УкрРус

Боец о скандале вокруг полигона "Широкий Лан": волонтеры снятся командованию в кошмарах

  • Андрей Рымарук
    Андрей Рымарук
    Фото Ирины Абрамовой

Никто не обещал, что на войне будет легко. Никто не ожидал особого комфорта в палатке, на полигоне, в окопе. Но есть базовые человеческие потребности – в крыше над головой, в горячей пище, в воде. Когда их нет по вине конкретных людей, нормальная реакция любого человека – протест.

1 февраля 53 отдельная механизированная бригада отправилась c полигона в Днепропетровской области на полигон в Николаевской области - на бригадно-штабные учения. Никто из 3,5 тысяч бойцов не ожидал, что "путешествие" обернется тяжелым испытанием. Проблемы с ночлегом, обогревом, питанием, водой и равнодушие командования вынудили бойцов на отчаянный шаг: 48 "делегатов" отправились прямо к военному прокурору.

Подробностями случившегося в "Обозревателем" поделился боец 53-й отдельной механизированной бригады Андрей Рымарук. Далее – его прямая речь.

Начало: из "пятизвездочного отеля" - в чисто поле

В прошлый понедельник мы начали переезд с полигона в Днепропетровской области, из поселка Черкасское, в Николаевскую область, на полигон Широкий Лан, расположенный в 30 километрах от Николаева. Здесь, выполняя приказ Генштаба, мы должны были провести бригадно-штабные учения.

Когда в конце ноября прошлого года мы переезжали в Днепропетровскую область, туда была направлена группа. Ее задача – изучить местность, определить место для установки палаток, провести свет и так далее. Все эти работы они проводят до прибытия всей остальной бригады. Затем на подготовленное место заезжает бригада.

По сравнению с Широким Ланом полигон в Черкасском по условиям проживания был для нас как пятизвездочный военный отель. В палатках было сухо, мы успели окопаться. Да, было холодно, были дожди, некоторые палатки подтопило, но мы как-то справлялись с этими проблемами.

В Черкасском не было помывочных комплексов. Объясню: чтобы помыть 3,5 тысячи солдат, нужен постоянный поток воды. На полигоне воды нет. Все бойцы в Черкасском мылись в банях и в саунах, расположенных в ближайший селах, либо ездили в Новомосковск, снимали квартиру, чтобы помыться и постираться.

Изначально планировалось, что из Черкасского мы должны были выезжать на полигон в Херсонскую область. Туда уже выехала рекогносцировочная группа, установили 220 палаток, провели свет, определили площадку для техники. Все было готово. Но Генеральный штаб резко передумал, все свернули. Через несколько недель мы поехали в Широкий Лан.

На месте: нам не сказали, сколько нужно терпеть

Переезд в Широкий Лан – это просто вопиющий факт, акт вандализма со стороны командования бригады.

Полигон "ШирЛан". Фото Ирины Абрамовой

Народ ехал кто автомобильной колонной, кто - эшелонами. На протяжении 6-7 дней, пока осуществлялся марш, бойцы питались исключительно сухпайками, которые к тому же заканчивались.

Первый эшелон, который приехал в Широкий Лан, ночевал прямо в вагонах, потому что не было места для ночлега, на улице шел дождь. Бойцы просто не отпускали эшелон.

Командование говорило: нужно перетерпеть, пока все организуют. Сколько нужно было терпеть, они не говорили.

На третьи сутки приехал второй эшелон с нашими палатками, мы установили первые палатки и переночевали с крышей над головой. Было холодно, но мы везли с собой дрова, и это нас спасло.

Командование не могло толком объяснить, где поставить палатки, мы устанавливали их ночью, как получится. Через два дня нам приказали разбирать палатки и перенести на сто метров влево или вправо – чтобы все они были расположены "под линеечку" - поротно, побатальонно и так далее.

Питание выехало из полигона в Черкасском в самую последнюю очередь. Оно прибыло сюда на 6-7-й день. Только позавчера вечером (9 февраля – Ред.) нам начали выдавать продукты – яйца, сыр, картофель, морковку, лук и т.д.

Сегодня: палатки по колено в грязи, но есть пища и вода

Сейчас в Широком Лане наши палатки стоят по колено в грязи. Сегодня ночью (11 февраля – Ред.) начался дождь, и стало еще хуже. Я не знаю, какие мысли посещали командование бригады, когда оно решило сверху, на холмике, вырыть туалеты и поставить технику, а внизу, куда спускается вся вода – поставить палатки. У меня есть подозрение, что им просто не хватило ума.

А сейчас поднимать 220 палаток и переносить их наверх, где техника уже перекатала всю землю, очень сложно. Кроме того, народ настолько измучен морально и физически, что если им дать команду переехать, они устроят революцию.

Вода пока привозная, в бочках, и подозрительного качества. Воду для питья мы с ребятами покупаем в ближайшем магазине.

Помывочные комплексы до сих пор не установлены, но есть договоренность с воинской частью, которая расположена недалеко, о том, что наши бойцы по заявке имеют право приходить туда и принимать душ. Пропускная способность у них довольно большая – до 500 человек в сутки. Но чтобы добраться до этой бани, надо пройти пешком хороших три километра по колено в грязи.

Полигон "ШирЛан". Фото Ирины Абрамовой

На данный момент в бригаде нет света. У некоторых подразделений есть дизельные генераторы от волонтеров. Ребята бегают на автозаправку, за свои деньги покупают солярку.

Благодаря активности местных волонтеров во главе с Ириной Абрамовой дела в бригаде начали налаживаться. Их жесткая позиция дала нам надежду, что в скором времени мы будем жить и продолжать учения в нормальных условиях. С моей точки зрения, Ирине более чем удалось выполнить функцию ряда высокопоставленых лиц ВСУ. Она в буквальном смысле ходит по пятам командиров и, наверное, даже снится им в кошмарах. Активные действия волонтерского движения принесли свои плоды. В бригаду уже поставляют дрова, уголь, поддоны для устилки палаток. В активной фазе - работы по подключению палаточного городка к скважине, завозятся столбы для проведения линии электропередачи.

Наказание: "волшебный пендель" от начальника Генштаба

На первой встрече с военным прокурором он пообещал на следующий же день направить своих специалистов, чтобы те разобрались в ситуации. Действительно, на следующий день приехали сотрудники военной прокуратуры, увидели все собственными глазами, удостоверились, что в наших словах нет ни капли лжи.

10 февраля на полигон, где мы размещены, приехал начальник Генерального штаба ВСУ Виктор Муженко. Я лично завел его в палатку, он выборочно посмотрел некоторые палатки, увидел, в каких условиях мы живем. Он был в шоке от того, что такое могло произойти.

В армии есть такое понятие, как "волшебный пендель". Этот "волшебный пендель" получило такое количество должностных лиц и в бригаде, и в оперативном командовании, что сейчас они будут делать все возможное и невозможное, чтобы улучшить условия нашего проживания. Но я не думаю, что у них это получится в скором времени, потому что погодные условия сейчас неблагоприятные.

Те бойцы, которые пошли в Николаев, формально нарушили только один пункт Устава: самовольно покинули часть. Но, как сказал главный военный прокурор Матиос, местный военный прокурор, против этих ребят не будет возбуждаться уголовное дело. Думаю, прокуратура поступила правильно, потому что, если бы против них было возбуждено уголовное дело, все три с половиной тысячи людей встали бы и пошли в Николаев на их защиту.

P.S. "Обозреватель" будет следить за развитием событий и в ближайшее время расскажет о решении военной прокуратуры.

Наши блоги