УкрРус

Минские соглашения? Жена пленного бойца АТО рассказала про 13 месяцев ада

  • Алексей Кириченко (третий справа)
    Алексей Кириченко (третий справа)
    НВ

Больше года находится в плену террористов "ДНР" украинский военнослужащий Алексей Кириченко, который стал заложником террористов еще в сентябре 2014 года.

Все это время его ждет в родном Харькове супруга Лилия, сообщает "НВ".

"Немедленно освободить всех заложников и незаконно удерживаемых лиц", – гласил пункт 5 протокола по результатам консультаций трехсторонней контактной группы в Минске 5 сентября 2014 года. Для Кириченко, попавшего в плен незадолго до подписания этого протокола, "немедленное" освобождение не наступило до сих пор.

"Мне всегда отвечали, что подают Алексея в списках, и что как только будет обмен, он будет находиться среди этих людей. Что они предпринимают все, чтобы его освободить. Это ответ, который я слышу все 13 месяцев. Он всегда неизменен и постоянен. Даже когда было неизвестно его местонахождение, он не вычеркивался из списков на обмен", - рассказала жена Алексея.

По ее словам, до войны муж был предпринимателем и занимался обслуживанием кофейных аппаратов. В августе 2014-го Алексей ушел добровольцем на фронт. Служил разведчиком при штабе АТО. Воевал на Саур-Могиле. После поражения выходил из окружения в Волновахе, но попал в плен на блокпосту неподалеку от Старобешева.

О том, что муж в плену, Лилия узнала от российского фотографа Марии Турченковой. Она рассказала, что Алексей жив и просил передать, чтобы Лиля о нем не волновалась.

"Сразу же, как только мне сказали, где он находится, я отзвонилась на горячую линию СБУ, связалась с группой Рубана (Владимир Рубан, руководитель центра освобождения пленных общественной организации "Офицерский корпус" – Ред.) и буквально через 2-3 дня в Facebook был опубликован самый первый список пленных. С того момента Алексей все время в списках находящихся в плену. Увы, до сих пор, - говорит Лилия.

"В самом-самом начале, в 2014-м году была не очень понятная для меня ситуация, когда поступили звонки… представители официальной власти считают, что он должен находиться уже здесь… Я позвонила на "горячую линию" в администрацию президента и задала вопрос, в каком он статусе и что известно им. Меня очень обрадовали, что он освобожден. Если бы не мое четкое знание его местонахождения и очень легкий способ связи – городской телефон, который можно было набрать, и спросить у представителей "ДНР", скажите пожалуйста, такой-то такой-то в данный момент находится у вас? Они подтверждали – "у нас" и передавали ему трубку. Потом мне пояснили, что это человеческий фактор, что кто-то где-то напутал, списки по какой-то причине не обновлены. Это был очень неприятный момент", - вспомнила она.

Но тяжелее всего, вспоминает Лилия, было в ноябре-декабре. Почти два месяца прошли в неизвестности. Алексей пропал, и она никак не могла узнать ни где он, ни что с ним. Женщина пыталась через волонтеров выйти на связь с мужем, но все было тщетно.

"Все успокаивали, что это еще ничего не значит. Мало ли, может, он в каких-то местах не очень известных, у каких-то командиров. Разные были версии. Тогда появились публикации о вывозе в Россию и продаже в рабство в Чечню. Жутко тяжеленные были дни", - сказала Лилия.

Наконец ей удалось установить местонахождения Алексея: "Сейчас он содержится в бывшем здании Донецкого СБУ, так называемая "избушка". Сейчас я спокойна хотя бы из-за того, что знаю, где он. В "избушке" четко дана команда: физически бить – запрет, морально давить – запрет", - говорит Лилия.

Сейчас Алексею разрешают звонки родным. Раз в неделю по 5 минут. По сравнению с тем, что было, – часто. Лиля признается, что держится во многом благодаря этим звонкам:

"Лешкина поддержка очень сильная. Он всегда спрашивает "Как ты? Нужны ли тебе деньги? Как ты справляешься? Я молюсь каждый раз, чтобы тебя окружали люди, которые смогут о тебе позаботиться и тебя поддержать", - рассказала Лилия.

По ее словам, мужа привлекают к хозяйственным работам: от разборов завалов донецкого аэропорта до отстраивания Донецка и уборки улиц.

"Он как-то жаловался "Я тебе все время пишу письма, а у меня их забирают". Но был период спокойный, и те письма, которые он сохранил, он передал в апреле. Это было столько боли. Нереальное количество боли", - говорит Лилия.

"В письмах были такие моменты, которые оказывались за кадром. Ну, например. "У меня сегодня замечательный праздник, Новый год. Увы, я праздную его не с тобой. Мне удалось построить модуль и из обрывков фантиков подвязать на веревочках бумажечки над батареей. Сейчас здорово. Сейчас я нахожусь в том месте, где есть теплая батарея. Эти фантики от воздуха летают, и они мне напоминают бабочек. И я вспоминаю тех бабочек". Он пытался поддержать меня в этой ситуации. А я же не только вижу бабочек. Я к тому моменту уже знала, мне удавалось что-то узнать от звонящих, с кем они пересекались как-то. Конечно же, они меня успокаивали, что у него есть телогрейка и спит он не на голом полу, что все хорошо", - вспоминает Лилия.

Все ребята, которые были в группе Алексея, и попали в плен, уже освобождены. За исключением него.

"Я не могу понять отягчающие обстоятельства именно в отношении Леши, что в нем такого, ценного, чтобы так затягивать этот процесс?" - недоумевает жена Алексея.

"Когда мне говорят "Все будет хорошо", я отвечаю, что это функция по умолчанию встроенная. Самое важное – контролировать ситуацию, если что-то происходящее попытается сменить эти галочки, вовремя поставить их обратно. Однозначно… Однозначно, все будет хорошо. Однозначно Алексей вернется домой. Вопрос только, сколько придется приложить для этого времени и усилий. Будем жить, будем смотреть", - сказала Лилия.

Как сообщал "Обозреватель", советник главы Службы безопасности Украины Юрий Тандит рассказал о пленных украинцах, которые по состоянию на октябрь 2015 года остаются заложниками террористов.

Наши блоги