УкрРус

The World Post: когда Украина уже не Украина

Читати українською
  • The World Post: когда Украина уже не Украина | фото 1
    1/4
    © huffingtonpost.com

Очередь растянулась на полтора километра. Трудно стоять в пробке, когда в затылок дышит война. Когда люди из Семеновки поняли, что скоро она будет в их родном городе, они начали "паковать чемоданы". И вот год спустя их Семеновка выглядит раем для мышей – все здания похожи на замки из швейцарского сыра.

Издание The World Post сообщает, что в то время, как Восток сражается за свое существование, в других частях Украины жизнь идет своим чередом. Мир и война пребывают сейчас в странном сожительстве. Цифры каждый день все больше и больше не радуют: к концу июня 2015 более 1,35 млн жителей стали переселенцами в своей родной стране. Около 900 тыс. граждан Востока "сбежали" в соседние страны. По оценкам экспертов, число людей, нуждающихся в гуманитарной помощи, достигает 5 млн. Они сталкиваются с нехваткой продуктов питания, медицинских услуг, крови и лекарств.

"Все наши вещи были уничтожены. У нас нет постельного белья, вилок и ложек. Раньше у нас были животные. И овощи на огороде. Как я могу объяснить своему ребенку, что у нас больше всего этого нет?", - пожаловалась 35-летняя жительница Семеновки, Наталья Бескоровайна.

Миром забытый кризис беженцев

В дистрибьюторском центре УВКБ ООН в Краматорске, городе, расположенном примерно в 100 км к северу от Донецка, который в последний раз обстреляли в феврале этого года, с самого утра ждут передачи с помощью. На улице около 20 человек выстраиваются на солнце, чтобы дождаться своей очереди на получение одеяла, постельного белья, свечей, горшков, подгузников и одежды. Все это они могут получить при условии, что у них есть документ, удостоверяющий их беженский статус.

Для того, чтобы получить статус внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) и, таким образом, право на некоторые льготы от государства и от гуманитарных организаций, люди должны зарегистрироваться в Департаменте социальной защиты населения. На самом деле, его получение может занять несколько месяцев.

Но люди не отчаиваются. В очереди нашлась девушка, Ирина Приходько, которая даже нашла силы пошутить: "Я хочу выйти замуж за иностранца и переехать в другую страну. Я шучу. Я люблю Украину".

Молодая 29-летняя женщина приехала в Краматорск в ноябре 2014 после большого взрыва в Донецке. Для того, чтобы вернуться домой и проведать ее мать, которая осталась в Донецке, ей нужно пройти прифронтовое пересечение. Ирина заплатила 1000 гривен и получила разрешение в течение двух дней, в то время, как официальным путем она добивалась бы этого больше одного месяца. Патриотические чувства Ирины очень сильны. Она не может понять, как люди, которые выросли с ней вместе в Украине, могут ненавидеть украинцев: "У меня были некоторые проблемы с друзьями, которые остались в Донецке. Когда я вышла на улицу прогуляться с моим ребенком, я ужаснулась. Одни противоречия и непонимания царили вокруг. Мне было очень неприятно, что все разговоры были о том, какие же плохие люди в Украине. Иногда мне даже приходилось переубеждать даже своих родителей".

Поражает издание и то, что некоторые люди спорят о могилах террористов. Они ставят им кресты и другие религиозные символы. Конечно, люди погибли, смерть никогда не может радовать человека. Но это не люди умерли, а наемные террористы, которые пришли убивать не на своей территории.

Город, где беженцев вдвое больше, чем самих жителей

Идеологические споры не являются единственными конфликтами в семье и между друзьями. Муж Ольги Овсянниковой остался в Донецке в то время, как все семья сбежала в Святогорск. У него там работа на железнодорожной станции, и это единственный способ, за счет которого он может хоть как-то содержать семью и помогать с лечением дочери от эпилепсии. В Донецке они жили очень близко к аэропорту, вскоре эпицентру боевых действий. Услышав взрывы, семья немедленно переехала в Святогорск. Это небольшой городок в 30 км от Славянска стал приютом не для туристов, как это было раньше, а для беженцев. Они выбрали именно это место, потому как его еще не бомбили и, главное, здесь есть православный монастырь.

Святогорск, будучи курортным городом, не имеет производств, которые могут создавать рабочие места. Есть только магазины. Многие местные жители покидают город в поисках лучшего будущего в других городах. Таким образом, единственным средством для выживания беженцев остается летняя работа.

В настоящее время, местные жители довольно неплохо относятся к переселенцам. Но как эти отношения между местными и вынужденными "жителями" будут развиваться дальше, если конфликт затянется, никто не знает. А уровень безработицы стремительно повышается. Несмотря на это, оптимистически настроенные жители Святогорска не теряют чувства солидарности и гуманности.

"Как же было хорошо в Украине, когда она была Украиной", - сказала Ирина с ностальгией в душе. А ведь девушка по-прежнему мечтает о своем доме.

Вера в возращение домой

Психологические последствия этой войны очевидны. И они не только проявляются в детском саду Краматорска, который обстреляли два раза, после чего теперь дети при любом шорохе падают на пол от страха. Тысячи семей покинули свои огороды, стали жить среди других людей. Перед ними теперь стоит главный вопрос: что дальше? Начинать все заново, строить свою жизнь на новом месте или переждать войну и возвращаться домой.

Для некоторых, однако, возвращение домой зависит не только от окончания войны, но и от ее исхода. Среди таких людей оказалась и Юлия Ломакина, 39-летняя волонтерка в Краматорске. "Единственный случай, при котором я могла бы вернуться домой в Донецк после войны, это если он еще будет считаться украинской территорией. И только так. Я не понимаю существование "Донецкой народной республики" и я не хочу жить с такими людьми", - заявила молодая девушка.

Большинство переселенцев из Донецкой и Луганской областей хотят остаться в Украине. Но есть и такие, кому просто уже надоела война, и они хотят нормального человеческого мира. "Конечно, мы хотим остаться в Украине. Мы были, есть и хотим быть украинцами. Я хочу вернуться домой не в Россию, а домой. Россия не нуждается в нас. Если вы сравниваете нас с Крымом, то вот он ей нужен. Там людям дали пенсии, пособия, гражданство. Россия показала, что готова его принять. Что касается Донецкой и Луганской областей – России они не нужны", - сказала пожилая дама из Авдеевки.

Наши блоги