что все пока в процессе.

- Вы сейчас участвуете в конкурсе на должность главного архитектора. Предполагают ли условия конкурса наличие каких-то проектов по изменению Киева? Каково вообще ваше видение столицы?

- Для участия в конкурсе нужно несколько вещей. В первую очередь, показать свои работы, свой бэкграунд, что ты сделал за свою жизнь, как архитектор. Подтвердить это какими-то реальными работами. Второе – нужно дать текстовый документ - как участник конкурса видит стратегическое развитие города Киева с точки зрения градостроительных инноваций, тактических шагов. И вообще, как он видит развитие столицы в будущем. Третье – тоже письменное предложение, каким он видит будущее киевского Департамента градостроительства и архитектуры, какая организация необходима для того, чтобы это учреждение действовало эффективно, выполняло лучше свои миссию. Это все передано в конкурсную комиссию

- Но все же, каково ваше видение? Можете вкратце рассказать?

- Вкратце не получится. Это все достаточно подробно описано в моем предложении. Это же мое видение, мое ноу-хау, и я пока не могу вам его рассказывать, потому что наверняка это будет читать кто-то из моих коллег-конкурентов.

Как только пройдет конкурс, это сразу будет публичная информация и все увидят, какие предложения у каждого конкурсанта были переданы. И поэтому, я не думаю, что вокруг этого существует в интернете какая-то тайная переписка, что город что-то скрывает. Я думаю, он ничего не скрывает. Нет смыла что-то скрывать. Просто конкурс еще не проведен. Для того чтобы было объективно принято решение жюри, чем же видение конкурсантов отличается друг от друга. Наверное, эту информацию делать публичной пока рано. Я думаю, что одна-две недели ничего в этом вопросе не решат. Я с удовольствием, как только мы там отстреляемся, выложу это в интернете, в Facebook, пожалуйста, читайте. Здесь не то, что тайны нет, наоборот - я бы хотел сделать свое видение максимально публичным и пропагандировать ту точку зрения на развитие города, которая у меня сложились.

- Хотелось бы спросить о скандальной реконструкции Гостиного двора. Известно, что вы также занимались проектом. Что сейчас с ним происходит?

- Гостиный двор, на мой взгляд, это - скорее предмет непонимания, и предмет политических спекуляций. Что с ним сейчас происходит? Ничего. Этот объект стал заложником каких-то переговоров или спекуляций, разных точек зрения. Стройка стоит. Сегодня в городе активно обсуждается возможность ее консервации, потому что в таком виде, безусловно, ее оставлять нельзя. Здание должно быть, как минимум, защищено от осадков. Должны киевляне быть ограждены от каких-то техногенных последствий его стояния в таком виде. Безусловно, это надо делать. Проект консервации, скорее всего, в ближайшее время будет сделан. Это активно обсуждается. Необходимо его консервировать и накрывать.

Но если говорить о дальнейшей судьбе этого объекта, я думаю, что пройдет время, и все будет с этим объектом нормально. Объект будет тем Гостиным двором, которого все киевляне так давно не видели и ждут. Это будет публичное пространство. Вокруг него идут спекуляции, происходят разночтения. Все это пройдет. Горожане в итоге получат публичное пространство, которое должно точно соответствовать своей исторической функции. Ведь ни у кого нет сомнения, что Гостиный двор – торговый центр своего времени.

Так получилось, что после Олимпиады-80 советские чиновники взяли это здание и сделали закрытым учреждением, в которое никто, кроме чиновников, не ходил. Ну, я и мои коллеги, может быть, ходили, потому что у нас были членские билеты Союза архитекторов, а там была библиотека и проектный институт. Обычные граждане не могли попасть в это здание и его двор. После реконструкции все станет возможным – здание станет по-настоящему общественным.

Мало того, звучат большие дискуссии вокруг того, это памятник архитектуры или нет. Архитекторы работают с документами. И когда мы приступили к этой работе, у нас был документ о том, какой статус несет это здание - на тот момент оно не было памятником, согласно с решением Кабинета министров Украины. И действительно, здание, которое снесли в 70-х годах (показывает фото), было памятником, а то, что построили в советское время к Олимпиаде-80 – обычный новодел.

Это уже другое здание. Вот то здание было памятником, а это – вариации на тему каких-то неосуществленных проектов. Пусть даже достойных и исторически интересных архитекторов. Но это – не памятник. Это ремейк, ребрендинг. Поэтому надо подождать, и информировать друг друга, что здесь на самом деле. Уверен, люди поймут, что значительно лучше, чтобы здесь был общественный центр, как он запроектирован, чем закрытое здание государственного учреждения.

Многие люди не знают, каким это здание было в 70-х годах (вот фото 1974 года). Существует огромное количество спекуляций на эту тему. Люди из-за того, что плохо информированы, поддаются эмоциональным заключениям. Нужно читать внимательно законы, читать европейские нормы. Например, Венецианскую хартию, которую подписала Украина по поводу того, что такое памятник архитектуры, что может им являться, а что нет.

К сожалению, никто этих документов не видел и не слышал - их не пропагандируют.

Незнание стало инструментом в политической борьбе. Так сложилось в Украине, что никого не волнуют доходы населения, наша экология, здоровье нации, умирающая промышленность. А вот Гостиный двор волнует. В любом случае, я вижу в этом позитив – общество сегодня не безразлично к тому, что происходит в городе. Это говорит о том, что общество имеет потенциал, что у страны есть потенциал. Если мы не будем безразличными, то жизнь будет лучше.

- На тему политических спекуляций. Я занимаюсь расследованиями, и один из субъектов моих расследований – Андрей Кравец (экс-глава Государственного управления делами при президенте Януковиче). Ему приписывают отношение, как к зданию Гостиного двора, так и к застройке Почтовой площади – двум объектам, над проектами которых вы работали. Вы с ним лично знакомы?

- Я с ним знаком. Я много раз с ним встречался. Дело в том, что я занимался и занимаюсь сегодня "Мистецьким арсеналом". Это объект ДУС. Он проводил много совещаний, связанных с развитием этого музейного комплекса, поэтому я, конечно, с ним знаком.

- На ваш взгляд, он не имеет отношения к этим объектам?

- Понимаете, я не судья, чтобы говорить, кто имеет отношение, а кто не имеет. Я знаю, что "Укрреставрация" - это акционерное общество, где много живых акционеров. Возможно, он там есть. Я бумаги не видел.

- В этом предприятии был директором господин Ярыч, который работал на фирмах жены Андрея Кравца – Марины Пелых.

- Он, по-моему, и сегодня директор. Не знаю, может быть, его поменяли. Он был моим заказчиком по этому проекту. Может быть, он работал с ними, но это не вопрос архитектора. Я работаю с документами. Я хочу, чтобы мы не путали эти вещи.

Вот почему-то все вцепились в Гостиный двор. А почему никто не вцепился в ЦУМ, который стопроцентно является памятником архитектуры. Это эпоха конструктивизма и послевоенные годы. Все спокойно. Я вижу здесь какую-то необъективность. Если мы так против олигархов, которые вкладывают в этот город деньги, то давайте относиться ко всем одинаково.

Чем лучше ситуация с ЦУМом? Здесь есть какая-то политическая заангажированность, в которую я не хочу вмешиваться, и к которой не хочу иметь отношения. Я – архитектор и должен отвечать за то, что я делаю, отвечать перед своей профессиональной и человеческой совестью. И я за все свои объекты отвечаю. Я ни от чего не отказываюсь. Я не берусь за объекты, которые могут быть в конфликте с моим внутренним миром.

- Было много разговоров, что вы проектировали спортивно-развлекательный комплекс для госпожи Полежай…

- Никогда эту госпожу не видел и не знаю ее.

- Любовница Януковича.

- Ух, вы такие тонкости знаете. Никогда такого человека не видел и не знаю. Работаю с документами.

Чего про меня только не пишут. Я вот на вертолетной площадке (т.н. Януковича. – Ред.) выиграл конкурс, сделал фасады. Но здание уже стояло, и я к нему никакого отношения не имею. Считаю, что очень хорошо, что так получилось, что мы эти фасады сделали, причесали этот "сундук". Здание стало более-менее сносным с точки зрения архитектуры. Потому что тот "объект", который построил Янукович к Евро-2012 – это просто позор.

- Имеется в виду здание на Парковой дороге?

- Да. Был конкурс, и было очень много разных проектов. Были разные решения по этим объектам. Мы вот с таким решением в своем время выиграли конкурс (показывает фасад здания, как он выглядит сегодня. – Ред.). Там было 24 конкурсанта, все киевские очень известные архитекторы тоже участвовали. Было два или три проекта итальянцев, причем проекты очень неплохие, но они были тяжеловесными, очень затратными и усложняющими ситуацию. Мы сделали легкую конструкцию, фактически солнцезащиту, ввели элементы парковой архитектуры. Они еще немножко не закончены, там есть подсветка. Я думаю, что это когда-то сделается. Не уверен, что здание будет разбираться – это колоссальные деньги. Я думаю, что своими фасадами мы сделали здание лучше. Я горжусь этой работой, она сделана качественно, по-европейски красиво.

Что касается судьбы этого здания: место ему там или не место. Думаю, что не место.

Наши блоги