УкрРус

Правда о расстреле автобуса с "Правым сектором". Ради ТВ террористы убили и своих

  • 12 августа 2014 года в этом автобусе были убиты 12 добровольцев АТО и 3 пленных.
    12 августа 2014 года в этом автобусе были убиты 12 добровольцев АТО и 3 пленных.
    youtube.com

Речь пойдет об одной из самых темных страниц истории этой войны. 12 августа 2014 года под Донецком террористы расстреляли автобус с бойцами "Правого сектора". Наконец почти реализовался тот ужас, с помощью которого зимой секретарь Донецкого горсовета вербовал темный народ в ряды "местного ополчения" - "В Донецк едут автобусы с "Правым сектором" из западной Украины", говаривал чиновник.

Расстрел автобуса стал первым и едва ли не единственным "боем с Правым сектором", который пропагандисты из РФ раскрутили, как "успех армии "ДНР". Сепаратисты запустили "утку" о том, что представители "ПС" атаковали их блокпост. Немедленно были отсняты десятки роликов под броскими названиями – вроде "Ополчение ДНР разбило Правый сектор!" и "Привет от Путина". Но особенно отличился канал РенТВ, показавший как донецкий террорист звонит матери только что убитого добровольца, чтобы сообщить, что ее сына больше нет.

По крупицам собирая правду о расстреле автобуса, "Обозреватель" выяснил то, о чем умолчали путинские пропагандисты – автобус вез пленных. На сей раз противнику удалось одолеть бойцов "ПС". Но не в открытом противостоянии, а с помощью чьей-то подлости. Ради эффектного сюжета, вместе с украинскими добровольцами террористы цинично расстреляли своих - таких же "ДНРовцев".

Интервью истекающего кровью и звонок от убийцы

"До сих пор у нас нет четкой информации", - сообщал на следующий день после трагедии спикер АТО Андрей Лысенко. А вот российские СМИ располагали точными цифрами: погибли 12 бойцов, 13 получили ранения и попали в плен.

В ночь с 17 на 18 августа на базу ДУК "ПС" доставили тела погибших. Лидер "ПС" Дмитро Ярош сказал, прощаясь с бойцами:

"Не знаем толком - как погибли наши побратимы. С апреля воюем, куча боев, и всегда удавалось избегать тяжких потерь"

Близкие днепропетровчан Александра Мартынова и Александра Малолетнего, а также жителей Запорожской области – Сергея Сухового, Александра Пальгуева, Меружа Мирошниченко до сих пор ищут правду. Вместе с родственниками пятерых погибших добровольцев пересматриваем архивные видео. Многих из них уже не найти - вымараны из Сети, но близкие сохранили копии.

Видео канала "Новороссия" начинается так: "Автобус двигался со стороны Запорожья и нарвался на наш блокпост "Гамалия" на объездной трассе. Ребята дали бой. Без потерь. Такое будет с каждым, кто сунется на мою родную землю", - говорит "акающий" бритоголовый боевик с американской бородкой (редкий стиль для местных пролетариев, из которых преимущественно состоит "армия ДНР").

Террорист с нездешним акцентом говорит, что "у укропов не хватает смелости воевать честно", и со смехом добавляет: "Вот эта группа, наверное, самая смелая". На обычном автобусе "Эталон", словно на броневике, пошли на штурм укрепленного блокпоста? Но где признаки боя?..

Автобус прошит пулями со всех сторон… Море крови... Если раньше кремлевским "журналистам", работающим в зоне боевых действий, приходилось придумывать инсценировки со зловещими "визитками Яроша", то в расстрелянный автобус удостоверения бойцов "ПС" подбрасывать не понадобилось – обнаруженные на месте "корочки" были настоящими.

Тела бойцов свалены возле автобуса. Операторы смакуют вид изувеченных тел: убитые, как на подбор – богатыри, спортсмены...

Сюжет РенТВ просто ошеломляет: автобус "ПС" отправился на штурм блокпоста, над которым развевался флаг "ДНР"! Автор сюжета берет интервью у истекающего кровью украинского добровольца. Тяжелораненый боец говорит, что не собирался никого штурмовать, но московский пропагандист не верит раненому. И вдруг дает промашку - среди убитых, которых вытащили из автобуса, видеокамера отмечает мужчин, которые не похожи на добровольцев АТО из автобуса. Они ехали с завязанными глазами, со связанными руками и ногами. "Что здесь делали ополченцы?" - "прокалывается" пропагандист.

И далее журналист Рен-ТВ показывает, как террорист Сергей (известный местный антимайдановец), исключенный из организации "Никто кроме нас" за пьянство, звонит матери кого-то из убитых, чтобы "порадовать": "Он убивал наших жен, а мы убили его".

Стоп-кадр с донецким террористом из сюжета РенТВ. Кстати, презентовал пропагандистский ролик (тогда еще в роли ведущего РенТВ) Алексей Суханов, который до скандального репортажа совмещал работу на ТРК "Украина" и работу в России.

Обмен пленными оказался "инициативой снизу"

По одной из версий, которая гуляет до сих пор, автобус просто заблудился - случайно нарвался на блокпост сепаратистов. Но выжившие в мясорубке и члены семей погибших уверяют, что это не так.

"Это засада, их уже ждали журналисты, и сделали показательный расстрел", - Елена Васильевна - мама погибшего Меружа Мирошниченко называет расстрел показательной акцией.

"Сдали их, рассчитывали, что живыми из этого автобуса никто не выйдет, - говорит Светлана – сестра погибшего Сергея Сухового. Она собрала целый банк фото и видео с места преступления. - Несколькими днями раньше мне брат сказал: "Есть ощущение, что нас сдают". Беды начались, когда "Правый сектор" начал сотрудничать с ВСУ, и задачи им стали ставить публично".

По версии выживших - об автобусе с "Правым сектором" знали в "ДНР", так как добровольцы АТО везли пленных, и собирались обменять четверых сепаратистов на своих товарищей.

"Здесь произошло предательство и кому-то выгодно это не расследовать. Ни военная прокуратура, ни СБУ этим преступлением не интересовались", -

Такое заявление в эфире "Обозревателя" сделал правозащитник Алексей Гармаш, защищающий интересы семей погибших.

"Они сопровождали пленных, и вот так беспощадно их расстреляли…", - говорит отец Александра Малолетнего. Старик узнал о гибели сына на 8 день, когда из Донецка отправили тела убитых в Днепропетровский морг.

12 августа в том автобусе были три брата – Олег, Андрей и Александр Мартыновы. Младший погиб на месте. Старший и средний с трудом выговаривают слова - видно, что им тяжело делиться этими воспоминаниями.

"Мы были на базе в Донецкой области, - говорит Андрей. - Приказ был сопроводить пленных. Везли 4 сепаратистов на обмен. Внезапно обстрел – со всех сторон. Я потерял сознание. Когда очнулся, увидел флаг "ДНР" и журналистов".

"Все было так быстро, что не успели начать стрелять в ответ, - дополняет старший брат, Олег. - Из четверых пленных "ДНРовцев", которые были с нами в автобусе - трое погибли, один выжил. Жесткий обстрел был. Шквал огня сразу со всех сторон. Взрывы. Когда меня вытащили из автобуса, рядом лежал убитый младший, Андрей был без сознания. К нему подошел "ДНРовец" и выстрелил из пистолета ему в ногу. Потом нам приказали ползти к машине. Повезли в Донецк, по пути степлером стягивали раны на теле. Привезли и бросили в подвал. Там мы были 6 дней. К нам приходили с видеокамерой из "Лайф нбюз", спрашивали: "Почему вы пришли на нашу землю?" "ДНРовцы" сказали, что нас сдали".

Три брата Мартыновы пошли в "ПС" добровольцами. Младший – Саша (на портрете)- не пережил 12 августа. За жизнь Андрея (слева) боролись в Эстонии, он только недавно снова научился ходить. Олег (справа) тоже был тяжело ранен.

Правозащитник Алексей Гармаш говорит, что на тот момент вопросы обмена пленными решались на уровне частных договоренностей между представителями воюющих сторон. Кто допустил утечку информации, а может даже и подставил товарищей - этого Гармаш не знает. Но когда спустя неделю после расстрела автобуса один из тогдашних руководителей "Правого сектора" договорился об обмене уже Мартыновых (а с ними - всех захваченных 12 августа бойцов "ПС", вместе с погибшими), "Правый сектор" едва не угодил в повторную ловушку.

Защитник обращает внимание на недоработки силовиков.

"Тут большие недоработки командования, и особенно - СБУ. Это они должны были входить в контакт и организовывать обмен, а не волонтеры. А вместо этого люди "внизу" искали разные каналы и способы. Как умели - договаривались с сепаратистами, чтобы вызволить товарищей", - говорит Гармаш.

Погибшие 12 августа 2014 г. Алекандр Пальгуев (слева) и Суховой Сергей. Сестра Сухового – Светлана утверждает, что у террористов была идея поглумиться и над телами убитых. Но в итоге кое-кто из командиров выкупил у террористов раненых и убитых бойцов "ПС" - за деньги.

"Мы их туда не посылали" – отвечают чиновникимамам и вдовам

Пока ничего плохого не случается, мало кто задумывается: для чего же добровольцу может понадобится официальное оформление. А оставшись без гроша, наедине со своим горем, близкие погибших парней узнали, что никто из тех, кто был в том злосчастном автобусе, не числился бойцом. Хотя все прошли медкомиссию и подали документы. Хотя еще в мае им было выдано оружие. И все они надеялись, что числятся за батальоном "Днепр-1" (будучи членами общественной организации "Правый сектор").

"Нам отвечают чиновники: "Они пошли добровольно, значит – им никто ничего не должен: сами пошли, пусть на себя пеняют", - Роза Петровна, мама Мартынова жалуется, что не может поставить памятник младшему сыну Саше.

"Не могу поверить, что он убит. Думаю, что он в командировке... до сих пор, - плачет Таисия, молодая вдова Меружа, на руках у которой остались сыновья 10 лет и 11 месяцев. - И старший сын так думает. От меня скрывали, что муж убит - я была на 9 месяце беременности. А когда выписали из роддома, сказали. Не поверила. Я должна воспитывать сыновей, как детей героя, но ни благодарности, ни хотя бы слов сочувствия от государства не видела".

Меруж Мирошниченко был тренером по борьбе, предпринимателем, вместе с ним погиб его ученик – Саша Пальгуев.

"И Сашу, и Меружа не могли мобилизовать в ВСУ: у мужа была грыжа, а у Саши - проблема с ногой, поэтому они записались туда, куда их готовы были взять - в "Правый сектор", - плачет Таисия. - Уходя, муж говорил, что Мариуполь – это от нас очень близко (семья жила в Мелитополе. - Ред.), это для войны всего 3 секунды.

Он не хотел, чтобы война была в Запорожье. Но защищал не только своих детей, а и каждого из нас.

И те, которые сидят сейчас в Верховной Раде, они там тоже потому, что мой муж погиб", - плачет Таисия.

"Ни помощи, ни сочувствия", - Таисия родила второго сына спустя 8 дней после гибели мужа. На руках у молодой вдовы 11 –месячный Спартак, такое имя выбрал папа, уходя на войну.

Оказалось, раз Меруж был неофициалом, его детям даже пенсии по потере кормильца не положены. Таисия в декрете - получает 1500 грн в месяц, а мама погибшего - пенсию в 2000 грн.

"Я бы хотела спросить у Президента - Петра Алексеевича – можно прожить на такую сумму?, - риторически вопрошает свекровь Таисии. - Идет геноцид добровольцев – уничтожают самых здоровых, сильных, самых патриотичных, готовых идти на все, чтобы не было войны".

Защитнику добровольцев - Алексею Гармашу - удалось признать в суде тот факт, что 12 августа 2014 года Мартынов, Малолетний, Суховой, Пальгуев и Мирошниченко погибли не "по бытовухе", а выполняя боевую задачу. Но для получения статуса участника АТО этого мало.

Даже с судебным решением надо пройти Государственную службу Украины по делам ветеранов войны и участников АТО, а она чаще всего оспаривает судебные решения в пользу павших добровольцев.

Чтобы проиллюстрировать отношение чиновников из этой службы к судьбам воинов, Алексей Алексеевич рассказывает о своих впечатлениях от знакомства с начальником службы Артуром Деревянко (который для себя статус участника АТО, по словам Гармаша, уже получил).

"7 июля я был на круглом столе с участием Артура Деревянко, где он хвастал какими-то успехами. А я сказал, что вот - судом доказано, что они участники, но решения не выполняются. И тогда он меня убил ответом: "А зачем погибшему статус?"

"Может, Артуру Деревянко сказал Яценюк - ты давай там пореже бойцам статус участника АТО: денег на всех не хватит, а себя мы не забудем", - говорит защитник.

Гармаш не без гордости демонстрирует пять судебных решений в пользу покойных ребят. Одно из них – которое еще в марте вынес Ореховский районный суд Запорожской области. По словам Алексея Алексеевича, оно уникально: судом признан не только факт участия в боевых действиях, но и присвоен статус участника АТО Сергею Суховому посмертно. Так что его семья может миновать унизительную процедуру обращения в ведомство Деревянко. Почему же государство даже в этом случае отказывается выполнять свои обязанности перед семьей парня, который отдал жизнь Родине?..

Прежде, чем подвести черту в грустном повествовании, хочется поставить еще один риторический вопрос. Сейчас активно расследуются "пытки", "незаконные задержания" и "разбои", которые (по мнению – да хотя бы Геннадия Москаля) устраивали активистам "русской весны" "айдаровцы" и "торнадовцы", находясь в зоне АТО. Расстрел автобуса с бойцами "Правого сектора" - в трактовке Уголовного кодекса Украины - должен квалифицироваться как массовое убийство граждан. Почему же никто не озадачен поиском и наказанием виновных?.. Ничего не прощается "правосекам", которые наломали дров в Закарпатье, но террористам "ДНР", похоже, "простили" целый автобус...

Александр Пальгуев (Запорожье) - погиб в 21 год.

Суховому Сергею (из Запорожья) за несколько дней до гибели исполнилось 36.

Мартынов Александр из Днепропетровска погиб в 27 лет

Малолетний Александр из Днепропетровска - погиб в 34 года.

Мирошниченко Меруж из Запорожской области (справа - жена) - ему было 29 лет

Наши блоги