УкрРус

Диана Макарова: солдаты воюют в полиэтилене, а советники пишут в ФБ - форма "гелетейка" выдана, ура!

  • Волонтер Диана Макарова
    Волонтер Диана Макарова

Прославленные волонтеры Юрий Бирюков, Татьяна Рычкова, а теперь и Георгий Тука (который стал главой Луганской областной военно-гражданск ой администрации) ушли "во власть". Но не страдает ли от "потери" таких ярких бойцов волонтерского движения ситуация на передовой? С таким вопросом "Обозреватель" обратился к другому известному волонтеру – Диане Макаровой.

Глава "Фонда оперативной национальной помощи" Диана Макарова неожиданно резко раскритиковала бравурные сообщения о работе Минобороны своих бывших коллег по волонтерству, которые стали советниками первых лиц. По мнению Дианы, давая волонтерам должности, власть пытается их "приручить", а "прирученные" - даже самые лучшие из них - перестают говорить правду.

- Вы написали в комментарии на Facebook, что форма у бойцов стеклянная, а берцы - из дубленого картона. И что взамен хорошей формы идут бравурные марши от "кабинетных" волонтеров. Поясните подробнее?

- Я только что с фронта. И я в бешенстве от того, что я там увидела. Ситуация дошла до пика - когда с одной стороны авторитетные волонтеры, взятые на службу, продолжают говорить, что все хорошо и армия снабжена на 90 процентов, у армии практически есть все… А с другой стороны - волонтеры, которые постоянно на фронте, обнаруживают обратную ситуацию. С тенденцией возвращения к тому, что мы имели на момент начала войны.

Волонтеры от Минобороны нам докладывают, что армия обеспечена формой, но дьявол кроется в деталях. Волонтерский десант (да к примеру - команда Юрия Бирюкова) - едут на фронт и добиваются кое-чего из того, что не могут солдаты: снабженцев и тыловиков поднимают на уши и требуют, чтобы те выдавали положенное – форму, трусы, носки, майки. Не понимаю - почему тыловики это не делают без подсказки волонтерского десанта, если им командиры выдают заявки? И почему надо ждать, чтобы приехал барин и распорядился? Но и не это главная проблема.

Вот берем мы эту форму - "гелетейка", как ее называют (от фамилии экс-министра обороны Валерия Гелетея – прим.ред.) - что это? На 70% из искусственных материалов. Можно закутаться в полиэтилен и постоять на солнце - у вас будут те же ощущения. К тому же она абсолютно неудобного покроя. Давно забракована, но была пошита, и потому ее выдают. Понятно, что в ней никто не воюет, все обращаются к волонтерам с просьбой найти сэконд хэнд "натовской" формы - которая из хлопка, в которой дышит тело.

Да, наша армия воюет в "бэушной" форме НАТО

Мы ее даем.

Но волонтеры имеют проблему - им стали меньше давать пожертвования, так как народ видит, что со всех телеэкранов волонтеры чиновники сообщают, что все хорошо: форму выдаем! И ведь не поспоришь. Выдают. Но какую - вот в чем вопрос. А обыватель вникать в эти мелочи не будет - вникнет мать бойца, жена бойца. А страна не вникнет… Ведь форму выдают, не говоря – что это кусок полиэтилена. И люди верят волонтерам-чиновникам, уже завоевавшим авторитет. А я не понимаю – почему они не пишут у себя в Facebook и не говорят с экранов, что в "гелетейке" воевать невозможно!

Вероятно, став чиновником, ты должен петь бравурные марши, так как требует система, и круг замыкается. Те же берцы – выдают старые, "талановский" образец (украинская фирма "Талан" давно сотрудничает с Министерством обороны – прим.ред.) – дешевые, совершенно невыносимые. Кирзовые сапоги и портянки времен Второй мировой – лучше, чем эти берцы от "Талана". Жесткая, негнущаяся подошва - от них болят ноги. А когда мы везем медпрепараты, знаете, что самое главное просят? Противогрибковые мази. У нас есть фотки окровавленных ног после носки этих берцев от "Талана".

Говорят, что разработаны новые берцы за 1300-1400 грн. и что они неплохие. И что уже шьется снова новая форма - опять фирма "Талан" выиграла тендер и работает с Миноброны. Но армия еще не получает эти новые берцы.

Получил новые берцы в экспериментальном качестве только батальон "Феникс"

Юрия Бирюкова (79-я бригада ВСУ – прим.ред). Там один образцово-показательный батальон, а остальные – живите, как хотите.

Вполне возможно, что новые форма и берцы будут хорошими, но тыловое снабжение Минобороны работает очень медленно. И, скорее всего, мы их получим аккурат к следующему лету…

Когда волонтеры шли в волонтерский десант, они говорили: наша фишка в том, что мы умеем работать быстро, оперативность - наше главное качество, мы не имеем права долго раскачиваться. Волонтеры обещали, что придя в Минобороны, научат быстрой работе чиновников. Пока же наоборот - чиновники научили волонтеров очень медленной работе. Не победили волонтеры-чиновники систему, а наоборот - начали работать по медленным и бюрократичным законам.

- С аптечками такая же ситуация, как и с формой?

- Потратили много сил, нервов и здоровья на разработку аптечек международного образца. Нам много раз заявляли, что они готовы. Выезжаю на фронт и что я вижу?

30-я бригада, которая всегда стоит на первой линии, и кого постоянно поливают огнем – на 20% снабжена аптечками. У остальных жгут Эсмарха (розовый, резиновый, который лопается после 2-3 натяжений, а если у бойца оторвало руку, то он не сможет одной рукой перевязать обрубок этой веревкой - нужно две руки), хотя по международным стандартам положены жгуты-турникеты, с которыми можно управляться одной рукой. 80 процентов бойцов не имеют нормальные аптечки.

В Минобороны кормят "завтраками", а тем временем бойцы стоят на передовой с индивидуальным перевязочным пакетом еще советской разработки. Это значит: просто бинт с марлевой нашлепкой (индивидуальный перевязочный пакет). У 80% бойцов кроме жгута и ИПП ничего нет.

Пока мы ждем, что чиновники-волонтеры победят бюрократическую систему - гибнут бойцы, гибнут от потери крови…

В аптечках положено кровеостанавливающее, а его нет у 80% бойцов… 54-я и 53-я бригады ВСУ не имеют аптечек. Любое подразделение Нацгвардии возьмите (кроме батальона Кульчицкого) – и там вы встретите огромное количество бойцов, которые даже не знают, как выглядит аптечка, а ведь Нацгвардия тоже стоит на переднем крае…

Я верила волонтерам, которые пошли в советники к министру обороны, и говорили, что на передовой все отлично - как я могу не верить брату волонтеру? Но после того, как я проехала по фронту вслед за советником МО Анной Майбородой (которая ездила с проверочным визитом по фронту, проверяя наличие аптечок), я в недоумении. Я спросила у бойцов: "Вы показывали Майбороде эти древние советские жгуты и ИПП?". Отвечают: "Да. И нам сказали, что этого достаточно".

Недостаточно! Еще нужны и кровеостанавливающие средства - когда я слышу, что кто-то умер от потери крови... в наше время... От того, что не доехал до госпиталя… Я не понимаю, как, зная это, и видя бойцов в тапочках - как можно вещать, что армия снабжена?!..

- Как вы думаете, для чего правительство развернуло кампанию по привлечению волонтеров на высокие должности?

- Мы мешали, мы путались под ногами. А наказать нельзя - ведь мы помогаем фронту. Нас пытались приручить много раз. Собирали нас вместе, предлагали при министерстве создавать объединения - мы отказывались. Мы трудно приручаемые. Тогда нас стали приручать поодиночке. Анна Майборода, Юрий Бирюков, потом Таня Рычкова… Потом создался "Волонтерский десант" при Минобороне…

Вижу здесь попытку дать волонтерам большое дело, как игрушку: пусть играют, пусть думают, что заняты важным делом, пусть меньше шляются по фронту и меньше рассказывают правду людям, а побольше поют маршей бравурных.

Волонтеры берут игрушки и надувают щеки.

И пройдет немало времени, пока они поймут - игрушки без особых полномочий остаются только игрушками

История стара как мир - если не можешь запретить, возглавь. И жди, пока все само рассыпется.

На фронте меня теперь спрашивают – а почему так мало стало волонтеров. Может, потому, что ведущие волонтеры начали массово кричать, что все уже хорошо в армии? А бойцы-то видят, что ситуация далека от прекрасной - просто перестали показывать правду фронта. Вместо нее стали показывать ложь министерства.

Убаюканный народ начал меньше помогать армии. Ведь идут заявления: спокойно, народ, мы научились работать, и к оставшимся волонтерам тают финансовые потоки. Ведь наши деньги – они от простого народа, от пенсионеров, среднего бизнеса, студентов, простых людей, которые смотрят телевизор и думают, что все неплохо - не так, как год назад.

- Но ведь и в самом деле уже все не так плохо, как тогда, когда вы только начинали волонтерствовать? Армия сегодня, по крайней мере, уже не голодает?

- Да, год назад мы разрывались от просьб просто привезти продукты на фронт. Сейчас с макаронами, крупами, консервами хотя бы относительный порядок. А вот витаминов не хватает. Развивается авитаминоз. Расхватывают у нас бойцы витамины – так как долго на каше и супчике не протянешь. Очень нужны овощи и фрукты, и мы готовы их подвозить. Покупаем у бабушек. Еще берем и свежее мясо - чтобы вспомнили бойцы давно забытый запах.

Изменилось, конечно многое. В армии перестали так страшно воровать, как раньше - на складах что-то есть и что-то выдается. Армия научилась воевать, и ребята готовы стоять до победного конца. Только надо им помочь.

- Какие потребности на сегодня, кроме формы, овощей и аптечек?

- Нужна помощь футболками и носками – этого добра постоянно не хватает, в невероятных количествах надо. Тепловизоры нужны, приборы ночного видения, бинокли, дальномеры и планшеты.

По планшетам мы работаем с "Армией SOS".

Волонтеры "Армии SOS"разработали такое программное обеспечение, которое точно поможет нам выиграть войну

Если не знаешь что купить на фронт – купи планшет и отдай волонтерам. Мы отвезем их в "Армию-SOS", там их обеспечат программным обеспечением, которое нужно бойцам.

Мы поняли, что аптечками всех не снабдим и закупаем хотя бы турникеты, бинты и целокс (или любое другое кровеостанавливающее). Остальное учимся делать сами. Научились плести маскировочные сети - не из простыней, а из новых материалов. Шьем тактический ремень на автомат. Шьем теплое белье из полартека (влаговыводящее). И удешевляем, конечно, как можем. Ремень нам обходится в 60 гривен. Такой можно купить за 200 грн., а у нас волонтеры шьют сами и им никто не платит ни за работу, ни за электричество. Тактические перчатки, защищающие руку от разогретого оружия – тоже волонтёрского пошива. Стоили дорого, пока волонтеры не научились их шить. Но на материалы тоже нужны деньги, а люди так устроены – верят лозунгам, верят телевизору, и если им говорят, что уже на фронте все хорошо – зачем жертвовать?

Я влюблена в наш народ, но всем нам нужно учиться поменьше верить на слово, искать правду самим. Расспрашивать очевидцев – как там, на раскаленной сковородке донбасских степей? Жарко днем, ночью холодно. Сверху поливают "градами" и остается прятаться, так как наши бойцы не имеют даже права отвечать… Я вижу свою задачу в том, чтобы их как можно больше выжило…

Все еще мечтаю о победе, но главное для меня - чтобы побольше выжило ребят

Чтобы они живыми и не израненными, не с угробленным здоровьем возвращались.

А у нашей страны, увы, не стоит во главе угла эта задача, которая должна стоять - как уберечь бойца.

Другие задачи у руководства страны. И у наших больших волонтеров уже другие, похоже: делать красивые отчеты, вроде: "Форма гелетейка выдана, ура!".

Наши блоги