УкрРус

Найдёт ли Министерство культуры Украины коррупцию в Госкино?

  • Найдёт ли Министерство культуры Украины коррупцию в Госкино?

Как стало известно "Обозревателю" из официального письма замминистра культуры Тимофея Кохана, копией которого располагает редакция, Минкультуры создало комиссию для проверки деятельности Государственного агентства Украины по вопросам кино (Госкино). В министерстве хотят разобраться, существуют ли в Госкино коррупционные схемы?

Комиссия проанализирует прозрачность выдачи прокатных удостоверений и поставит точку в истории "распила" государственных средств, начавшейся еще в 2008 г. Тогда из госбюджета было выделено около $10 млн. на закупку новейшего оборудования французской компании CTM-Debrie. Предполагалось, что новое государственное кинокопировальное предприятие "Национальный Центр Александра Довженко", благодаря столь щедрому финансированию, все-таки начнет производство фильмокопий в Украине.

Более того, для стимулирования и развития кинокопировального производства парламент внес изменения в п.5 ст.20 Закона Украины "О кинемотографии", согласно которому, начиная с 2010 г. прокатные удостоверения на право демонстрации фильмов должно выдаваться только при условии производства фильмокопий на территории Украины.

Дело в том, что на тот момент прокатчики предпочитали заказывать фильмокопии на крупных зарубежных кинокопировальных фабриках - в Англии, Италии, России... А ведь в конце 2010 г. в Украине уже вполне хватало мощностей по производству фильмокопий. Суммарная мощность действующих кинокопировальных производств превышала 6 тыс. фильмокопий в год, что вполне покрывало потребности украинского рынка.

Каков же результат этого государственного регулирования и финансирования? Что сейчас происходит с "Национальным Центром Александра Довженко", как "освоены" (или все-таки присвоены?) бюджетные деньги?

На пресс-конференции чиновников "от кино", состоявшейся в середине апреля 2013 года стало известно, что "Национальный Центр Александра Довженко" по-прежнему не предоставляет услуги кинокопирования, и, похоже, не будет этого делать уже никогда. По словам заместителя генерального директора предприятия Ивана Козленко, "центр был переведен в состав киноархива и обслуживает только реставрацию. Мы не тиражируем прокатные копии, поскольку у "Центра" нет соответствующего оборудования – то, что было куплено, не может обеспечить полный цикл производства".

Особенно удручающим выглядит это заявление на фоне официального ответа № 1070/9/26-11 Госкино порталу "Обозреватель", полученного редакцией 18 ноября 2011 г. Тогда зампредседателя агентства Лидии Клименко, выражала уверенность в том, что "оборудованный современной кинокопировальной техникой Национальный центр Александра Довженко (бывшая Киевская кинокопировальная фабрика) еще не делает массового тиражирования фильмокопий, поскольку на предприятии продолжается этап налаживания технологического процесса. По завершении этих работ Центр будет работать на полную мощность, и дистрибьюторы смогут в полном объеме пользоваться его услугами".

Но по прошествии двух с половиной лет после этого оптимистического заявления чиновника, буквально за стеной государственного предприятия "Национальный Центр", (по тому же адресу – столичная ул. Васильковская, 1), волшебным образом материализовалась "дочка" российской компании "Саламандра", занимающейся производством фильмокопий. В 2012 году на оборудовании, проработавшем немало лет в соседней России, украинская "Саламандра" в отличие от "Национального Центра", производство фильмокопий запустила. В ожидании же этого события председатель Госкино Екатерина Копылова была озабочена вовсе не проблемой начала работы государственного кинокопировального предприятия. Напротив, госчиновник занималась "подгонкой" украинского законодательства под бизнес-интересы "нового" дочернего предприятия. Своим письмами Государственное агентство несколько раз переносило срок вступления в силу положения Закона "О кинематографии" об обязательном тиражировании всех фильмокопий на территории Украины, перенося его к дате запуска российской "Саламандры" на украинском рынке. Деньги, которые могли бы остаться в Украине, по-прежнему уходили на крупные зарубежные кинокопировальные фабрики. В 2010-2011 гг. объем импортированных копий составил более $6 млн. в год.

К счастью, до такого "ноу-хау" еще пока не додумывались ни в одном из отечественных ведомств. Они "по-старинке" вносят изменения в Законы все-таки путем внесения проектов на рассмотрения Верховной Рады, как того и требует Конституция Украины.

Как только "саламандровская" кинокопировальная лаборатория начала действовать, причину таких противозаконных действий Госкино ощутили на себе все украинские кинодистрибьюторы. "Не на диктофон" затравленные участники рынка рассказали о нехитрой коррупционной схеме, действующей при выдаче прокатных удостоверений. Дело в том, что согласно все тому же Закону "О кинематографии" в Украине установлен срок выдачи прокатных удостоверений – 10 рабочих дней. Он может быть продлен вплоть до 25 рабочих дней - в случае, если возникла необходимость его просмотра Экспертной комиссией по вопросам кинематографии, возглавляемой все той же Екатериной Копыловой. Кстати, сроки выдачи прокатных удостоверений прописывались более 10 лет назад. А реалии современного мирового кинорынка таковы, что, опасаясь пиратского распространения фильмов, кинокомпании передают свои материалы дистрибуторам порой за несколько дней до анонсированного премьерного показа. И такому дистрибутору "в цейтноте", обращающемуся в Госкино за получением прокатного удостоверения, у Екатерины Копыловой прозрачно намекают, что фильмокопии стоит заказать именно на "Саламандре". Тогда удостоверение будет выдано вовремя и без проблем. Вполне очевидно, что у отечественного дистрибьютора другого выбора нет, как идти "сдаваться" на "Саламандру". В противном случае Госкино затягивает выдачу удостоверения на "законные" 25 дней, премьера фильма срывается, а многомиллионные убытки несет дистрибутор и отечественные кинотеатры.

Участники отечественного рынка кинопроката, конечно, пытаются решать проблему системно и даже инициируют внесение изменений в действующий Закон "О кинематографии", и в "Положение о государственном удостоверении на право распространения и демонстрации фильмов". Во-первых, они предлагают сократить срок выдачи прокатного удостоверения до трех рабочих дней и оставить возможность его продления еще на три рабочих дня (в случае необходимости его просмотра Экспертной комиссией).

Во-вторых, они просят законодателей вспомнить, что на дворе все-таки XXI век, и разрешить подавать на рассмотрения Госкино фильмокопию в цифровом формате DCP (Digital Cinema Package), а не исключительно на кинопленке, как это требуется сейчас.

В-третьих, операторы рынка настаивают, что в "Положение" должен быть прописан пункт, регулирующий процедуру отказа в выдаче прокатного удостоверения. Такое решение должно содержать причину отказа и выдаваться в пределах срока рассмотрения заявления о выдаче прокатного удостоверения (т.е. в течение тех же 3-6 дней). При этом, предлагается, чтобы председателем Экспертной комиссии было не заинтересованное лицо - председатель Госкино (как сейчас), а независимый эксперт, кандидатуру которого утверждает министр культуры Украины.

Впрочем, эти инициативы не находят отклика у председателя Госкино Екатерины Копыловой. В разрабатываемой под ее руководством "Государственной программе развития национальной кинематографии" идет речь об очередном осваивании бюджетных средств. А вот для предложений от кинорынка, направленных на то, что бы "перекрыть кислород" коррупции в Госкино, места в "Программе", увы, не нашлось.

Поэтому операторы рынка надеются, что созданная Минкультуры комиссия все-таки начнет распутывать весь "клубок" проблем, накопившихся в отечественной киноиндустрии. Ведь чиновники Госкино, в чьи прямые обязанности входит создание всех условий для динамичного развития кинорынка, вместо их выполнения предпочитают "проедать" бюджетные деньги, разъезжая по кинофестивалям и конференциям. Для справки: стоимость командировки на Каннский кинофестиваль главы Госкино и сопровождающей ее немногочисленной делегации (в которую, по слухам, входил, например, близкий родственник чиновницы "от кино") составляет около 500 тыс. грн. Почему в пустом украинском бюджете находятся деньги на такие дорогие вояжи? Этой суммы вполне хватило бы, например, на запуск неработающего кинокопировального производства в "Национальном Центре Александра Довженко". Остается надеяться, что созданная комиссия сможет ответить и на этот вопрос украинских налогоплательщиков.

Наши блоги