УкрРус

Расстрел Майдана: версии следствия и родственников

Читати українською
  • Расстрел Майдана: версии следствия и родственников

На прошлой неделе несколько дней подряд представители Генеральной прокуратуры, Министерства внутренних дел и Службы безопасности Украины представляли Украине и миру отчеты о расстреле героев Небесной сотни 18-20 февраля 2014 года. Почти за два года с момента трагедии следствию, как выяснилось, не так много удалось установить. А финальную пресс-конференцию, которая должна была состояться в пятницу, то ли перенесли, то ли вовсе отменили.

Вместе с этим, во время отчета представители СБУ, МВД и ГПУ сообщили, в частности, что: при расстреле активистов Майдана 20 февраля правоохранительные органы безосновательно применили штатное оружие; в ходе столкновений в этот же день погибло 49, а пострадало всего 157 человек; бойцам спецроты "Беркут" инкриминируется 39 убийств.

Кроме этого, начальник управления специальных расследований Генеральной прокуратуры Сергей Горбатюк заявил, что непосредственные убийцы таких активистов, как Сергей Нигоян, Михаил Жизневский и Роман Сеник, пока не установлены, однако, ими могли быть переодетые силовики, стрелявшие в активистов с расстояния 30-50 метров.

Мало следователей

У родственников и друзей Небесной сотни также есть свое видение результатов расследования. Многие из тех, кто в ходе столкновений на Майдане потерял близких, говорят: "За два года Генпрокуратура, Служба безопасности и Министерство внутренних дел провели гораздо меньше работы, чем необученные родственники погибших, которым, в некоторых случаях, удалось даже выяснить имена тех, кто стрелял в Небесную сотню".

Игорь Гурик из Ивано-Франковска потерял на Майдане 19-летнего сына Романа. 20 февраля 2014 года студента философского факультета Прикарпатского национального университета имени Василя Стефаника застрелил снайпер на ул. Институтской в Киеве. Спустя два года после трагедии имя убийцы Романа Гурика, как и остальных героев Небесной сотни, неизвестно.

"У нас, родственников и друзей погибших, не было, конечно, профессионального расследования. Расследования, на том уровне, на котором оно должно проводиться – с экспертизами и т.д. Но мы искали свидетелей, находили людей, которые могли бы по крупицам восстановить события, рассказать, откуда стреляли, и как все было", - говорит Игорь Гурик.

У следствия, как уверяет отец героя Небесной сотни, есть ряд неточностей. В частности, по словам Гурика, для расследования такой масштабной трагедии Генпрокуратура предоставила слишком мало следователей. По разным данным, речь идет о 18 или 20 следователях.

Самостоятельное расследование

Самим пришлось расследовать убийство и коллегам журналиста газеты "Вести", киевлянина Вячеслава Веремия. В ночь на 19 февраля 2014 года Слава после работы поздно возвращался домой. На перекрестке улиц Владимирская и Большая Житомирская на такси, в котором он ехал с еще одним сотрудником, напали "титушки". Веремия жестоко избили металлическими прутьями, а потом журналисту выстрелили в грудь. Славу пытались спасти в Больнице скорой помощи, а спустя несколько часов в операционной, врач сказал: "Ничем не можем порадовать, молитесь, его больше нет. Он потерял слишком много крови — пробиты легкое, артерия под позвоночником".

"Сразу после убийства Славика стало понятно, что милиция не будет заниматься расследованием. Им было не до того. Поэтому журналисты сами взялись за то, чтобы как можно быстрее собрать хоть какие-то свидетельства случившегося. Наши журналисты тогда побывали на месте трагедии, поговорили с продавцами соседних магазинов, с сотрудниками соседнего банка. Даже нашли несколько отстрелянных гильз", - рассказывает редактор газеты Марина Петик.

Чтобы собрать информацию о трагедии, коллеги Веремия также обратились через газету к людям, которые стали невольными свидетелями страшного события, попросили присылать любые видео и фото, которые они сняли на перекрестке на Владимирской и Большой Житомирской.

"Надо сказать огромное спасибо тем, кто откликнулся на нашу просьбу. Пришел мужчина, который приехал в Киев всего на несколько дней. У него была машина припаркована на том углу, и регистратор снял, как все там начиналось. Как организованно подтягивали отряды "титушек" на перекресток. Как приходили туда люди с настоящим оружием, распределялись по периметру и начинали стрелять. Пришли муж и жена, юристы. Они из Автомайдана. И принесли большую видеосъемку: возле их машины как раз упал Славик, они оказывали ему помощь, вызывали скорую. Была видеосъемка, где было видно, как нападают на такси, в котором ехал наш журналист, как бьют Славу, как он бежит к машине", - продолжает Петик.

Коллеги журналиста по крупицам самостоятельно собирали материалы дела, и только спустя месяц после гибели Славика, в редакции появился следователь, которому и передали все собранные улики.

"Многие тогда боялись даже рассказывать о том, что происходило ночью на этом перекрестке. Как прятались в пожарной части военные, которые боялись даже выйти, чтобы прекратить убийства на улице. Как выглядывали из окон главка милиции сами милиционеры и их руководство, и никто из них даже не попытался сделать хоть что-то. Там был убит не только наш журналист, в ту ночь на этом перекрестке погибло несколько человек. И стоило больших усилий, как коллективу, так и нашим юристам, убедить силовиков начать расследование по гибели журналиста", - подытожила редактор.

Не открывают производства

Есть вопросы к следствию и у тех, кто стоял от активистов Майдана по другую сторону баррикад. По словам Александра Горошинского, адвоката "беркутовца" Павла Аброськина, которого подозревают в расстреле Небесной сотни 18-20 февраля 2014 года, следствие также не открывает дела по факту убийств и насилия над сотрудниками милиции.

"С 18 по 20 февраля 2014 года были ранены и убиты 539 сотрудников милиции. Это не только ребята из "Беркута", это также оперуполномоченные, следователи и т.д. При этом уголовные дела открыты далеко не по всем таким фактам", - говорит Горошинский.

Наши блоги