УкрРус

Обстрел Мариуполя и режим ЧС: как защитить мирных людей от террористов

  • Обстрел Мариуполя и режим ЧС: как защитить мирных людей от террористов
    Обозреватель/ЕРА

24 января жилой сектор Мариуполя Донецкой области подвергся обстрелу со стороны боевиков. Итог - 30 погибших и около 100 раненых. На следующий день состоялось экстренное заседание СНБО Украины, на котором был принят ряд решений по борьбе с терроризмом (больше о них читайте по ссылке).

А в понедельник, 26 января, Кабинет министров принял решение о введении чрезвычайной ситуации на территории Донецкой и Луганской областей.

Насколько решения, принятые СНБО, помогут защитить мирных жителей прифронтовых территорий? Возможно ли гарантировать их безопасность в принципе? Почему именно Мариуполь стал мишенью террористов? Была ли необходимость во введении ЧС на Донбассе? Как она будет выглядеть на практике? На эти вопросы "Обозревателя" ответили бывший глава Службы внешней разведки Украины Николай Маломуж, генерал-майор в отставке, президент Атлантического совета Вадим Гречанинов и военный эксперт Института евроатлантического сотрудничества Игорь Козий.

НИКОЛАЙ МАЛОМУЖ, бывший глава Службы внешней разведки Украины

-Кабинет министров принял решение о введении чрезвычайной ситуации на территории Донецкой и Луганской областей. По вашему мнению, насколько это оправданное решение?

-Решение предусматривает очень много задач – по управлению ситуацией, по обеспечению режима контроля, по предотвращению терактов. Этот режим действительно может вводиться, но регионально – если имеются реальные угрозы. Это крайняя мера, но сейчас этот регион является чрезвычайно сложным. Это мобилизация всех ресурсов, более четкая координация работы всех органов власти и управления и особенно военных, потому что в этой ситуации военные имеют приоритет. Думаю, благодаря этим мерам будет более системно налажена система обороны, безопасности – в первую очередь, мирных граждан, - а также проведение мероприятий по их защите и по мобилизации всех материально-технических ресурсов.

Регионально это оправданная мера, но по стране, я думаю, она преждевременна. Предпосылок для этого нет.

-Во время чрезвычайной ситуации военные имеют приоритет. Объясните, пожалуйста, что это означает. Как будет выглядеть ЧС на практике?

-Будут созданы военно-гражданские администрации, вся экономика регионов, которые контролируются властями и военными, будет работать, в первую очередь, на стабилизацию ситуации, на восстановление жилья, обеспечение граждан водой, питанием, электроэнергией, газом. Кроме того, это усиленная деятельность военных правоохранительных органов – это патрулирование, это проведение большой разведывательной и контрразведывательной работы, это усиление рубежей столкновения с боевиками. Это целый комплекс мер – гражданских, социальных и военно-правоохранительных.

-Конечно, это потребует привлечения дополнительных ресурсов – человеческих и материальных?

-Разумеется. В первую очередь, финансовых – техника, стройматериалы. Кроме того, будут привлечены специалисты, которые должны обеспечивать жизнедеятельность региона, в том числе строители, люди, которые могут восстанавливать газовое снабжение, водоснабжение. Это и правоохранители, потому что нужно будет усилить контроль в этих регионах. Их задача – предотвращение диверсий и терактов, недопущение эскалации конфликта, пресечение сепаратистских и экстремистских движений.

ВАДИМ ГРЕЧАНИНОВ, генерал-майор в отставке, президент Атлантического совета

-Насколько, по вашему мнению, решения, принятые на экстренном заседании СНБО (применение санкций против России, введение военно-гражданских администраций в зоне АТО и другие - ред.), эффективны с точки зрения защиты мирного населения?

-Я ознакомился с этим решением только в общих чертах. Но, к сожалению, решения принимают непрофессионалы. Поэтому все эти решения бесполезны – это одни разговоры. Одни обращения, одни обиды на Россию и так далее. Россия умело делает свои дела, а мы не умеем отвечать. Поэтому я сомневаюсь в эффективности этих решений.

Необходимо понимать: подошел момент, когда надо воевать. Надо закрывать границу, а не сидеть.

На мой взгляд, есть три варианта развития событий. Первый – все будет болтаться, как и болталось, второй – будет война, третий – мир все-таки заставит Путина уйти.

-Какой вариант наиболее вероятен?

-Я боюсь, что для нашей власти выгоднее первый – ничего не делать и болтаться. Нет масштабной войны, территории не захватывают – в какой-то мере это может быть. Так, как было в последние месяцы. Но я боюсь, что это может вызвать внутренний конфликт, какое-то восстание. Вы видите, что не все хотят идти воевать и так далее.

-Вы сказали, в СНБО сидят непрофессионалы. Какие решения должны были бы принять профессионалы в сложившейся ситуации?

-Во-первых, надо решиться закрывать границу. Необходимо военное решение закрыть границу. Ее нужно закрыть. Я говорю о государственной границе.

-Но ведь у нас нет такой возможности – военной, технической.

-Есть техническая возможность. Есть танковые части, которые могут выполнить эту задачу. Просто в этом деле надо соображать. Как только будет перекрыта граница, изменится ситуация, потому что эти оголтелые ребята, которые воюют за самостоятельность этих "дэнээров" и "элэнэров", сами воевать не могут. Сейчас там российские военные, российская техника.

Но я боюсь, что наши не соображают или мало соображают в этом деле.

-Не понимают, или просто не хотят принимать такое решение?

-Я думаю, они просто не понимают. С военными они не советуются. Пока это называется АТО, милиция решает все вопросы. В Украине есть генералы, достаточно молодые, которые могли бы командовать; есть люди, которые могли бы быть советниками, помощниками. Но их пока не привлекают.

-По вашему мнению, зачем Путину Мариуполь?

-Это выход к морю, это порт с кранами, с причалами. Это целая система. Это вход вглубь страны, в сторону Одессы, Николаева и так далее. Это часть сухопутного коридора в Крым. Мариуполь, как и донецкий аэропорт нельзя отдавать.

Донецкий аэропорт нельзя было отдавать. Подойдет время, когда его надо будет забирать обратно, а как его забрать? К сожалению, я не вижу ничего хорошего, хотя я патриот Украины. Безграмотность привела к тому, что мы имеем.

ИГОРЬ КОЗИЙ, военный эксперт Института евроатлантического сотрудничества

-Как вы оцениваете решение СНБО – ту его часть, которая касается защиты мирного населения?

-Есть вопросы, которые зависят, прежде всего, не столько от российской стороны – так уж будем это называть, - сколько от украинской стороны. Поэтому сказать, насколько действенный механизм запущен в отношении защиты нашего населения, очень трудно. Нужно, чтобы прошло какое-то время – тогда можно будет делать выводы. Пока это преждевременно. Да, киевская власть желает что-то сделать, однако, на мой взгляд, власть делает недостаточно – особенно в том, что касается изъятия средств, которые идут на финансирование терроризма. То же самое относится к бывшим членам "Семьи" Януковича, изъятия их капиталов и возвращения их в собственность государства. То, что не делается, фактически работает на войну.

-Сугубо теоретически – возможно ли защитить население в районах, прилегающих к зоне АТО?

-Сугубо теоретически – нет.

-А практически?

-Тем более. У нас что, по факту есть системы противоракетной обороны? Система "Град" - это ведь та же ракета, 40 штук, которая стреляет, в зависимости от боеприпасов, на расстояние до 100 километров. Как их перехватывать? Кстати, у Израиля наработан очень неплохой опыт в борьбе с этим. Есть ли у нас системы артиллерийской разведки? Развита ли у нас система военной разведки? Имеется в виду не только снятие координат и выявление артиллерийских систем противника, но и своевременная передача данных на системы, которые обеспечивают уничтожение этого вооружения. Я вам сразу однозначно скажу – нет. Вы сами видите – сегодня от разворачивания до залпа и последующего сворачивания уходят считанные минуты. И за эти считанные минуты разведка, совместно с артиллерией, с авиацией должна работать в системе очень быстро и слаженно.

Сегодня над этим надо работать. Раньше все это разрушалось – сейчас надо восстанавливать.

-Не считаете ли вы, что в сложившейся ситуации местному населению можно порекомендовать оставить на время эти места и переселиться в более безопасные?

-Вообще-то раньше существовала практика эвакуации гражданского населения из прифронтовой зоны. Но тут мы снова подходим к вопросу, готова ли к этому гражданская администрация. Я имею в виду первое звено гражданской администрации – Кабинет министров. Кроме деклараций, угроз и сотрясания воздуха, у них больше ничего нет. А для такой эвакуации нужны реальные материальные ресурсы. Где их взять, если все разворовано теми, кто имел к ним доступ?

-Зачем Путину Мариуполь?

-Это очень просто. Не забывайте, что Мариуполь – это индустриальный центр, в чем-то уникальный. То есть первая задача – уничтожение инфраструктуры как таковой, хотя я и не слышал о том, что что-то было уничтожено на комбинате имени Ильича. В то же время не забывайте, что это путь к морю, к Крыму.

Наши блоги